Аннексия Крыма

«Чужой земли не отдадим ни пяди»: как россияне воспринимают «Крымнаш» пять лет спустя

18 марта 2019 | 08:00

Главный предвыборный лозунг Петра Порошенко — «Армія! Мова! Віра «- в шутку превратили в «армовир». У Владимира Путина тоже есть свой «армовир», и уже довольно давно. У него это называется «Крымнаш». 18 марта, к годовщине «референдума» о присоединении украинской автономии в России, Путин собрался посетить аннексированный полуостров. А одна из старейших российских социологических компаний ФОМ (ранее — Фонд «Общественное мнение») провела соцопрос об отношении россиян к первому в новейшей российской истории факту оккупации их родиной части другой страны.

Результаты оказались далеко не сенсационными. Но познавательными. Нет, россияне крайне далеки от раскаяния в грехах Кремля — но все же недаром российские теленовости, например, этого опроса практически «не заметили».

Итак, первое: 49% опрошенных считают захвата Крыма «безусловно позитивным» для России фактом. Это в общем столько же, как и два года назад. В то же время статистически значимо уменьшилось количество тех, кто воспринимает аннексию как «скорее положительное» событие. При этом диаграмма ФОП показывает: ровно настолько же выросло количество тех, кто затрудняется с ответом.

Эти данные подтверждаются ответами на другой вопрос — как респонденты восприняли аннексию в те дни, когда она, собственно, и происходила? И в 2017, и в 2019 годах 52% опрошенных уверяют, что очень положительно. А вот о своем «скорее положительном» отношение два года назад говорили 30%, а сейчас — 27%. И аккурат ровно на три процентных пункта за эти два года выросло количество россиян, которые не могут вспомнить своей первой реакции. Или почему-то не хотят.

При этом есть очень интересный нюанс: россияне думают, что за прошедшие годы мнение их соотечественников об аннексии скорее улучшилось, чем ухудшилось. Точнее, 28% уверены, что тех, кто стал думать о тогдашних событиях лучше — больше. И только 13% считают наоборот. Хотя, как показывают приведенные выше цифры, правы как раз эти 13%, а не те 28%.

То есть россияне стали относиться к «Крымнашу» хуже — но думают, что стали относиться лучше. Парадокса здесь нет. Так бывает, например, если в подобном убеждает государственная пропаганда.

Правда, есть важное условие: сама тема не должна входить в перечень важнейших для респондентов тем. Невозможно убедить человека, что все вокруг хорошо думают, например, о подорожании продуктов. А вот о Крыме — можно. В данном опросе этот аспект прямо не затрагивается, но по некоторым вопросам можно убедиться: россияне в принципе не очень-то задумываются, зачем забирали Крым и что хорошего это им дало.

Так, 39% опрошенных считают, что захват Крыма «в конечном счете» принес России пользу. Только 7% - что вред. А еще, опять-таки, 39% - что одновременно и вред, и пользу. При этом очень показательно разделение по возрасту. Как и следовало ожидать, молодежь относится к аннексии относительно критично, а с наибольшим восторгом ее воспринимают старшие.

Но важнее другое. Социологи задали дополнительные вопросы тем, кто уверен или в хороших, или в плохих последствиях аннексии для России. И вот что оказалось. Более 60% россиян считают, что «присоединение» Крыма никак не отразилось на их жизнях. По 14% полагают, что улучшило или ухудшило. Но из этих 14% практически никто ничего сказать по существу не может!

Первое место среди «положительных» результатов аннексии, например, занимает «облегчение» поездок в Крым. Но тяжеловато всерьез относиться к таким, например, аргументам опрошенных (а социологи приводят некоторые из этих аргументов), как «безвизовые поездки» — ведь поездки в Украину для россиян и были безвизовыми. И даже до сих пор такими остаются.

Просто «радость за крымчан» или «геополитическую гордость» испытывают вообще только по 1 — 2% опрошенных.

Возможно, все дело в том, что на большинство жителей России аннексия не повлияла (ну, то есть они так думают) — но зато стало хорошо крымчанам? Рядовые россияне, в принципе, с этим согласны. Но опять-таки понятия не имеют, почему.

Так, аж 54% респондентов уверены, что после аннексии жизни крымчан «значительно изменилась». Еще 10% полагают, что изменилась незначительно. Но при этом 30% затруднились с ответом. Это много, особенно если учесть, сколько говорят на эту тему российские медиа (конечно, в сугубо позитивном ключе).

Более того: как и в случае осмысления (точнее, не осмысления) последствий аннексии для всей России, среди россиян нет ясности по поводу этих последствий и для крымчан. Лишь 23% заявили социологам, что жизнь в Крыму «в целом изменилось к лучшему», и это — внимание — 23% не от всех опрошенных, а от тех 64%, которые вообще заметили какие-то изменения. То есть в реальности речь идет только приблизительно о каждом седьмом.

Конкретных же положительных изменений для жителей полуострова россияне практически не замечают. Всего по 4% назвали таковыми строительство дорог и развитие экономики полуострова, и в частности туризма. 5% - «стабильность» и отсутствие войны. 7% - рост пенсий и зарплат. Очевидно, повышение соцвыплат нивелируется ростом расценок и цен. Ну, а миф о кровожадных бандеровцах, которые непременно приехали бы истреблять крымчан, воспринимается именно как миф.

В заключение нужно отметить еще вот что. В целом опрошенные россияне достаточно адекватно воспринимают те последствия аннексии, которые касаются России как государства. Об этом социологи ФОМ спросили отдельно. Данные таковы. Во-первых, 46% опрошенных считают, что захват Крыма «скорее отрицательно» повлиял на международное положение России, тогда как «скорее положительным» его считают 26%. Два года назад эти цифры составляли 42% и 34% соответственно.

Во-вторых, россияне не видят большого позитива от аннексии и для российской экономики. Сейчас выгоду в этом находят 28% респондентов (два года назад — 31%). В то же время отрицательная оценка преобладает у 14%, тогда как два года назад таких было несколько больше — 16%. Чуть больше трети (35% сейчас, 37% в 2017-м) считают, что позитива и негатива поровну. А что возросло существенно, так это количество тех, кто не знает, что и сказать: до 23% с 16%.

Подытожим. Через пять лет после оккупации Крыма Россией россияне относятся к этому в целом положительно. Хотя неполных две трети — это все-таки не то чтобы совсем «всенародный одобрямс». При этом количество фанатов «Крымнаша» медленно уменьшается, не в последнюю очередь из-за возрастного показателя. Однако перетекание происходит не от «за» к «против», а от «за!» к «черт его знает».

И самое главное — россияне в массе своей не имеют рациональных аргументов в поддержку собственного мнения о якобы благе от аннексии Крыма. Но это не мешает им считать ее благом — даже несмотря на осознание вполне конкретных негативных последствий. А такие иррациональные позиции поколебать непросто. Даже если кто-то в России вдруг проникся бы такой задачей — а как показывает опрос, пока заниматься этим там некому.