Нефть

Черное золото Коломойского

21 ноября 2016 | 15:19

В реестре судебных решений можно найти документы, как минимум, по трем делам о растрате структурами Игоря Коломойского бюджетных средств.

Самое громкое — производства по растрате Приватбанком средств рефинанса на сумму 19 млрд грн.

Второе по масштабности — о завладении средствами «Укрнафты» на сумму 11 млрд грн.

Недавно стало известно о третьем деле. В процесс включилось Национальное антикоррупционное бюро. В сентябре оно открыло дело против компаний, связанных с владельцами Приватбанка. Их подозревают в завладении нефтью на сумму почти 8 млрд грн.

Realist разбирался в сути нового дела и выяснял, как это повлияет на группу «Приват».


Матчасть


В крупнейшем в стране нефте- и газодобывающем предприятии «Укрнафта» 50% акций плюс еще одна принадлежит государству (НАК «Нафтогаз України»), 42% - структурам группы «Приват» Игоря Коломойского и Геннадия Боголюбова.

Остальная доля предприятия принадлежит компаниям-миноритариям с кипрской пропиской, которые подконтрольны этим же днепровским олигархам.

Согласно старой корпоративной структуре, для принятия важных решений необходим кворум. Он считается достигнутым, если в голосовании участвуют 60% присутствующих акционеров. Эта установка, которая появилась не без участия экс-премьера Юлии Тимошенко, позволяла Коломойскому блокировать любое неугодное решение.

Но после изменений, утвержденных новым составом парламента с подачи депутата Сергея Лещенко, кворум сократился до 50%. Что, впрочем, не мешает днепровскому олигарху продолжать управлять компанией так, как нужно ему, хоть технически слегка усложняет процесс принятия нужных решений.

Основные деньги государство как основной (но не управляющий) акционер теряет на уровне оперативного управления «Укрнафтой». Система контрактов, движение потоков и товаров выстроены так, что возможная прибыль компании размывается между многочисленными структурами.

В последнее время в СМИ регулярно пишут о сложном финансовом положении «Укрнафты», а ее акционеры то и дело вспоминаются в уголовных делах. Следует понимать, что такая убыточность — искусственно созданное явление.

Создавать ее Коломойскому помогает то, что группа «Приват» также контролирует нефтеперерабатывающие предприятия «Галичина» и «Укртатнафта». Нефть из «Укрнафты» прямиком уходит на эти компании, причем подчас с явным «минусом» для самой «Укрнафты».

Все три нефтяные украинские гиганты упоминаются в производстве ведомства Артема Сытника.


Выведенный рефинанс и пропавшая нефть


Дело Генпрокуратуры по выводу рефинанса из Приватбанка Realist освещал в предыдущих материалах. По мнению следствия, Приватбанк выдал кредиты своим подконтрольным предприятиям под залог прав на товар. Эти предприятия, в свою очередь, заключили сомнительные договора с шестью предприятиями-нерезидентами со 100% предоплаты за получение некоего товара. Товара, естественно, никто не получил. Но и деньги уже покинули пределы Украины, причем в виде валюты, а не гривны.

Схема вывода средств, по информации следствия
Схема вывода средств, по информации следствия

По сути, банк Коломойского обвиняют в том, что деньги рефинансирования, которые должны были пойти на выплаты вкладчикам, просто вывели за границу.
В самом финучреждении отрицают даже саму возможность вывода средств рефинанса, а обвинение ГПУ называют «безграмотным». Последнее заседание по данному производству состоялось в прошлом месяце.

Второе производство, которое ведет следственное управление финрасследований Государственной фискальной службы вместе с ГПУ, судя по всему, «заглохло». Оно касается завладения средствами «Укрнафты» на сумму более 11 млрд грн. Суть схемы заключается в том, что «Укрнафта» продала нефть пяти предприятиям, но деньги за это не получила. Сама логика схемы удивительно похожа на действия по выводу рефинансирования.

Следует признать, что группа «Приват» умеет «топить» в судах любые угрозы в свой адрес. Даже если обвинения выглядят бесспорно и очевидно.

Последние постановления по этому делу в реестре — это отказы суда в доступе к документации фигурирующих в деле предприятий. Они все датированы 6 мая 2016 года. Следствие утверждало, что эти предприятия проводили сомнительные операции и при составлении налоговой отчетности касательно отношений с «Укрнафтой» использовали документы, не соответствующие действительности.

Позиция государства в этой ситуации очень напоминает откровенное подыгрывание Коломойскому. Так, в подтверждение своих обвинений следователь не предоставил ничего, кроме выдержки из Единого реестра досудебных расследований (ЕРДР) по этому же делу, рапорта на имя заместителя генпрокурора и распечатки статьи с «Экономической правды». Собственно, поэтому и получил отказ в суде.

Судя по всему, с тех пор следователи больше не поднимали вопрос по «Укрнафте». Это само по себе удивительно. Что касается самих предприятий, об этом речь пойдет в следующих разделах.


