Группы смерти

Их зовут "киты". Как группы смерти убивают в Украине подростков. 18+

13 декабря 2016 | 17:00

«Они приходят, когда тебе плохо. Не ищи модераторов — сами тебя найдут», — пишет мне 16-летняя девушка из Мариуполя. Неделю назад с одной из городских высоток спрыгнула ее подруга. По версии следствия, 15-летняя Вилена покончила с собой из-за онлайн-квеста.

Весной этого года российская Новая газета опубликовала скандальный материал о группах смерти — сообществах в соцсетях, где собираются депрессивные подростки. Там молодых людей находят модераторы — за безликими, на первый взгляд, страницами во ВКонтакте, на самом деле прячутся маньяки, подталкивающие подростков к суицидам. По версии издания, из-за таких групп в РФ за полгода (с ноября 2015-го по апрель 2016-го) покончили с собой 130 детей.

Смерть 15-летней Вилены из Мариуполя — это первая официально зарегистрированная в Украине трагедия, произошедшая по вине тех самых групп смерти. Но на самом деле с жутким онлайн-квестом можно связать другие трагедии, произошедшие с украинскими подростками.

Realist провел собственное расследование и выяснил, как группы смерти действуют на украинских подростков и что делать, если ваш ребенок называет себя «кит».

Мне страшно. Вилена

Вилена шагнула с 13-го этажа мариупольской высотки 6 декабря. На свою страницу в соцсети ВКонтакте (с вымышленным именем) девушка заходила последний раз в этот же день. Одна из последних записей была сделана Виленой в 04:41 утра:

«Спасибо. Спасибо за то, что сначала сделал меня самым счастливым существом во вселенной, а потом опустил ниже Марианской впадины. Я не знаю, что с тобой произошло, но ты бросил меня. Как и все…».

По данным следствия, девушка росла в обычной семье и не была замечена в дурных компаниях. Вилена окончила девять классов одной из местных средних школ, потом поступила в индустриальный техникум.

Если не считать закрытости и юношеской отстраненности, Вилена была обычным подростком. Согласно предварительным заключениям Нацполиции, к суициду девушку подтолкнули группы смерти, модераторы которых давали ей убийственные задания. Перед смертью девочка писала, что ей страшно, но «квест должен быть пройден».

«Осматривая место трагедии, в личных вещах девушки правоохранители нашли блокнот с записями суицидального характера. В ходе опроса родителей и друзей погибшей было выяснено, что она была замкнутой и стеснительной девушкой, неоднократно высказывала намерения покончить жизнь самоубийством», — сказано в сообщении Нацполиции Донецкой области.

В Нацполиции области нам также сообщили, что проводят работу с так называемыми группами смерти — отслеживают модераторов и предотвращают трагедии с участием подростков.

Подростки

Realist отыскал в соцсетях страницу покойной девушки и заметил странное совпадение — суицидальные записи Вилены сразу после их публикации репостили пользователи с именами, вроде «Море китов» и «Тихий дом». Именно так в России назывались группы смерти, из-за которых, по данным Новой газеты, с ноября 2015-го по апрель 2016-го погибло 130 подростков. Сейчас страница Вилены, как и аккаунты тех, кто делал репосты ее предсмертных записей, неактивны.

Однако нам удалось поговорить с несколькими друзьями девушки: все они подтвердили, что Вилена была подписана на паблики с пропагандой суицида и говорила о том, что ее в этой жизни ничего не держит.

Одна из подруг девушки рассказала нам, что модераторы групп смерти находят подростков сами — добавляются в друзья только к тем, у кого по-настоящему депрессивные страницы, предлагают помочь, подробно рассказывают о «философии китов», а затем дают смертоносные задания, которые сами они называют квестом или игрой.

Практически в каждой из групп с пропагандой суицида под скрытыми именами сидят так называемые китобои. Эти люди маскируются под администраторов групп смерти и отговаривают подростков от последнего шага. Потенциальным жертвам они объясняют, что жизнь прекрасна и любую проблему можно решить мирным путем.

«Модераторы никогда не добавят в друзья кого-то неоднозначного. Чтобы тебя привлекли в игру, ты должен быть по-настоящему депрессивным. Первым заданием может быть подержать руку над свечой, а потом проколоть ожог, или вырезать что-то у себя на теле. После каждого выполненного задания ты получаешь новое задание, финал — суицид или квест не пройден», — рассказала нам подруга Вилены.

Тысячи «китов»

В Украине нет официальной статистики, говорящей, скольких подростков довели до самоубийства группы смерти. Но после суицида 15-летней Вилены из Мариуполя со страшными пабликами и «квестами» стали связывать многие трагедии.

Так, сейчас вся Украина разыскивает 18-летнюю Анастасию Игольник из Днепра. Вечером 3 декабря друг девушки проводил ее на маршрутку, Настя еще какое-то время была на связи, а потом пропала. Информацию о том, что девушка действительно была в маршрутном такси, подтвердил водитель, который видел Настю выходящей из автобуса на конечной остановке.

По словам мамы Анастасии Яны Игольник, в последнее время девушка была подавленной — запустила учебу, стала скрытной. После ее пропажи родители Игольник вскрыли ее ноутбук и увидели, что Настя состояла в пабликах в соцсети ВКонтакте, где проводилась агитация самоубийств. По словам мамы девушки, участники группы морально давили на Настю.

Realist отыскал в российской соцсети десятки закрытых и открытых групп, где собираются для общения депрессивные подростки. Во многих из них детей обещают «наставить на путь истинный», однако прямых призывов к суицидам нет.

