Мнение/Сергей Корсунский

Исторический 2017-й – предварительные итоги

12 декабря 2017 | 08:00

Легендарный президент США Джон Фицджеральд Кеннеди как-то сказал: «Во внутренней политике мы может лишь потерпеть поражение. Внешняя политика может нас уничтожить». 2017 год стал на редкость показательным с точки зрения этого, в принципе, спорного тезиса (внутренняя политика тоже может быть убийственной). Ровно 100 лет спустя после большевистского переворота 1917 года, определившего ход истории на столетие, человечество снова оказалось в гуще драматических событий, вполне способных оказать решающее воздействие на утопически светлое будущее.

Именно в уходящем году мир окончательно осознал, что глобализация достигла своей цели: государства и народы стали настолько близки, что начался обратный процесс — разъединения, который все увереннее называют предвестником нового мирового порядка. В каждой из основных тенденций 2017-го прослеживается не только тесная взаимосвязь внутренней и внешней политики, но и усиление тенденций популизма, национализма и изоляционизма, ранее явно маргинальных по сравнению с идеями построения «мира без границ». Вполне обоснованным будет выделить десять основных внешнеполитических линий, вдоль которых развивались события.

01

Прежде всего, это, конечно, вступление в должность нового президента США Дональда Трампа — бизнесмена, волею судеб ставшего политиком, эксцентричного и несдержанного, способного на эпатаж и импульсивные решения. С его избранием США не перестали быть супердержавой, однако их «повестка дня» резко сузилась в соответствии с провозглашенным Трампом принципом «Америка прежде всего». И если в экономике США, как это не удивительно, дела идут вполне прилично, то политическая жизнь Вашингтона теперь вращается вокруг двух основных точек притяжения — расследования специального прокурора Роберта Мюллера о связях команды предвыборного штаба Трампа с российскими агентами, и Конгресса США, где республиканцы тщатся протащить крайне контроверсионные законопроекты по медицинской реформе и реформе налогообложения. Оба закона вполне способны подорвать доверие избирателей, в результате чего республиканцы утратят контроль над Конгрессом уже в следующем ноябре.

02

Вакантное место США на мировой арене стремится занять Китай, вдруг оказавшийся на мировой арене без соперника. Си Цзяньпинь без колебаний решил воспользоваться открывшейся возможностью и развил необыкновенную активность по продвижению суперглобального проекта «Один пояс — один путь», простирающийся из глубин Азии до сердца Европы. Страны Центральной Европы и Украина также входят в зону интересов Китая, который, не стесняясь, заявляет о своих глобальных амбициях.

03

Как выяснилось, без Китая невозможно разрешить кризис вокруг Северной Кореи, которая в уходящем году заявила о создании полного цикла ракетно-ядерного оружия. США, Япония, Южная Корея, Китай и, к сожалению, Россия — вот круг стран, наиболее задействованных в поисках решения проблемы КНДР. Без сомнения, политика вокруг Ким Чен Ына будет оставаться одним из глобальных трендов.

04

На Ближнем Востоке произошла коренная трансформация баланса сил, отличительными чертами которой являются укрепление Ирана, некоторое улучшение ситуации в Сирии, резкое ухудшение положения Иракского Курдистана после противоречивого референдума о независимости, формирование эффективного альянса Турции и Ирана с Россией против интересов США и их союзников по антитеррористической коалиции, сближение Турции с Катаром против Саудовской Аравии, ОАЕ и Омана, наметившееся взаимопонимание Израиля и Саудовской Аравии на почве противостояния с Ираном. Признание Трампом Иерусалима столицей Израиля окончательно запутало ситуацию.

05

В уходящем году следует отметить беспрецедентную солидарность стран ОПЕК+ по ограничению добычи нефти, которая привела к повышению цен на нее, что, безусловно крайне выгодно России. Скорее всего, эта тенденция продолжится и в ближайшие шесть месяцев.

06

Популистам и политикам правого толка не удалось взять власть в ключевых странах Европы — Нидерландах, Франции и Германии. Однако выборы в Германии ослабили партию Меркель, и там пока правительство не сформировано. Попытки вмешательства России в выборы окончательно укрепили в европейских столицах понимание новой восточной угрозы.

07

В уходящем году реальностью стало серьезное сближение Турции и России, включая вопросы урегулирования конфликта в Сирии, реализации энергетических проектов («Турецкий поток» и атомная станция в Аккую), поставок систем противоракетной обороны С-400. Остается до конца неясным, насколько Турция действительно доверяет Путину, или нынешнее сближение — лишь часть турецкого плана по урегулированию серьезных экономических и внешнеполитических проблем страны.

08

Продолжение агрессии России против Украины, растущее понимание того, что действия РФ тотально разрушили систему международной безопасности, в том числе резко снизив доверие к международным договорам и организациям, включая Совет Безопасности ООН и ОБСЕ. Несмотря на некоторую «усталость» от проблем Украины, о которой говорят преимущественно в Европе, основные игроки не оставляют попыток найти выход из тупика, в котором все оказались по вине РФ.

09

Вступление в силу Соглашения об ассоциации Украины с ЕС и значительная либерализация визового режима возможно не стали глобальной тенденцией, однако для Украины играют огромную роль с точки зрения укрепления внешнеполитической поддержки. Свое слово сказал и Конгресс США, приняв беспрецедентный санкционный закон, вполне способный эффективно усиливать давление на Россию, которая все еще не собирается выполнять Минские соглашения.

