Коррупция

Как связаны Порошенко, Луценко и Рожкова с делом Платинум Банка

29 декабря 2016 | 19:40

В 1950—1960-х годах китайцы фиксировали над своей территорией полеты американских разведчиков? Они тут же посылали в адрес США «последнее предупреждение» — дескать, в следующий раз собьем. Но не сбивали, по понятным причинам. Американские разведчики прилетали снова, и все по новой. Так появился термин «последнее китайское предупреждение».

23 декабря истек срок очередного китайского предупреждения для Платинум Банка. До этого дня банк обязан был согласовать программу докапитализации.

Было это сделано? Нет. Но никаких санкций со стороны НБУ не последовало.

И вот, три события, датированные 28−29 декабря 2016 года.

Первое — официально стало известно, что размер «дыры» в капитале «Платинума» достиг 280 млн грн.

Второе. На своем сайте НБУ опубликовал очередное «последнее китайское предупреждение». На этот раз он перенес предупреждение для Платинума на срок до 1 января 2017 года.

А теперь — третье. Внимание — барабанная дробь… — Платинум Банк докапитализировался… на 120 млн грн!

Ладно уже, что докапитализация считается состоявшейся только тогда, когда ее официально утвердит НБУ. Но важно другое. «Дыра» осталась, и теперь составляет «всего» 160 млн грн.

А теперь чисто теоретически сравним две цифры.

С октября по декабрь «дыра» в капитале банка увеличилась с 16,5 до 280 млн грн — на 263,5 млн грн. А обратно влито — 120 млн.

На что намек? Никаких намеков! Чистая арифметика. Минус 280 плюс 120.

И еще — смотрите фото ниже. Платинум продолжает собирать депозиты населения по высоким ставкам.

Хотя банк с отрицательным капиталом, да еще и получивший рефинансирование, не имеет права это делать. НБУ по закону обязан был давно ограничить Платинум в привлечении депозитов. Чтобы тот не создавал дополнительных рисков своей деятельностью. И — правильно — чтобы даже не пытался вывести средства с депозитов на пополнение капитала.

А еще — банк с отрицательным капиталом не должен выдавать новые кредиты. А тут, как видим, не только сбор депозитов, но и предоставление кредитов происходит в рабочем порядке.

Скриншот с сайта "Платинум Банка". Сделан 29 декабря 2016 года
Скриншот с сайта "Платинум Банка". Сделан 29 декабря 2016 года

Хотя, может быть, кредиты выдают не работники Платинума, а эти милые пингвинчики?

И они же депозиты собирают?

Нужно внимательнее почитать текст договора. Вдруг действительно пингвинчики? Тогда закон руководители НБУ не нарушают.

Платинум Банк жалуется — мол, против него идет пиар-атака. Почти сочувствуем. Только знаете что?

Можем делать ставки. НБУ примет докапитализацию на 120 млн (то есть, согласится на сохранение дыры в 160 млн) — как пример хорошего поведения владельцев Платинума. Якобы они настроены продолжать капитализацию.

И банк с отрицательным капиталом (который должен быть ограничен в операциях по закону) продолжит собирать депозиты и выдавать кредиты.

А для виду: в начале следующего года НБУ сделает очередное, конечно же, самое «последнее китайское предупреждение».

Это наш национальный аттракцион — вроде «безвиза» с Европой, приватизации ОПЗ или уголовного дела по убийствам на Майдане. То, что давно должно произойти, но не случится никогда. Вещественное доказательство того, почему Украину нельзя брать в Европу.

Кто защищает Платинум Банк

Уже много месяцев, как Платинум должен быть ликвидирован. Он уже давно «живой труп», и нарушает все нормативы.

Об этом говорят документы внутренней переписки НБУ, которые мы публикуем ниже в этом тексте.

На 1 октября нынешнего года три банка имели отрицательное значение собственного капитала: банк «Траст» (минус 69 млн грн), Платинум Банк (минус 162,5 млн грн) и Артем-банк (минус 179,3 млн грн). При этом Артем-банк в середине ноября был отнесен к категории неплатежеспособных, та же судьба в начале декабря постигла банк «Траст».

Однако Платинум Банк продолжает работать вопреки любой логике. В жизнеспособном состоянии его держит руководство НБУ в лице зампреда Екатерины Рожковой и председателя Нацбанка Валерии Гонтаревой.

За их спинами маячат прекрасные силуэты генпрокурора Юрия Луценко, сын которого работает на владельца Платинума Бориса Кауфмана. А значит, не может быть никакого дела по факту злоупотреблений со стороны Рожковой, которая была в свое время председателем банка-мертвеца.

