Дискриминация в Украине

Дискриминация женщин в Украине: низкие зарплаты, незащищенность и домашнее насилие

06 марта 2018 | 08:55

В 2017 году впервые за всю историю подсчета ежегодно публикуемый Всемирным экономическим форумом индекс гендерного разрыва ухудшился — 68% против 68,3% в 2016 году. Показатели равенства снизились во всех четырех основных областях — образовании, здравоохранении и выживании, экономике и карьере, а также политических правах. Как отмечают аналитики, при текущих темпах для устранения неравенства между мужчинами и женщинами потребуется 100 лет. Что касается экономической сферы, то на это уйдет 217 лет.

Сегодня ни одной стране не удалось достичь полного равенства между полами. Максимально близко к этому подошли Исландия, Норвегия, Финляндия, Руанда и Швеция. Украина в рейтинге — 62-я. Для сравнения: ближайшие ее соседи, Беларусь и Молдова, находятся на 26-й и 30-й позициях соответственно.

Как отмечают в Amnesty International, «гендерное неравенство остается в каждом обществе, несмотря на определенный прогресс. Женщины и девушки продолжают испытывать дискриминацию по признаку пола и множественные нарушения прав человека». В то же время в ООН заявляют, что «нет ни одного региона, страны или культуры, в которой бы женщины не подвергались насилию». При этом, согласно многочисленным отчетам различных мониторинговых организаций, сокращение неравенства между полами происходит слишком медленно.

Разница в зарплатах

В это сложно поверить, но в Украине до декабря прошлого года все еще существовал запрет доступа женщинам к 458 профессиям. Дело не только в том, что женщинам нельзя было управлять поездом или самолетом, быть плотником или слесарем, и таким образом ограничивалась ее возможность заработка. Дело в том, что фактически ее лишали возможности самореализации и приравнивали к лицу, неспособному принять самостоятельное решение в выборе профессии.

При этом «женским делом» в Украине остается забота о детях: именно женщины уходят в длительный декрет и берут отпуск, когда ребенок болеет. «Например, вопрос отсутствия мест в детских садах — это тоже дискриминация женщин. Очень часто они не могут выйти на работу и вынуждены увольняться, потому что местные органы не могут обеспечить места в детских садах», — говорит представитель Женского консорциума Украины Оксана Москаленко.

Фактически то время, которое мужчины посвящают саморазвитию или отдыху, женщины тратят на досуг ребенка и неоплачиваемый домашний труд. В среднем, согласно исследованию Всемирного экономического форума, женщины работают на 50 минут в день дольше, чем мужчины. При этом неоплачиваемый женский труд достигает 5 часов в день, в то время как мужской — всего полтора часа.

Согласно данным Государственной службы статистики, в среднем в 2017 году украинские женщины получали на 23% зарплату ниже, чем мужчины, при равных навыках и должностях. Согласно другим исследованиям, картина еще хуже: на позициях менеджеров среднего звена разница между «мужскими» и «женскими» зарплатами может достигать 35%, топ-менеджеров — до 42%. И это совершенно не соответствует принципу «равной оплаты за труд равной ценности». При этом вопрос разницы зарплат или не признается, или ставится под сомнение, или замалчивается, отмечают эксперты.

При этом наиболее незащищенными от гендерного неравенства являются женщины, проживающие в сельской местности. «Сельские женщины часто не имеют работы. Сегодня работодатели хотят больше прибыли — и берут на работу в первую очередь мужчин. Если же нанимают женщину, ей платят около 60−70% от суммы, которую получал бы мужчина. Неравенство все-таки было и остается», — говорит председатель Союза сельских женщин Украины Галина Скарга.

Кроме того, по сельским женщинам в первую очередь бьют все проводимые сегодня в Украине реформы: образовательная, медицинская, пенсионная. В то время, как большинство трудоустроенных мужчин имеют автомобиль и средства, чтобы при необходимости добраться в райцентр — в больницу либо учебное заведение, женщины более ограничены в возможностях. Кроме того, без наличия стабильного официального заработка сельские женщины лишены и возможности получать достойную пенсию.