НАБУ тоже в деле


Те же предприятия, которые фигурировали в производстве ГФС, упоминаются и в новом деле НАБУ.

Это «Галнафта», «Техтрейд Груп», «Гарант-УТН», «ТД Прикарпаттянафтотрейд» и «Котлас».

По информации СМИ, эти фирмы связаны с группой «Приват» Игоря Коломойского и Геннадия Боголюбова.

Следователи недавно созданного антикоррупционного ведомства установили, что сотрудники этих предприятий вступили в сговор с должностными лицами «Укрнафты», НПК «Галичина» и «Укртатнафты» и завладели нефтью на сумму 7, 745 млрд грн. Нефть эта принадлежала «Укрнафте».

Сразу после подписания договоров купли-продажи подконтрольные «Привату» компании попросили об отсрочке. А это, по мнению детективов, и стало одной из причин формирования дебиторской задолженности «Укрнафты».

При этом, нефти эти пять предприятий купили на сумму почти 12 млрд грн. Но, судя по фабуле уголовного производства, каждое из них все же заплатило небольшую сумму за товар, что сократило обьем задолженности к показателю — около 8 млрд грн. Что все еще является немаленькой суммой для госпредприятия.

Стоит отметить, что госпредприятие через Хозяйственный суд пыталось обязать вернуть задолженность, но подставные фирмы начали обжаловать выигрышные для «Укрнафты» решения суда.

Что же означает открытие дела Национальным антикоррупционным бюро (НАБУ)? Говорит ли это о том, что Коломойскому стоит серьезно опасаться?

В делах фискальной службы и Генпрокуратуры сложно было говорить о выигрышном для государства сценарии. По факту дела были открыты, но действующая власть, лояльная к днипровскому олигарху, не дала бы им ходу.

С НАБУ ситуация обстоит несколько иначе, ведь не ясно, чей интерес стоит за возбуждением очередного производства.

По словам наших источников в Верховной Раде, Бюро лишь отчасти подчинено президенту, который покровительствует Коломойскому. В другой же своей части оно якобы получает указания напрямую от представителей американского лобби в Украине, а те настроены на решительные и жесткие действия по выявлению и пресечению коррупции и крупных схем. Успешный запуск е-декларирования — одно из проявлений этого процесса.

И в деле ГФС, и в деле НАБУ речь идет о периоде с марта по октябрь 2015 года. Но только в материалах ведомства Артема Сытника конкретно указывается, что в это время проходили антиконкурентные аукционы, в результате которых нефть оказалась во владении подконтрольных «Привату» предприятий.

Это ключевой момент, о котором участники нефтяного рынка говорят уже давно. Но по странной причине правоохранительные органы «не замечали» откровенной продажи нефти по бросовым ценам с убытком для «Укрнафты».


Старая схема


Вышеописанный алгоритм действий по выводу нефти, а значит и денег за нее, работает очень давно. Аукционы по продаже «черного золота» были внедрены еще в 2000 году вице-премьером Юлией Тимошенко во имя избежания коррупции.

Однако, поскольку речь идет о миллиардах гривен, они со временем превратились в формальность и стали еще одной ступенькой в коррупционной схеме по грабительству госпредприятий, в нашем случае «Укрнафты». Ее использовала и условная «команда Сергея Курченко» и, судя по всему, ею не брезгуют нынешние олигархи.

Аукцион, о котором вспоминается в уголовном производстве НАБУ, проводила Украинская межбанковская валютная биржа.

Еще летом 2014 года ГПУ открыла производство по факту сговора акционеров «Укрнафты» и УМВБ. Они реализовали 314 тыс. тонн сырой нефти по стартовой цене без учета НДС, в результате чего «Укрнафта» недополучила более 640 млн грн.

На тот момент проводилось досудебное расследование. Спустя два года в реестре судебных решений Realist’у не удалось найти ничего по данному делу.

Судя по всему, оно так и не было передано в суд. Что само по себе может говорить о лояльности власти, даже в нарушение закона.

Также летом 2015 года, как раз тогда, когда предприятия, близкие к группе «Приват» скупали нефть по стартовой цене, СБУ инициировала проверку Антимонопольным комитетом деятельности биржи. Нашел ли что-то АМКУ конкретно по этому делу, неизвестно, однако осенью биржа была оштрафована и лишена лицензии (которую, впрочем, вскоре восстановила через суд).

По словам наших источников, УМВБ не является структурой Коломойского. По их мнению, биржа вполне могла просто зарабатывать с правильной организации аукционов.

Кстати, за основателями УМВБ стоит ряд владельцев с Кипра или Белиза. Формально, привлечь их к ответственности за возможный сговор невозможно.


И о предприятиях


Пять предприятий — «Галнафта», «Техтрейд Груп», «Гарант-УТН», «ТД Прикарпаттянафтотрейд» и «Котлас» — были в разное время зарегистрированы в городе Харьков.

