Северный поток-2

Почему никто не сможет остановить «Северный поток-2»

12 апреля 2018 | 09:00

С началом эксплуатации «Северного потока-2», которая планируется на 2020 год, украинская ГТС потеряет статус основного транзитера российского газа в Западную Европу. Эксперты отмечают, что из-за безответственности и несостоятельности нынешней власти распорядиться тем, что нам досталось от советского прошлого, нашей трубе уготована роль всего лишь резервной мощности. Впрочем, президент Украины назвал «Северный поток-2» политической взяткой за лояльность и попыткой навредить Украине, так как уверен, что модернизация украинских транзитных мощностей обошлась бы иностранным компаниям дешевле.

Тем не менее, Германия и ряд европейских стран, вопреки оценкам и призывам официальных лиц Украины, намерены в скором времени получать газ не из украинской, а из «собственной» трубы, проложенной по дну Балтийского моря. Разрешение на прокладку газопровода по своей территории дала Финляндия. И даже Еврокомиссия занимает более конструктивную позицию.

Realist решил выяснить, кто или что может остановить реализацию «Северного потока-2».

Петр Порошенко назвал «Северный поток-2» политической взяткой за лояльность и попыткой навредить Украине
Петр Порошенко назвал «Северный поток-2» политической взяткой за лояльность и попыткой навредить Украине

Работа над ошибками

Начало эксплуатации «Северного потока-2» приведет к потере Украиной основных объемов транзита российского газа. Газопровод будет проложен в обход не только Украины, но и Польши, Словакии, Венгрии, которые сейчас являются ключевыми точками маршрута поставки российского газа в Западную Европу.

По дну Балтийского моря газ из России будет следовать через морские границы с Финляндией и Швецией в Германию. Из Германии он станет поступать во Францию, Нидерланды и далее, в Восточную и Западную Европу. Таким образом, «Северный поток-2» станет реальной альтернативой украинскому маршруту.

В истории сотрудничества «Газпрома» со странами Евросоюза по строительству альтернативных маршрутов не все было гладко. В 2015 году Россия объявила о прекращении реализации проекта строительства газопровода через юг Европы. «Южный поток» встретился с таким количеством бюрократических препон со стороны Еврокомиссии, что его судьба была безнадежной. Украина, в свою очередь, вздохнула спокойно, так как работа «Южного потока» лишила бы украинскую трубу значительной части российского газа, который пошел бы по обходному маршруту в южные европейские регионы.

После неудачи с «Южным потоком» Россия перенастроила свою политику, и на южном направлении теперь формирует нового влиятельного транзитера российского газа — Турцию. «Турецкий поток», который в настоящее время прокладывает «Газпром» по дну Черного моря, станет для юга Европы альтернативным маршрутом получения российского газа и, вероятно, по более низким ценам, чем сейчас.

Подобная ситуация и с «Северным потоком». Основной бонус для Европы — в удешевлении стоимости транзита газа. Финансовый аналитик Виктор Суслов считает, что борьба с «Северным потоком-2» — это борьба против Германии.

«Мы знаем, что президент Украины прилагает большие усилия, чтобы остановить этот проект, и у него не получается. Не получается потому, что это проект не только „Газпрома“, но и Германии, европейских компаний, участвующих в его строительстве», — отметил Суслов в комментарии Realist’у.

«Раз это выгодно европейским странам, то они его будут реализовывать. Президенту Порошенко не удастся побороть Германию. „Газпром“ сделал ошибку, избрав по проекту „Южный поток“ основным партнером Болгарию, слабейшую страну ЕС. В Европе не захотели укрепления позиций Болгарии, и проект прикрыли. Зато появилась Турция, и „Турецкий поток“ успешно строится, поскольку это выгодно. В реализации „Северного потока-2“ главным партнером по проекту выступает Германия, имеющая политический вес в Европе и мире», — напомнил эксперт.

Финансовый аналитик, советник президента АУБ Алексей Кущ отметил, что для изменения ситуации свою позицию должна изменить Украина.

В существующей парадигме взаимоотношений вряд ли найдется страна, которая сможет остановить «Северный поток». Но в политике нет ничего невозможного. Дело в том, что Украина ничего не предлагает взамен. Вместо того, чтобы ездить и просить Германию прекратить строительство «Северного потока-2» (а роль просителя всегда неэффективна), мы должны были предложить создание глобального европейского газового хаба в Украине», — заявил аналитик в комментарии Realist’у.

Он также добавил, что в Украине создана мощная система транспортировки и хранения газа.

«Мы могли бы даже передать европейцам в управление ГТС, чтобы они самостоятельно вели дела с «Газпромом», — отметил Кущ. Для этого, по его словам, украинская власть должна была обеспечить прозрачное законодательство, регулирующее рынок газа, функционирование газового хаба, предоставляющее инвестиционные гарантии.

