Саммит США-КНДР

Чувствительный саммит в Ханое: возможен ли компромисс между США и Северной Кореей

28 февраля 2019 | 08:00

Сегодня завершается двухдневный саммит между лидерами Соединенных Штатов и Северной Кореи в столице Вьетнама Ханое. Начали свою встречу президент Дональд Трамп и председатель КНДР Ким Чен Ын с официального обеда, на который СМИ не все аккредитованные журналисты были допущены. Как объяснила пресс-секретарь Белого дома Сарра Сандерс, из-за чувствительности встречи. Сам факт встречи на высшем уровне — еще и второй — уже переломное событие: исторический конфликт в отношениях между двумя странами получает серьезный шанс как-то разрешиться. Трамп и Ын проводят ряд встреч (тет-а-тет и с участием членов делегаций), хотя о повестке саммита известно мало. Для Вашингтона центральный вопрос — ядерное разоружение Корейского полуострова. Пхеньян рассматривает его только как ответный шаг на признание КНДР и снятие санкций. Если США не уступят и продолжат требовать сначала полного ядерного разоружения КНДР, на что корейская сторона не согласится, то и второй саммит тоже закончится лишь констатацией позиций сторон.

Заявить не значит сделать

Первая в истории встреча лидеров США и КНДР 12 июня прошлого года в Сингапуре показала, что стороны только засвидетельствовали готовность к переговорам для нормализации отношений. Тогда Вашингтон заявил, что для него главная цель — ядерное разоружение КНДР. А Пхеньян четко дал понять, что в ответ хочет получить гарантии своей безопасности и снятия санкций. Исходя из заявленных намерений, стороны сделали первый шаг: КНДР заявила о возможности ядерного разоружения, а США гарантировали личную безопасность северокорейскому лидеру Ким Чен Ыну.

В Сингапуре Трамп и Ким подписали декларацию. В ней говорится: «КНДР обязуется работать на достижение полной денуклеаризации Корейского полуострова». Но конкретики по срокам ядерного разоружения нет. Однако первый американо-северокорейский Саммит помог снизить историческую напряженность между двумя государствами.

За время после Сингапурского саммита состоялось несколько визитов и встреч представителей США и КНДР разного уровня. Когда стало очевидным, что эти переговоры зашли в тупик, и эксперты не могут договорится о дальнейших шагах для нормализации отношений, Ким Чен Ын в сентябре 2018 года направил Дональду Трампу письмо с предложением о новой встрече, чтобы вдвоем согласовать ключевые вопросы и дать экспертам отправные точки для переговоров.

Сами завели себя в тупик

Пхеньян заявляет, что готов демонтировать два ядерных завода по производству оружейного плутония, если Вашингтон снимет часть санкций. Также по просьбе Госсекретаря Майкла Помпео руководство КНДР согласилось создать рабочую группу по денуклеаризации. Тем не менее, переговорный процесс затормозился. Не помогло и назначение Белым домом своего Спецпосланника по Северной Корее Стивена Бигэна. Ни он, ни другие американские представители, так и не провели ни одной встречи.

Паузу в диалоге снова прервал Ким Чен Ын. Накануне Нового года он заявил: «Мы не намерены упорно держаться за прошлое в отношениях с Соединенными Штатами, и готовы поставить на нем точку и перейти к новой эпохе». И добавил, что готов встретиться с Трампом «в любое время». И уже 17 января в Вашингтон прибыл спецпосланник КНДР Ким Эн Холь, чтобы согласовать с американской стороной проведение второй двусторонней встречи на высшем уровне в Ханое 27−28 февраля.

Стороны так и не прояснили свои позиции даже на последней встрече переговорщиков перед самим саммитом в Ханое 6−8 февраля в Пхеньяне. По ее завершению американская делегация во главе со Стивеном Бигэном повторила о необходимости сближения позиций Вашингтона и Пхеньяна по денуклеаризации КНДР для мирного процесса на Корейском полуострове.

Обе стороны сами завели переговоры в тупик. На прошлой неделе директор Национальной разведки США Дэн Коутс заявил в Конгрессе, что видео со спутников показывает, что уже после июньского саммита в Сингапуре в 2018 году Северная Корея продолжает производить ядерные материалы на своих военных заводах.

Американская настойчивость

Вашингтон требует от Пхеньяна полной инвентаризации ядерного потенциала, а также настаивает на том, чтобы корейская сторона сделала «необратимые шаги» в ядерном разоружении. После этого США рассмотрят возможность снятия санкций и подписания мирного договора.

Пхеньян предлагает сначала заключить мирный договор, в котором итогом завершения войны на Корейском полуострове станет признание государства КНДР. И только тогда приступать к поэтапному ядерному разоружению с параллельным снятием санкций против КНДР.

