Руанда

Африканский Сингапур: как у Руанды получилось стать «экономическим тигром» Черного континента

07 февраля 2018 | 09:18

Пережив чудовищный геноцид, крошечная страна на востоке Африканского континента сумела в короткие сроки провести впечатляющие реформы, построив эффективные государственные институции, искоренив коррупцию и демонстрируя поистине фантастические темпы экономического развития.

Исторически сложилось, что большая часть Африки южнее Сахары представляет собой зону настоящей социальной катастрофы. Фантастическая нищета, тотальное невежество, сумасшедшая коррупция, повсеместное несоблюдение законов, ужасная экология, перманентная клановая и племенная вражда давным-давно стали визитными карточками Черного континента. Добавим сюда же инфраструктурный коллапс, практически полное отсутствие нормальной медицины и образования. «Вишенкой на торте» являются специфические, скажем так, религиозные культы, а также — практикуемый в ряде регионов каннибализм. Именно здесь из числа пламенных борцов с колониализмом вышли жуткие диктаторы-людоеды: император Жан Бокасса I — в Центральноафриканской Республике или Иди Амин — в Уганде. А уж просто некомпетентных и коррумпированных лидеров, умудрившихся в кратчайшие сроки опустить свои страны из первого мира в третий — и вовсе не счесть. Один из самых ярких примеров — недавно отстраненный руководитель Зимбабве Роберт Мугабе.

Тем ярче выглядят немногочисленные обратные примеры, когда политическая воля и эффективное управление позволяют достичь успеха в самых неблагоприятных условиях. Наверное, наиболее наглядный из таковых случаев — история реформирования маленькой восточно-африканской страны Руанда.

Крупнейший геноцид нашего времени

Впервые о Руанде широкая общественность услышала в 1994 году. Тогда военная хунта устроила этнические чистки народности тутси, быстро переросшие в чудовищный геноцид, по темпам превышавший истребление людей нацистами и красными кхмерами.

Еще с доколониальных времен на территории нынешней Руанды совместно проживали пришедшие с юга оседлые земледельцы хуту, принадлежащие к народам банту, и относящиеся к группе нилотских народов кочевники-скотоводы тутси. Хотя последних было всего около 20%, именно воинственные и организованные тутси заняли доминирующее положение, фактически сформировав управленческую и военную элиту.

Колонизировавшие регион в конце XIX века европейцы формально уравняли представителей обеих народностей — для немцев и бельгийцев и тутси, и хуту были, что называется, «на одно лицо». Однако де-факто главенствующее положение осталось за тутси, и именно их колонизаторы в основном назначали на мелкие административные должности.

Военная хунта устроила этнические чистки народности тутси, быстро переросшие в чудовищный геноцид
Военная хунта устроила этнические чистки народности тутси, быстро переросшие в чудовищный геноцид

В 1962 году страна получила независимость. Демократические выборы привели к безраздельному господству составляющих абсолютное большинство хуту. Которые в лучших африканских традициях тут же принялись мстить тутси за старые обиды. Политика неприкрытой дискриминации привела к бегству десятков тысяч тутси за границу. В 1990-м беженцы сформировали в соседней Уганде вооруженную организацию «Руандийский патриотический фронт» (РПФ), начавшую партизанскую войну против правящего режима. В ответ радикально настроенные лидеры хуту приняли решение просто физически уничтожить всех тутси.

В начале апреля 1994 года военные сбили самолет, на борту которого находился президент страны Жювеналь Хабиаримана. Власть в Руанде захватила вооруженная хунта, призвавшая солдат, полицейских и националистические формирования истреблять как тутси, так и умеренных хуту. Всего за сто дней геноцида, с 6 апреля по 18 июля, были убиты до одного миллиона человек — примерно одна шестая часть населения страны.

Известный факт — палачи, истребляющие женщин и детей, всегда неэффективны против вооруженного противника. К июлю того же года силы РПФ, перейдя в наступление, захватили почти всю территорию страны. Хунта и ее пособники бежали. Победители сформировали коалиционное правительство. Формальным президентом стал Пастёр Бизимунгу — этнический хуту. Однако вся реальная власть в стране сосредоточилась в руках министра обороны, лидера РПФ Поля Кагаме. В 2000 году Кагаме отстранил президента от власти, взяв на себя полномочия главы государства. С этого момента и началась история успеха этой страны.

Всего за сто дней геноцида, с 6 апреля по 18 июля, были убиты до одного миллиона человек – примерно одна шестая часть населения страны
Всего за сто дней геноцида, с 6 апреля по 18 июля, были убиты до одного миллиона человек – примерно одна шестая часть населения страны

Реформы с сингапурским лицом

Страстно желая превратить постгеноцидную Руанду во что-нибудь приличное, поклонник отца-основателя Сингапура Ли Куан Ю Поль Кагаме взял на вооружение рецепты знаменитого реформатора.