Если говорить об участии женщин в политической жизни страны, то сегодня впервые в истории Украины в руководстве Верховной Рады находятся сразу две женщины, а шесть комитетов возглавляют женщины-депутаты. Однако в целом их доля в парламенте составляет всего 12,3% - и это самый высокий показатель за всю историю независимости. В среднем в Европе статистика также неудовлетворительная, однако все же почти в 2 раза лучше украинской — 23,4%.

Эксперты отмечают положительные изменения на местном уровне, связанные с процессами децентрализации. «Например, Ассоциация городов Украины уже не один раз проводила конкурсы по гендерно ориентированным проектам, внедряется гендерное бюджетирование на местах, идет активное сотрудничество с местными органами власти. Но в то же время мы должны говорить, что не все местные органы власти готовы к таким проектам, не все органы исполнительной власти понимают, что такое гендерная политика», — говорит директор Центра «Развитие демократии» Элла Ламах. И отмечает: важно не только то, что делается на национальном уровне — каждый человек живет в конкретном населенном пункте, на конкретной улице и в конкретной квартире.

Вопрос домашнего насилия

Согласно статистике, в Украине ежегодно в полицию обращается около 120 тыс. жертв домашнего насилия. В большинстве случаев дело заканчивается составлением административного протокола. Досудебное расследование случаев домашнего насилия проводится лишь по чуть более 4% поступивших в полицию заявлений. Судьба практически трети заявлений вообще остается неизвестной. 92% зафиксированных фактов насилия — в отношении женщин. И это лишь часть картины.

Реальность гораздо страшнее. Согласно статистике 2014−2017 годов, на самом деле от домашнего насилия в Украине ежегодно страдают порядка 2 млн человек — то есть в полицию обращается только около 5% пострадавших. При этом 55−59% правоохранителей считают большинство сообщений о домашнем насилии неправдивыми, 38% судей и 39% прокуроров считают домашнее насилие «домашними делами», а 10−12% правоохранителей считает его… допустимым. Что касается сексуального насилия, статистика еще печальнее: 58−62% правоохранителей считают часть жертв виноватыми в изнасиловании, а из 1049 дел об изнасиловании только 61 насильник был признан виновным.

Особенно незащищенными в этом плане являются все те же сельские женщины. «В селах до сих пор очень распространено насилие в семье. Я знаю женщину, которая каждый день, возвращаясь домой, думала, где ей сегодня придется ночевать. Муж избивал и ее, и детей. В каждом селе у нас есть такие истории, когда мужья издеваются над женами», — рассказывает председатель Союза сельских женщин Украины Галина Скарга.

В декабре Верховная Рада приняла два законопроекта о предотвращении домашнего насилия и защите потерпевших. Впервые в Украине ввели уголовную ответственность за домашнее насилие, а также предусмотрели более жесткое наказание и позволили полиции контролировать поведение нарушителя, чтобы в дальнейшем насилие не повторилось. Правда, попутно депутаты решили избавиться от слов «гендер», «гендерные стереотипы», «гендерно обусловленное насилие», без которого документ лишен смысла и может стать серьезным препятствием для ратификации Стамбульской конвенции, направленной на предотвращение насилия в отношении женщин.

Все производные от слова «гендер» из текста исчезли под давлением со стороны Совета Церквей, который активно выступает против ратификации конвенции. Церковники считают, что Стамбульская конвенция поставит под угрозу «традиционную» украинскую семью, поскольку является инструментом для популяризации однополых отношений.

«Многие закрываются ширмой, что у нас есть традиционные семейные ценности. 21-й век, общество развивается! Появляются новые социальные группы — вдовы с детьми. Они попадают под определение традиционной семьи? Мы часто слышим заявления против гендерной политики, потому что „мы за традиционную семью“. В то же время много женщин, самостоятельно воспитывающих детей, много мужчин, уклоняющихся от ответственности», — говорит директор Центра «Развитие демократии» Элла Ламах.