Подростки из таких групп слушают депрессивную музыку и публикуют на своих страницах в соцсетях кровавые фотографии. Большинство из тех, кто активен в суицидальных пабликах, — это подростки из России. Вместе с тем, среди юзеров групп смерти есть и жители Украины.

До групп смерти

10 лет назад в соцсетях еще не было групп смерти, но в то время появилась такая субкультура, как эмо, главной сутью которой является максимальное проявление себя и собственного внутреннего мира (включая негативные эмоции), увлеченность одноименным стилем музыки и постхардкором, а также внешние проявления — косая длинная челка, пирсинг (в частности, плаги — тоннели без сквозного отверстия, которые вставляются в прокол большого размера на различных частях тела), розово-черная одежда, кеды и т. д.

Многие из нынешних участников групп смерти состоят в соцсетях в пабликах с названиями вроде «Верните мне мой 2007-й» и уверяют, что хотели бы оказаться в десятилетии назад, когда суицидальные наклонности считались частью субкультуры эмо.

На правах анонимности Realist`у о своем опыте рассказала 25-летняя киевлянка, которая еще 10 лет назад резала себя и переживала эмоциональное напряжение где-то так же, как делают сейчас «киты». Руки девушки «украшают» десятки шрамов, но спустя годы она признается, что не жалеет о своем трудном переходном возрасте.

«В 15 лет даже самые незначительные проблемы кажутся нерешаемыми. Я жила не в Киеве и была очень проблемным подростком — выпивала, курила, пробовала травку и общалась с ребятами из плохой компании. Мама сама растила нас с братом и сутками пропадала на работе. Это сейчас я понимаю, как сильно она старалась, чтобы мы оба получили, в итоге, высшее образование и обрели хорошие профессии. А тогда, 10 лет назад, было чувство неуслышанности и одиночества.

В мое время не было никаких «китов» и групп смерти. Все, что подростки делали с собой, было или реальным самовыражением, или навязыванием из субкультур. Это сейчас порезы на руках участники групп в соцсетях, вроде «море китов», называют селфхармом, что дословно означает «вредить себе». А 10 лет назад не было никаких названий — ты просто резал себя, подавляя в такой способ внутренние переживания.

Я резала руки из-за парня. Мне нравился мальчик из нашей компании, а я ему, как это обычно бывает в подростковых историях, не нравилась. Тогда не было даже мыслей о чем-то серьезном — банально хотелось обнять его и быть рядом.

Свою моральную боль от неразделенных чувств я подавляла физической болью от порезов: брала обычный кухонный нож и оставляла на себе рваные раны. Помогало ли мне это отвлечься? Я думаю, что, да, помогало. Считаю ли я это бредом? Да, конечно. Прошло время, мы выросли и сейчас понятно, как глупо было таким способом бороться со своими проблемами.

Думаю, этот материал прочтут как взрослые, так и подростки. И вот последним я хочу сказать: «Народ, поверьте, о вас гораздо больше будут говорить, если вы найдете в себе силы справиться с проблемами без селфхарма и прочей ерунды. Причинение боли, на самом деле, не помогает. Помогает тренировка сила воли и смелость говорить о своих проблемах».

Родителям. Имейте смелость

Психологи уверяют, что подростка, которым управляет модератор из групп смерти, далеко не всегда можно запросто вычислить — задания дают в строгой секретности, эмоциональные проявления подавленности и тревоги — это необязательно.

Как рассказала Realist’у психолог Алевтина Шевченко, если родитель заподозрил, что с ребенком происходит что-то неладное, то необязательно тут же тащить подростка к специалистам — папа и мама сами для начала могут обратиться к психологу, чтобы понять, как нужно вести беседу и на что обратить внимание.

«Методика квеста предполагает эмоциональное вовлечение, которое насаждается постепенно. Наша психика очень пластична и на многое способна. Это, в том числе, очевидно, когда подросток начинает выполнять чьи-то команды», — комментирует Шевченко.

На основании рекомендаций психолога Алевтины Шевченко Realist подготовил советы для родителей подростков, которые не хотят, чтобы их дети попали под дурное влияние соцсетей.

Будьте внимательными. Внимательными абсолютно ко всем проявлениям, но при этом не пытайтесь вторгнуться в личное пространство подростка. К сожалению, родители, задавая ребенку излишне тревожные вопросы, удовлетворяют себя и свою тревогу, а не проявляют заботу.

Научитесь коммуницировать. Научитесь задавать вопросы подростку так, чтобы он на них отвечал, а не просто вы задали вопрос и поставили галочку, а ребенок ответил вам что-то дежурное.

Не стесняйтесь. Никто не хочет рисковать доверием подростка, но если вы заметили неладное, то доверие, считайте, уже подорвано. Имейте смелость, если это действительно нужно, заходить в личное пространство ребенка, но делайте это безболезненно для него.

Сделайте жизнь подростка интересной. Это, на самом деле, нужно делать еще с детства, но начинать в целом никогда не поздно. Не насаживайте, а вовлекайте ребенка в то, что вызывает у него интерес. Подростку должно быть нескучно жить, потому что в нехорошие истории люди попадают, когда им скучно, когда по яркости эмоций «смертельный квест» перебивает остальную жизнь ребенка: было скучно-скучно, а потом — раз, и кто-то обращает на него внимание. Социальные сети покрывают какой-то из дефицитов ребенка: это может быть дефицит внимания от родителей и сверстников, например.

Признавайте и предотвращайте свои ошибки. 99% семей, переживших суицид ребенка, потом говорят, что у них все было хорошо, ничего из ряда вон выходящего не происходило. Такие родители слишком ослеплены потребностью хорошо выглядеть в обществе — они закрывают глаза на очевидные проблемы, а это делать никак нельзя.

Иллюстрация: Таша Шварц

Фото: vk.com