«Тогда никого не нужно было бы просить прекратить строительство „Северного потока-2“. Россия могла бы построить хоть пять „Северных потоков“, но с учетом специфики нашей газотранспортной системы, в том числе наличия мощнейших хранилищ газа, мы при создании эффективного трансевропейского газового хаба всегда выиграем конкурентную борьбу у любых „потоков“. Газовый хаб можно было бы передать в консорциум западным странам, лоббирующим „Северный поток-2“. Это абсолютно простой путь — как рыночными механизмами и методами перебить любые северные или южные потоки», — уверен Кущ.

Однако, добавил он, в украинской власти работает другая философия.

«Они хотят продолжать контролировать газотранспортную систему, извлекать из нее непрозрачными схемами колоссальные выгоды в размере миллиардов долларов, и при этом не подпускать к этой газотранспортной системе никого из цивилизованных операторов. И этим постоянно давить на болевые политические точки, заставлять Европу отказываться от строительства альтернативных газотранспортных путей», — констатировал эксперт.

Вместо того, чтобы просить Германию прекратить строительство «Северного потока-2», мы должны были предложить создание глобального европейского газового хаба в Украине
Вместо того, чтобы просить Германию прекратить строительство «Северного потока-2», мы должны были предложить создание глобального европейского газового хаба в Украине

История повторяется

«Северный поток» и сопротивление его строительству, которое демонстрирует США, один к одному повторяет ситуацию с заключением контракта «газ на трубы» в 1970 году между СССР и ФРГ. В рамках этого соглашения ФРГ поставила в Советский Союз трубы большого диаметра, необходимые для строительства газопровода Уренгой — Помары — Ужгород (часть этого газопровода по Украине в настоящее время является национальной газотранспортной системой) в обмен на поставки 3 млрд кубометров газа в Западную Германию.

«Северный поток» никто не может остановить, если не переходить к «запрещенным приемам». Что касается позиции США, то она была точно такой же в 1970 году, при подписании договора «газ в обмен на трубы» между ФРГ и СССР. Просто СМИ имели меньше доступа к процессу переговоров, и все происходило кулуарно. Сейчас мы видим этот процесс, но суть его не изменилась: Штаты категорически против, Германия категорически за", — напомнил эксперт по вопросам энергетики Валентин Землянский в комментарии Realist’у.

По его мнению, проблема позиции Украины состоит в том, что если мы хотим говорить об этом конструктивно, то нужно говорить языком экономики и компромиссов.

«Экономика — это ставки транзита, условия инвестирования, гарантии со стороны государства и т. д. Это сложный переговорный процесс, в котором должны участвовать не только представители „Нафтогаза України“, но и МИДа. Второй важный аспект: Украина должна дать сигнал по поводу урегулирования ситуации на востоке. Мы должны показать, что движемся в этом направлении, снижаем конфликтный потенциал и, соответственно, угрозы прекращения транзита по территории Украины. Это тоже учитывается», — подчеркнул Землянский.

Экономика или политика?

Критика президента Украины альтернативного украинскому газопровода строится на отсутствии экономически оправданной основы проекта. Однако, многие страны ЕС поддерживают совместный с «Газпромом» проект даже в период усиления санкций против российских компаний. 10 апреля состоялся телефонный разговор между президентом Р Ф Владимиром Путиным и канцлером ФРГ Ангелой Меркель, в котором подтверждены позиции стран по реализации «Северного потока».

Валентин Землянский отмечает, что с началом эксплуатации «Северного потока-2» Германия вместо Украины станет основным транзитером российского газа в Европу, и этот факт является ключевым в экономической составляющей проекта.

«Германия получит за транзит российского газа те деньги, которые сейчас получает Украина. Когда идет речь о «политическом» проекте газопровода, можно напомнить, что Германия получит возможность распределить прибыль за транзит и выступить поставщиком газа по всей Европе», — подчеркнул эксперт.

С этим согласен и Виктор Суслов: «Главная выгода для Германии — это удешевление транспортировки газа за счет более короткого маршрута. Для них исчезает проблема высокой транзитной платы и повышается надежность».

В то же время, аналитик не исключает, что США могут добиться прекращения эксплуатации «Северного потока-2», навязав Европе сжиженный газ, который будет поставляться из Америки.

«Польша уже построила в Свиноуйсьце терминал по приему сжиженного газа. США могла бы навязать Европе свой сжиженный газ, хоть он по цене в 2 раза дороже, чем у „Газпрома“. Украина может надеяться на усилия США, но США станут бороться за свои интересы, а не интересы Украины. В теме снабжения Европы газом Украина проигрывает во всех вариантах. Надо готовиться к тому, что после 2019 года транзита газа не будет, даже если не будет построен „Северный поток-2“. Если не будет построен газопровод, США переведут Европу на свой сланцевый газ, но Украина и здесь не получит сохранение статуса транзитера газа», — считает Суслов.