Примечательно, что в конце сентября этого года, чуть позже, чем было открыто производство НАБУ, началась ликвидация первого в списке предприятия — «Галнафты». Оффшоры, которые числятся среди его основателей, контролируются Игорем Коломойским и Геннадием Боголюбовым.

Аналогичная ситуация и с учредителями «Котласа», однако это предприятие, согласно данным ЕДР, пока что работает.

В остальных трех фирмах столь очевидную связь с днепровскими олигархами проследить сложнее. Тем не менее, все они фигурировали в деле по выводу 1,8 млрд из Приватбанка еще в 2014 году.


Борьба за влияние


Судя по всему, группа «Приват» еще этим летом весьма спокойно себя чувствовала. Подконтрольные ей кипрские оффшоры-миноритарии «Укрнафты» даже подали на государство Украина в суд.

Цена иска — $ 4,67 млрд (более 120 млрд грн). Эти компании — Littop Enterprises Limited, Dridgemоnt Ventures Limited и Bordo Management Limited — получили решение в свою пользу в суде Стокгольма, после чего направили требование в украинский Минюст.

Примечательно, что как раз в этом документе оффшоры впервые признали, что подконтрольны гражданину Украины, Израиля и Кипра Игорю Коломойскому и гражданину Геннадию Боголюбову.

Какая же причина для иска? Кипрские компании не устраивает то, что новое руководство «Укрнафты» пытается (и судя по наличии иска успешно) уменьшить влияние днепровских олигархов на предприятие. Официальные причины расписаны в 10 пунктах.

Но уже в конце сентября, спустя неделю после открытия дела НАБУ, был запущен процесс ликвидации «Галнафты» — первого из пяти фигурирующих в производстве предприятий.

Два года расследований Генпрокуратуры и фискалов не сподвигло группу «Приват» закрыть ни одно юрлицо. А здесь — явная динамика. Впрочем, такой шаг указывает на то, что «Галнафта» практически при любом сценарии не вернет деньги за нефть государственной «Укрнафте», а именно 1,34 млрд грн.

В самом же НАБУ Realist’а заверили, что верят в силу закона: «Работа продолжается, ведется расследование, верим в то, что закон победит». В ведомстве при этом уточнили, что сообщения о подозрении пока что никому вручено не было.

Realist также спросил экспертов о перспективах уголовного производства по незаконному завладению нефтью. Наши собеседники уверены в том, что финансово-промышленной группе «Приват» опасаться в этом плане нечего.

По мнению эксперта в сфере топлива и энергетики Геннадия Рябцева, дело НАБУ, как и дела Генпрокуратуры, не являются производствами конкретно против группы «Приват».

Это дело не против Укрнафты или группы «Приват». Это дело против государственных чиновников, которые позволили частному бизнесу реализовать свои интересы в ущерб государственным. Поэтому и финансово-промышленной группе «Приват» опасаться нечего.

Геннадий Рябцев  

По словам Рябцева, закрытие предприятия, которое в аккурат совпало с началом досудебного расследования НАБУ, является такой себе «традицией» ротации юридических лиц, которой часто пользуются Коломойский с Боголюбовым.

«Такая ротация усложняет действия фискальных служб, действия правоохранительных органов. Хотя она ни в одной букве или запятой не противоречит закону. Любой гражданин имеет право открыть и закрыть предприятие тогда, когда он считает нужным. Явных нарушений в деятельности нет. Возможно, не соблюдается дух закона, но букву закона юристы ФПП „Приват“ соблюдают», — считает он.

Тезис о том, что Коломойскому опасаться нечего, поддерживает и глава набсовета Института энергетических стратегий Юрий Корольчук.

Ему не стоит боятся и он не будет этого делать из-за своего ментального портрета бизнесмена и политика. То, что НАБУ занимается этим делом, дает основания думать, что расследование действительно будет проведено. Но я сомневаюсь, что кто-то понесет ответственность.

Юрий Корольчук  

Он также заметил, что даже если суд обяжет все компании вернуть деньги за полученную нефть, «Укрнафта» в связи с девальвацией гривны все равно получит убытки.

По словам Корольчука, у НАБУ действительно есть основания расследовать эти схемы, но все правоохранительные ведомства в подобных делах пытаются выполнить скорее политическое задание, чем найти виновных.

«Абсурдно говорить о том, что Коломойский может понести ответственность. Он владеет частью „Укрнафты“. Доказать какие-то связи с предприятиями возможно, но это суды уровня Стокгольма», — уверен Корольчук.

Он также не исключает, что дело НАБУ связано с некоторыми политическими процессами в Украине. Например, с попыткой Коломойского сформировать большее представление своих интересов в Верховной Раде, повлиять на переформатирование коалиции и ситуации вокруг депутатских групп «Відродження» и «Воля народа».


Чтобы узнать, как обстоят дела в самой «Укрнафте», проводится ли там служебное расследование, Realist направил запрос, но ответа не получил. Мы также пытались связаться с Игорем Коломойским, чтобы узнать его позицию касательно дела НАБУ, но тоже безуспешно.