10

Важной тенденцией стал значительный рост популизма, национализма и сепаратизма в Европе, реально способный нанести вред единству ЕС, негативно сказаться на европейской и евроатлантической интеграции Украины. Показательной является совершенно неадекватная реакция Венгрии на ст. 7 Закона Украины «Об образовании», которая уже привела к значительной напряженности в отношениях с рядом соседних стран. Следует ожидать, что воинственная риторика Будапешта смягчится после грядущих весной парламентских выборов.

И как будто бы всех упомянутых проблем было недостаточно, на прошедшей неделе произошли сразу три события, вполне достойные скрижалей истории. Это (в хронологическом порядке) решение Международного олимпийского комитета отстранить Россию от участия в зимней Олимпиаде, которая пройдет в Южной Корее в 2018 году (причиной послужило беспрецедентное раскрытие государственной программы олимпийских достижений с помощью запрещенных препаратов, которую применяли в РФ на правительственном уровне на протяжении многих лет), решение Трампа признать Иерусалим столицей Израиля и удивительный по конфронтационному наполнению первый за последние 65 лет визит президента Турции Эрдогана в Грецию, во время которого турецкий лидер сообщил о необходимости пересмотра Лозаннского договора 1923 года, которым после кровавой войны, в том числе между Турцией и Грецией, были определены нынешние границы стран (сам факт постановки вопроса в диалоге между двумя членами НАТО уже беспрецедентен).

Разумеется, среди этих недавних событий наиболее долговременные последствия повлечет за собой решение Дональда Трампа по поводу статуса Иерусалима. Дело заключается в следующем. Во время войны Израиля против Иордании в 1967 году Армия обороны Израиля, по израильской версии, освободила, по арабской — захватила Иерусалим, являющийся для иудеев не просто священным городом, но квинтэссенцией, центром и смыслом иудаизма. На протяжении тысячелетий на иудейские праздники по всему миру, где иудеи собирались на трапезу, произносился тост «В следующем году — в Иерусалиме». Это место, где на горе Мориа стоял Иерусалимский храм — обитель Бога с хранившимися там Ковчегом Завета, Скрижалями и Золотой Менорой. Говорят, что во время решительного боя возле нынешней Стены Плача израильские солдаты шли в атаку безоружными, поскольку нельзя было стрелять в сторону того, что осталось от стен Храма. Правда это или нет — не так важно, важнее то, что без Иерусалима нет Израиля, это готов подтвердить каждый гражданин этой страны.

10 июня 1967-го: израильские десантники достигли «Западной стены» (Стены Плача)
10 июня 1967-го: израильские десантники достигли «Западной стены» (Стены Плача)

Но так случилось, что этот город стал священным не только для иудеев, но и для христиан, и для мусульман. И если христианские святыни, расположенные в арабском квартале, общедоступны и, в принципе, не вызывают больше религиозных споров, то район мечети Аль-Акса, где находится камень, с которого пророк Мухаммед вознесся на небеса, является постоянным местом столкновений. Когда-то посещение этого места премьер-министром Израиля Ариэлем Шароном привело к палестинскому восстанию — интифаде. Израиль считает Иерусалим столицей, там расположены практически все министерства и ведомства, судебные инстанции, национальный банк и резиденция премьер-министра. Палестинцы считают как минимум Восточный Иерусалим, населенный преимущественно арабами, будущей столицей Палестинского государства (сейчас это Рамалла). Иностранные посольства, учитывая политические реалии, находятся в Тель-Авиве и вопрос о переносе их в Иерусалим как бы теоретический. Важно понимать: вопрос о статусе Иерусалима является центральным во всем процессе израильско-палестинского урегулирования. Все попытки США и других посредников (включая ЕС и Россию) помирить стороны заканчивались провалом, как только вопрос касался Иерусалима. Израильская сторона тут непреклонна, впрочем, как и арабская. Именно поэтому разрабатывались различные концепции будущего Священного Города — в частности, передать его под контроль ООН или разделить стеной как некогда Берлин и удовлетворить обе стороны (хотя это невозможно, поскольку сохранившиеся стены Храма и мечеть Аль-Акса находятся на одной и той же горе Мориа), но все они провалились. Именно поэтому решение Трампа является взрывоопасным — трудно вообразить, что арабский мир с ним согласится и, таким образом, в без того пылающий костер Ближнего Востока теперь подлили бензин. Одна из версий такого решения, по мнению экспертов — это попытка Трампа отвлечь внимание от расследования связей его избирательной команды с российскими агентами, другая — традиционная поддержка республиканцами Израиля (собственно, этот шаг соответствует предвыборным обещаниям Трампа). В любом случае следует признать — Дональд Трамп любит неординарные ходы, но этот шаг является венцом эпатажности.

Отметим, что следующий год не обещает быть легче. Одни выборы в России 18 марта чего стоят! В нынешней России, как никогда ранее, важно не то, как голосуют, а то, кто считает голоса. По меткому выражению одного аналитика, Россия — это не страна, которая имеет спецслужбы, а спецслужбы, которые имеют страну. И все же, пожелаем Путину разгромного поражения, и тогда есть надежда, что некоторые кривые линии мировой политики выровняются.