Экология

Днепр мелеет и меняет русло: чем это угрожает Киеву

24 сентября 2017 | 10:00

На этой неделе несколько природозащитных организаций устроили пресс-конференцию в столице с основным месседжем: «Днепр стонет, Днепр умирает». Экологи заявляют, что русло реки меняется из-за деятельности человека и уже, как минимум, угрожает опорам киевских мостов.

Realist решил разобраться, насколько серьезны угрозы.

Эстетика и польза

Русло реки меняется стремительно — по словам активистов, в столичной акватории насчитывается 56 мелей. И если ничего не предпринимать то через 3−5, максимум 8 лет, они станут островами, что чревато непоправимым.

Так, по мнению гидролога Виктора Вишневского, количество мелей, действительно, может расти:

— Ситуация с малыми реками, впадающими в Днепр, в последние годы просто катастрофическая. Они пересыхают. Соответственно, уменьшается водность, течение становится слабее. Зато лучше стали размножаться сине-зеленые водоросли, ускорилось зарастание отмелей и обмеление, — рассказывает Виктор Иванович.

Юрий Плигин, кандидат наук, старший научный сотрудник Института гидробиологии НАНУ, добавляет:

— Но увеличивающееся количество островов — это фантазии. Ничего нового я не вижу, — утверждает Юрий Васильевич. — Конечно, эстетически эти «заросли» выглядят не очень хорошо. Но зачем их чистить? Там на мелкой водичке рыба нерестится, причем такая «интеллигентная», как судак, лещ. Разговоры о том, что их срочно надо расчищать — эмоции.

Угроза для мостов и дамб

Оба ученых в один голос говорят, что потенциальную опасность несут не отмели, а неконтролируемая добыча песка.

— Нашим Институтом разведано колоссальное месторождение песка ниже Украинки. Ну, и работайте там земснарядами! Берите песок с Десны на здоровье! Там нет никаких капитальных сооружений. Нет, дно углубляют рядом с плотиной ГЭС, с Южным мостом. Да за такое судить надо, — возмущается Юрий Плигин.

— Но вы же понимаете, что работать земснарядами выгодно там, где стоит завод, где стоит техника. Лишние 5 км — лишние расходы на перевозку. Главный двигатель — прибыль, а не экология, — замечает Вишневский.

По словам рыбаков, глубина подводных котлованов за Южным мостом может быть и 30, и 40 м. И проблема в том, что со временем они начинают «мелеть».

 — Течение песка не такое уж маленькое — 20 см/сек. И, разумеется, он движется по течению, в сторону понижения. Он будет двигаться и двигаться, заполняя ямы, и такой процесс может подобраться к опорам мостов, — объясняет Плигин.

Вишневский дополняет его слова рассказом о том, что подобная проблема уже возникала в Киеве 70-х. Во время строительного бума песок брали прямо в городской черте, в результате под угрозой оказалась одна из опор пешеходного моста на Труханов остров, ее пришлось дополнительно укреплять.

«Общественный рэкет»

Важный аспект в этой истории не только ямы и мели, но и поднятый вокруг них информационный шум.

— Конечно, ничего хорошего в 40-метровых ямах у моста нет. Дноуглубление и расчистка русла необходимы. Но не в этом дело — тут явно заботой о природе не пахнет! Судя по личностям некоторых приглашенных «экологов» и «экспертов», одни хапуги с помощью псевдообщественности и журналистов выталкивают других хапуг с «жирного» места по добыче песка, — рассказывает Андрей Нелипа, президент ООО «Громада рыбалок Украины».

«Похожая ситуация и по застройкам, и по земле, и по рыбе… Шумихой пугают с целью поставить «своих» или обложить данью чужих и «доить» дальше. Общественный рэкет — это основной вид заработка аферистов-«общественников». Это также и мощный инструмент давления на органы власти. Чиновники их боятся и не хотят с ними конфликтовать, поскольку такие «ГО», особенно входящие в состав «общественных советов» при органах власти, могут и послать пасквили с жалобами на неугодных должностных лиц в КМУ или в АП, или в ВРУ. А там никто не будет разбираться, важнее, что «общественность жалуется!», — добавляет он.

Эксперт отмечает, что это еще и прибыльный бизнес. «Членство в некоторых контролируемых аферистами „общественных советах“ продают по $ 1000 за место. Махинаторы имеют долю от предприятий, чью незаконную деятельность прикрывают в статусе „общественности“. Еще они неплохо зарабатывают на „решалове“: кадровые вопросы, согласования, разрешения нужным людям и т. д. Ведь если чиновники не будут „помогать“ — аферисты включат „черный“ пиар и заблокируют работу», — утверждает Нелипа.

Но нельзя говорить, что проблема только в «общественниках».

«У нас можно купить мнение профессоров, докторов наук. Например, люди обосновывают строительство мини-ГЭС на малых реках Карпат. И общественники — это не так уж плохо. Они что-то, да делают, — считает Сергей Межжерин, профессор Института зоологии им. И. Шмальгаузена НАН Украины. — Плюрализм — это всегда хорошо, а коррупционность рядов „общественников“ не ниже и не выше, чем у ученых. Проблема в том, что по-настоящему мы займемся экологией только тогда, когда новости о политике уйдут на второй план. Но, боюсь, что будет уже поздно. Ситуация с нашими реками все хуже и хуже, им остается лет 20, максимум — 100. И для их восстановления нужны очень большое желание и средства».

Фото автора