Александр Луценко, сын Генпрокурора
Александр Луценко, сын Генпрокурора

А еще Кауфман — приятель Петра Порошенко. А значит, трогать его нельзя даже несдержанной в ликвидации банков Валерии Гонтаревой. Так же, как нельзя ей трогать «обменки Турчинова», которые уже не первый год нелегально торгуют валютой в крупнейших городах Украины.

В копилку странностей вокруг Платинум Банка добавились еще несколько.

Во-первых, «дыра» в капитале банка увеличилась с 16,5 до 280 млн грн. Как именно увеличилась — просто отток или владелец вывел? Не знаем, НБУ прикрыл эту «дыру» странной формулировкой «негативный капитал вырос».

Представьте себе милицейскую сводку с места кражи. «Негативный запас товара на складе за ночь вырос…» Или новогодний смс матери семейства: «Негативный запас оливье увеличился на две миски».

Петр Порошенко и Юрий Луценко
Петр Порошенко и Юрий Луценко

Вот еще одна странность. Это уголовное дело, которое ведет МВД. Это все то же дело, по которому несколько месяцев назад проходил обыск в квартире Рожковой и офисе Кауфмана? И что? Правильно, ничего. Дело тормозится.

Самое нелепое, что может случиться с Платинум Банком сейчас — это признание его неплатежеспособным. Этого допустить никак нельзя.

Платинум должен жить как вечный символ позора нынешнего руководства НБУ. И — как вечный повод для блестящего расследования против нынешней власти.

Что мы знаем о деле Платинума

Купленный еще в 2013 году одесским бизнесменом Борисом Кауфманом, Платинум Банк все это время скрывал настоящего собственника.

Борис Кауфман
Борис Кауфман

Банк продолжает активно «пылесосить» депозиты населения под заоблачные проценты, в то время как даже юридически мощная компания «МТС» не может больше года получить свои деньги. Не выполняются банком и нормативы, но Нацбанк упорно закрывает на все это глаза.

«Решением проблем» Платинум Банка в НБУ занимается его бывший руководитель, а ныне «правая рука» Гонтаревой — Екатерина Рожкова. Обнародованная «прослушка» записей Рожковой только подтверждает этот факт.

Но далеко не всегда Платинум был символом коррупции и «договорняков» во власти.

В 2005 году он был создан как бизнес-проект на рынке потребительского кредитования. Учредителями выступили компания по управлению инвестициями Horizon Capital и Международный ипотечный банк.

Екатерина Рожкова
Екатерина Рожкова

Даже финансовый кризис не слишком сильно ударил по модели, которая ориентировалась на зарабатывание минимум 60% годовых на кредитах под покупку телефонов и стиральных машин.

Как Платинум превратился в «пылесос» для Кауфмана и Грановского

Хорошая модель привлекла к банку покупателей, которым нужен был источник больших дешевых денег для финансирования своего не вполне прозрачного бизнеса.

В 2012 году банк был выставлен на продажу, а в 2013-м на финучреждение нашлись покупатели. Ими стали одесские бизнесмены Борис Кауфман и Александр Грановский. К тому моменту они уже владели одесским Финбанком, рядом гостиниц, журналом «Фокус», судоходной компанией «Черномортехфлот» и компанией Odessa Airport Development (управляет одесским аэропортом).

Александр Грановский. Фото Трасса Е-95
Александр Грановский. Фото Трасса Е-95

А неофициально — это были бизнес-партнеры «Семьи» Виктора Януковича. В частности, благодаря этой дружбе Кауфман-Грановский контролировали компанию «Мегаполис» — оптового монополиста на рынке торговли сигаретами, а также Одесский аэропорт. Было еще много бизнес-проектов, к которым причисляли Кауфмана.

Нужно отметить важнейшую деталь. Ни Кауфман, ни Грановский до сих пор не являются официальными владельцами Платинума. Что бы там ни говорилось в сообщениях НБУ и пресс-релизах самого банка, эти люди никогда не ответят перед законом в случае банкротства банка.

И все же, есть один след, который может закончиться для компаньонов большими финансовыми проблемами. Имя этого следа — Екатерина Рожкова.

Если бы следственные органы довели до конца многочисленные зацепки — как минимум, дело о выводе рефинансирования и так называемые «пленки Рожковой» — то эта женщина вполне могла бы оказаться на скамье подсудимых. Не говоря уже о потере работы и крахе карьеры.