Что касается многомиллионной секс-индустрии, украинское законодательство преследует только самих вовлеченных в проституцию, большинство из которых — женщины. Клиенты этих женщин при этом никакой ответственности не несут. И это при том, что, согласно статистике, 31% задействованных в проституции женщин — несовершеннолетние.

Гендерные стереотипы

«Стереотипы — очень глубинное и непростое явление, которое сложно искоренить только законодательными инициативами. И необходимо подходить к этой проблеме с двух точек зрения: разработать комплексную государственную стратегию и выработать нетрадиционные подходы, которые бы помогали в борьбе с этим явлением», — говорит председатель ОО «Лига защиты прав женщин «Гармония равных» Александра Голуб.

Уничижительно и оскорбительно высказываться в отношении женщин позволяют себе и первые лица государства. Так, Антон Геращенко может позволить себе посоветовать женщине «заняться своей личной жизнью и рожать, а не заниматься политикой», а бывший глава Закарпатья Владимир Чубирко — заявить, что он, конечно, чрезвычайно рад, что существует гендерная политика, «но женщин нужно использовать там, где они дадут максимальный эффект. Руководить мужчинами — думаю, наш менталитет не готов к этому».

Вопиющим сексизмом наполнен и рекламный сектор. По мнению многих специалистов отрасли, обнаженное женское тело и откровенный сексуальный подтекст способны продать любой товар — от стройматериалов до продуктов питания. «За 4 месяца мы отправили 240 жалоб на рекламу — и это только за четыре месяца», — отмечает Александра Голуб.

При этом такого рода реклама не ограничена по возрасту для просмотра, что формирует у детей и подростков соответствующее отношение к женщине. Кроме того, все это в совокупности с прочими гендерными стереотипами очень сильно влияет на уровень насилия в отношении женщин и нарушение их прав в различных сферах жизни.

Кроме того, гендерные стереотипы часто встречаются и в детских книгах, более того — учебниках и пособиях, одобренных Министерством образования и науки Украины. «До того, как женщина вырастет и будет думать, обратиться ли за помощью, отстаивать ли свои права, ее система образования уже загонит в узкий коридор для девочек и расскажет, чего ей хотеть, чего не хотеть, что для нее, что не для нее», — говорит эксперт Гендерного информационно-аналитического центра «КРОНА» Елена Малахова.

После принятия реформы образования все стандарты новой украинской школы и школьные программы проходят антидискриминационную экспертизу. Точно так же под антидискриминационную экспертизу попадают все проекты учебников, которые ежегодно подаются на конкурс в министерство и потом печатаются за государственные деньги. Что касается распределения на трудовом обучении, уже подписан отменяющий его приказ министерства. Однако эксперты подчеркивают: важно не то, что происходит в министерстве, а то, что происходит в школах. А там еще есть, над чем работать.

Что касается дошкольных учреждений, то там ситуация несколько хуже. «Все проблемы начинаются в детском саду. Мы провели антидискриминационную проверку существующих программ, чтобы внести в них правки. Но поняли, что лучше попросту написать новые программы», — рассказывает Елена Малахова.

Также эксперт отмечает, что хотя на правительственном комитете и была согласована концепция внедрения гендерного компонента в образование, ее осуществление пока затормозилось. В том числе из-за все тех же религиозных организаций, опасающихся за сохранность «традиционной семьи».

«У нас есть еще и антигендерные движения. В первую очередь это организации, которые позиционируют себя как общественные, но в то же время управляются религиозными общинами. Они как раз и мешают прогрессивным идеям быть воплощенными в жизнь — как на национальном уровне, так и на местном. Мы видим, что нужно предоставлять информацию о необходимости гендерной концепции, но в то же время не видим желания ее получать», — резюмирует директор Центра «Развитие демократии».