Инициативы Пхеньяна о мирном договоре поддержал президент Южной Кореи Мун Чжэ Ин. По его мнению, Вашингтону следует подписать его в качестве жеста, гарантирующего безопасность КНДР. А Пхеньян своей подписью подтвердит обязательство отказаться от разработок ядерного оружия и производства баллистических ракет.

США всячески уклоняются даже от обсуждения возможности подписания мирного договора, опасаясь, что после этого северокорейская сторона потребует вывода из Южной Кореи 40 тыс. американских военных. Но этого американцы сделать не могут, потому что тогда нарушат свои обязательства перед Сеулом об обеспечении безопасности Южной Кореи.

Министерство финансов США наложило новые санкции на еще трех членов высшего руководства КНДР. Среди них — ключевой министр государственной безопасности Чон Ген Тхэка. Также на днях в санкционный список были включены несколько сингапурских компаний за нарушение эмбарго на поставки нефтепродуктов в Северную Корею. «Администрация Трампа не хочет повторять ошибки предшественников, которые доверяли Пхеньяну и шли на уступки», — заявил вице-президент Майк Пенс.

Президент Трамп, похоже, убежден, что его политика сдерживает ядерные амбиции Пхеньяна. «Наши заложники вернулись домой, испытания ядерного оружия прекратились и уже 15 месяцев нет ракетных запусков. Если бы я не был избран президентом США, то, на мой взгляд, сейчас у нас была бы большая война с КНДР», — заявил он.

Пхеньян не оставляет без ответа американские угрозы и уже заявил, что ядерное разоружение возможно только после вывода американских стратегических вооружений из Юго-Восточной Азии, в частности с острова Гуам, где базируются самолеты — носители ядерного оружия и подводные лодки типа «Лос-Анджелес» с ядерными боеголовками на борту. Эта техника участвует в совместных учениях с Японией и Южной Кореей.

Пока длились безрезультатные переговоры с США руководство Северной Кореи провело ряд переговоров с Китаем, пытаясь таким образом хотя бы морально усилить свои позиции для переговоров. 7−10 января Ким Чен Ын посетил Пекин, во время которого обсуждались вопросы двустороннего сотрудничества.

Американский специалист по Корее Роберт Келли в журнале The National Interest перечисляет шаги навстречу, которые могли бы сделать США: увеличить гуманитарную помощь, ослабить санкции, выборочно остановить некоторые военные учения. Против уступок выступают демократы. Их представитель в Сенате Чак Шумер уже раскритиковал Трампа за то, что тот «поощряет диктатора».

Без смягчения позиции США саммит в Ханое по факту завершится ничем — какие бы ободряющие заявления не делал президент Трамп. Стороны разойдутся, оставшись на прежних позициях. Вашингтон настаивает на ядерном разоружении КНДР, а Пхеньян — на снятии санкций и мирном договоре.

Вопрос власти — для обоих

Эксперты так и не пришли к единому мнению о действительных целях сторон накануне саммита США и КНДР в Ханое. У каждой свои цели — равноценные по масштабу и важности.

Вашингтону, в первую очередь, нужно хотя бы одну страну, обладающую ядерным оружием, «поставить на рельсы» ядерного разоружения. Ведь ракеты с ядерными боеголовками Ирана, Индии, КНДР и Пакистана опровергают целесообразность заявленного выхода США из договора о ликвидации ракет средней и малой дальности (ДРСМД), подписанного в 1987 году между тогда СССР и США. Кроме того, для эскалации торговой войны с Китаем и повышения своей значимости в Азии американцам нужно установить влияние на верного китайского союзника — КНДР.

Пхеньян же, судя по информации о не прекращении производства ядерного оружия, мало беспокоят новые санкции США, которые к тому же Китай постоянно нарушает, поставляя нефтепродукты Северной Кореи. А у КНДР за время после Корейской войны выработался (не без «помощи США») четкий антиамериканский иммунитет. Генералитету страны куда важнее представлять США в образе вероломного врага, чем надежного партнера.

Ким Чен Ыну необходимо понимать, что ждет его, если, идя навстречу желанию США, он попытается освободиться от безоговорочной поддержки Китая. Выживет ли основа северокорейского режима — коммунистическая идеология — при слиянии с Южной Кореей в перспективе?

А Дональду Трампу потребуется терпение, чтобы убедить «друга Кима». В Америке приближаются президентские выборы, и Трампу необходима знаковая внешнеполитическое победа за период его первой каденции. Южная Корея, чтобы поощрить 45 президента США продолжать усилия для снятия напряжения на Корейском полуострове, предложила выдвинуть его кандидатом на Нобелевскую премию мира. В любом случае сам факт саммита в Ханое уже продвигает установление более мирной ситуации на Корейском полуострове.