Следующий этап — она могла бы начать сотрудничать со следствием. И вот тогда могла бы рассказать, как именно Кауфман и Грановский имели отношение к банку-«дыре».

Именно поэтому сейчас на самом высоком уровне — президента и генпрокурора — заминаются именно дела Рожковой. Даже понятно, кто это делает. Нет дела Рожковой — нет дела Кауфмана.

Как зампред НБУ связана с делом Платинума

После смены владельца из Финбанка в Платинум была переведена Екатерина Рожкова. В набсовет Платинума были назначены экс-топ-менеджер компании «Аэросвит» Григорий Гуртовой и бизнес-партнер Валерии Гонтаревой, совладелец компании ICU Макар Пасенюк.

Макар Пасенюк
Макар Пасенюк

Как объяснил позже сам Гуртовой, Макар Пасенюк оказался в набсовете Платинума не случайно. Дело в том, что компания ICU занималась продажей банка. Пасенюк пробыл в набсовете финучреждения до 23 декабря 2014 года. Именно в этот день НБУ согласовал Гуртовому приобретение существенного участия в Платинуме. Согласование произошло на основании доверенности, которая действовала в течение одного года (до 20 декабря 2015-го).

Спустя три месяца, в марте 2015 года, был принят закон, требовавший раскрыть всех акционеров банков вплоть до последнего физлица. Закон устанавливал уголовную ответственность к владельцам и менеджменту банков за доведение до банкротства. Таким образом, Нацбанк помимо того, что разрешил банку «спрятаться» за номинальным владельцем, еще и предоставил акционерам Платинума годовую «индульгенцию» в случае, если бы он стал неплатежеспособным.

А причины для этого были. Для решения своих проблем банку постоянно приходилось прибегать к помощи Нацбанка. Еще в мае — июне 2014-го Нацбанк под руководством Степана Кубива выдал Платинам Банку стабкредиты на 400 млн грн. Формальное приведение в порядок структуры собственности позволило Платинуму взять у Нацбанка в марте 2015-го еще 240 млн грн.

Дело Рожковой и НБУ

Летом 2015 года Валерия Гонтарева взяла Рожкову на работу в Нацбанк руководить банковским надзором. Гонтареву не смутило, что во время нахождения Рожковой в Платинуме, руководство банка нанесло вред финучреждению на 1,1 млрд грн. По факту проведений этих фиктивных операций полицией проводится следствие.

Валерия Гонтарева
Валерия Гонтарева

Перейдя на работу в Нацбанк, Рожкова получила возможность напрямую «решать» проблемы Платинума. Обнародованные в СМИ телефонные разговоры это подтверждают. Так, Рожкова искала способ, как «родному» Платинуму не платить проценты по стабкредитам НБУ и снять с него статус «проблемного». Этот статус, как правило, накладывает ряд ограничений на деятельность банка и является предвестником другого статуса — «неплатежеспособного». Также у Платинума на тот момент были проблемы с невыполнением нормативов, некачественными залогами, несогласованной структурой собственности.

В одном из разговоров Рожкова сообщает о готовности НБУ внести изменения в инструкцию регулятора, чтобы утвердить Гуртового в качестве собственника Платинум Банка. Но окончательно узаконить Гуртового было не суждено. В феврале этого года он был задержан в Израиле из-за подозрений в финансовых махинациях. С того момента Платинум является единственным среди крупных банков, структура собственности которого имеет признаки непрозрачной. К слову, в этом году Нацбанк признал три банка неплатежеспособными из-за непрозрачной структуры собственности (Юнисон, Петрокоммерц-Украина и Смартбанк).

Ложь, большая ложь и НБУ

Неудобства, которые банк вынужден нести из-за «непрозрачности», было решено устранить через Кауфмана. В августе он заявил, что купит 75% акций банка и наконец-то узаконит себя владельцем. В октябре одесский олигарх был признан владельцем существенного участия Платинум Банка.

В интервью Realist’у экс-директор департамента регистрационных вопросов и лицензирования НБУ Александр Завадецкий рассказал истинный смысл этой комбинации. Признание владельцем — это пиар-процедура. Но с точки зрения закона, Кауфман по-прежнему не имеет к Платинуму ни малейшего отношения. Он ни за что не будет нести ответственности.

Остается непонятным, сможет ли попасть Кауфман под закон об ответственности владельцев банка в случае «падения» Платинума. Ведь тогда ниточки потянутся к Рожковой, а от нее — к Гонтаревой и собственно Кауфману.