1 февраля 1970 года, город Эссен (Германия), конференц-зал отеля «Кайзерхоф». Подписание первого контракта на поставки природного газа из СССР в ФРГ в обмен на трубы
1 февраля 1970 года, город Эссен (Германия), конференц-зал отеля «Кайзерхоф». Подписание первого контракта на поставки природного газа из СССР в ФРГ в обмен на трубы

Альтернативная перспектива

С началом эксплуатации «Северного потока-2», которая планируется на 2020 год, украинская ГТС потеряет статус основного транзитера российского газа в Западную Европу. Нашей трубе уготована роль резервной мощности: транзит российского газа по украинской территории сохранится, но вот объемы этого транзита могут существенно снизиться.

Ангела Меркель после недавней встречи с Петром Порошенко заявила о необходимости сохранения украинского маршрута транспортировки российского газа в Европу. По ее словам, транзит через Украину остается важным и по политическим мотивам.

«Меркель не могла заявить, что Германия хочет лишить возможность Украину зарабатывать на транзите. Но ранее „Газпром“ подтверждал, что готов транспортировать через Украину до 15 млрд газа в год. Для Украины этот объем нерентабелен, и означает перевод в режим резервного газопровода. В Украине не видят надежного партнера по снабжению Европы газом», — отметил Виктор Суслов.

Эксперт напомнил о заявлениях и действиях праворадикалов, организовавших энергоблокаду Крыма и планировавших взорвать газопровод, чтобы заблокировать транзит российского газа по территории Украины. В начале года заместитель министра по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц Юрий Грымчак сообщил, что планы подорвать газопровод были в 2014—2015 годах.

Валентин Землянский отметил, что одним из факторов, вынуждающих ФРГ и другие страны Западной Европы искать альтернативные маршруты доставки газа, является политическая непредсказуемость, которая ярко проявилась во время «газовой войны» 2009 года: неожиданная остановка транзита подтолкнула к желанию создать резервные мощности передачи газа.

«Особенности украинской ГТС, ее уникальность по балансировке была 10 лет назад, однако за эти 10 лет Европа создала систему подземных газовых хранилищ. После 2009 года они активно работали в этом направлении. Балансирующие мощности украинской ГТС можно использовать, так ведь никто и не отказывается. Меркель сказала, что Украина должна участвовать в транзите российского газа, но вот объемы – это вопрос переговорного процесса двух хозяйствующих субъектов», — подчеркнул эксперт.

Однако от украинского маршрута никто не откажется, поскольку его функцией станет поддержка транзита в случае непредвиденных ситуаций с «Северным потоком».

«Обнуления транзита не будет. Будет сокращение объемов, но и они будут периодически возрастать. Прокачка газа через украинскую ГТС станет увеличиваться, если основной маршрут окажется на ремонте», — добавил Землянский.

В свою очередь, Алексей Кущ добавил, что Европу пугает полная неопределенность в развитии ситуации в Украине.

«Европа не так боится неопределенности со стороны России, как неопределенности в Украине. Она рассматривает украинский вариант транзита газа как достаточно неопределенный и рискованный. В Европе считают, что в нынешней ситуации в Украине есть элемент непредсказуемости. Никто не может сказать, кто придет к власти и как ГТС будет использоваться. Естественно, Германия условно пытается эту неопределенность поделить надвое путем строительства запасных транзитных маршрутов», — пояснил Кущ.

Строительство альтернативных украинского транзитному коридору маршрутов было в какой-то мере спровоцировано неконструктивной позицией самой Украины. Сначала была «газовая война», совпавшая с холодной погодой в Европе зимой 2009 года, затем — заявления о прекращении транзита российского газа путем подрыва газопровода. Эти заявления и действия не укрепляли, к сожалению, надежный имидж Украины как транзитера газа в Европу.

Обращение «Нафтогаза України» в Стокгольмский арбитраж с иском о пересмотре ставки транзита российского газа тоже сыграло не столько против «Газпрома», сколько против дальнейших перспектив транзита газа в Европу. Ведь требование повысить ставку ведет не к потерям газового монополиста, а к повышению конечной цены для потребителей. Даже с этой точки зрения Европе дешевле получать газ по альтернативным маршрутам, чем доплачивать за сохранение сверхприбылей «Нафтогаза».

Есть ли путь назад? Фрау Меркель дипломатично сказала: «Нет». «Северный поток-2» будет построен, а Украина сохранит статус транзитера российского газа, но вот объемы станут вопросом не политических, а экономических переговоров.