К проблеме Платинума со структурой собственности в 2016 году добавилась еще одна — депозиты мобильного оператора «МТС» на 250 млн грн. В октябре — декабре 2014-го «МТС Украина» (Vodafone) разместил в Платинум Банке три депозита — на 100 млн грн, 70 млн грн и 80 млн грн. По истечении сроков договоров деньги не были возвращены. У «МТС» уже к тому моменту была история с зависшими в Дельта Банке 1,4 млрд грн. В связи с этим мобильный оператор решил не повторять своих ошибок и подал на Платинум Банк в суд. 24 декабря 2015 года Хозсуд Киева принял сторону мобильного оператора и обязал банк вернуть деньги.

Вместо выполнения своих прямых обязательств банк решил затянуть дело в судах. Сначала банк попросил суд об отсрочке выполнения решения суда до 31 октября 2016 года из-за непростого финансового положения. Однако 14 апреля суд обязал банк вернуть деньги до середины июля. Позже эта отсрочка была и вовсе отменена. В апелляции банку также не удалось ничего добиться, но 1 ноября Высший хозсуд практически поставил точку в этом деле. Было решено отменить решения судов предыдущих двух инстанций.

Параллельно в судах находится иск акционера банка PT Platinum Public, который требует признать договора с «МТС» недействительными. Согласно ст. 75 закона «О банках и банковской деятельности» одним из оснований, по которому НБУ обязан признать банк проблемным, определено, в частности, невыполнение требования вкладчика или другого кредитора, срок которого наступил 5 и более рабочих дней назад. Что тогда можно говорить о депозите, который не возвращается больше года?!

В этом споре также виднеется рука Нацбанка, с которым «МТС» судится. Компания потребовала от банковского регулятора признать Платинум «проблемным» банком, но в Нацбанке считают, что Платинуму этим не поможешь. «По логике, если МТС надо что-то вернуть, ему надо согласовать с банком график. Они же должны хотеть, чтобы банк продолжал нормально работать и возвращал им деньги? Потому что путь от проблемности до неплатежеспособности намного короче, чем от нормального режима до неплатежеспособности», — удивлялась искам «МТС» зампред Нацбанка Рожкова.

Вся эта судебная волокита происходит на фоне сумасшедшего прироста вкладов населения в банке. Только за 9 месяцев этого года приток средств физлиц в Платинуме составил порядка 1 млрд грн. По этому показателю банк стал 6-м, после банков из первой десятки. Причиной тому — нерыночные процентные ставки, обильная реклама и разветвленная региональная сеть.

Спрашивается, в чем роль Рожковой?

Для спасения банка в этом году НБУ утвердил трехлетнюю программу его финансового оздоровления. Она предусматривает увеличение капитала банка на 363 млн грн: с апреля по декабрь 2016-го за счет безвозвратной финпомощи банк ежемесячно должен получать по 27 млн грн. Кроме того, владельцы должны докапитализировать его еще на 120 млн грн в сентябре за счет допэмиссии. За счет оздоровления банк планирует получить в этом году прибыль в размере 99,9 млн грн, в 2017 году — 311,4 млн грн, за 1 полугодие 2018-го — 316,9 млн грн.

Регулятивный капитал банка на 1 октября должен составить 452,6 млн грн, его адекватность — 5,02%. Норматив в 10% планируется достичь к концу программы оздоровления: на 1 июля 2018 года Н2 должен составить 12,01%. Улучшение ликвидности банка в перспективе должно позволит погасить стабкредит Нацбанка.

Что мы видим по факту? На 1 октября 2016-го Платинум допустил минусовое значение по регулятивному капиталу 152,5 млн грн (вместо обещанных 5% и 452,6 млн грн), за 9 месяцев убыток банка составил 334 млн грн (по году обязан выйти в прибыль 100 млн грн). Объявленная в августе докапитализация на 120 млн грн до сих пор не проведена. Таким образом, выполнение программы финансового оздоровления банка под угрозой. Учитывая, что она рассчитана на три года, есть подозрение, что к Платинуму еще долго никто санкции применять не будет.

А на 1 декабря «дырка» выросла до 280 млн грн. Об этом официально сообщил первый зампред НБУ Яков Смолий.

На улице — 29 декабря. Ставшие регулярными «последние китайские предупреждения» по-прежнему звучат, но не работают.

Порошенко и Луценко продолжают прикрывать Кауфмана. Кауфман продолжает прикрывать Рожкову, а Рожкова — поддерживать иллюзию жизни в синюшном «трупе» Платинум Банка.