Была начата тотальная борьба с коррупцией. Чиновничий аппарат радикально сокращен, а зарплаты тех, кто остался, теперь напрямую зависят от результатов их работы. Правоохранительные органы были полностью обновлены: старые — ликвидированы, а новые — созданы по западным «лекалам» с привлечением западных же специалистов. Та же участь постигла и судебную систему. Была объявлена политика нулевой толерантности к преступности — теперь за малейшее правонарушение «светит» серьезный тюремный срок.

Результаты не заставили себя долго ждать. Во-первых, Страна тысячи холмов, как называют Руанду, стала фантастически безопасным местом. Путешественники отмечают, что по любым, даже самым нищим районам столицы страны Кигали можно гулять с дорогой фототехникой в любое время дня и ночи, безо всякого риска быть ограбленным. Что касается успехов в преодолении коррупции, то в публикуемом организацией Transparency International Индексе глобального восприятия коррупции Руанда оказалась на весьма неплохом 50-м месте, обойдя целый ряд государств ЕС (наша страна, для сравнения, занимает 131-ю позицию).

Другим совершенно нехарактерным для Африки пунктом, поражающим туристов, является идеальная чистота.

Серьезные штрафы за каждую брошенную мимо урны бумажку, а также слаженная работа коммунальных служб сотворили настоящее чудо: улицы Кигали и других городов выглядят практически стерильными и дадут фору ряду городов Европы (Киеву — так точно), а уж о Черном континенте и говорить нечего.

Проведена беспрецедентная либерализация экономики — ликвидировано подавляющее большинство разрешений, проверок и инспекций, сокращены налоги, упрощена регистрация бизнеса. В итоге в рейтинге Всемирного банка Doing Business страна заняла 41-е место, оказавшись впереди всего континента и опередив ряд европейских стран. Причем по легкости получения кредита Руанда находится на шестом, а по легкости регистрации собственности — на втором (!) месте на планете, уступив пальму первенства лишь Новой Зеландии. Индекс экономической свободы, составляемый авторитетным аналитическим центром Heritage Foundation, ставит страну на 39-е место. Для сравнения: бурно развивающиеся Польша и Венгрия занимают в этом рейтинге 45-е и 55-е места соответственно, а Украина снова оказалась в конце списка — на 150-й позиции, «уютно» расположившись между Камеруном и Афганистаном.

Правительство горячо приветствует иностранные инвестиции и буквально сдувает пылинки с желающих вложить в страну свои деньги. И инвесторы, после некоторого раздумья, пришли. Прежде всего, новыми бизнес-возможностями заинтересовались крупные производители кофе: холмистый рельеф и высокогорный климат страны идеальны для выращивания этого растения. Западные инвестиции и передовые технологии сделали свое дело: доход от продажи кофе сейчас составляет 65% всего экспорта.

В 2000 году Кагаме отстранил президента от власти, взяв на себя полномочия главы государства
В 2000 году Кагаме отстранил президента от власти, взяв на себя полномочия главы государства

Следом пришли зарубежные ритейлеры и девелоперы. В Кигали открываются офисы транснациональных корпораций и филиалы иностранных банков, супермаркеты мировых розничных сетей. Стремительно преображается центр руандийской столицы: строятся новые здания из стекла и стали, которые, по местным меркам, можно назвать «небоскребами».

Активно развивается туризм. Люди едут со всех уголков Земли, чтобы увидеть Африку, на глазах превращающуюся в Европу. Еще больше желающих поглазеть на горных горилл, озеро Киву (единственное в Африке, в котором не водятся крокодилы), а также на дикую природу в многочисленных заповедниках страны. При этом многие иностранцы, оценив возможности для жизни и бизнеса, остаются здесь, открывая гостиницы и кафе.

Колоссальные как для африканской страны средства идут на развитие инфраструктуры, образования и медицины. Через всю страну проложены оптоволоконные кабели для скоростного интернета, строятся новые и улучшаются существующие дороги, мосты и транспортные развязки. Большая часть населения свободно пользуется интернет-банкингом, а связь стандарта 4G покрывает 95% территории страны — больше, чем 3G в Украине. Практически все школьники обеспечены простыми персональными компьютерами за счет государства.

Промежуточной целью президент объявил борьбу с бедностью и урбанизацию страны.

А задачей-максимум обозначено построение современной экономики, ориентированной на услуги и высокие технологии. Уже сейчас функционирует что-то вроде местной Силиконовой долины — центр информационно-коммуникативных технологий kLab, сотрудники которого занимаются разработкой онлайн-игр и диджитал-технологий.

Результатом проводимых властями масштабных преобразований стал беспрецедентный для Африки рост уровня жизни населения. Согласно Индексу процветания, обнародованному британским исследовательским центром Legatum Institute, Руанда оказалась абсолютным лидером по темпам развития среди всех стран Черного континента. За время правления нынешнего президента ВВП на душу населения вырос почти вчетверо — с $ 500 до более чем $ 1900.

Вовсе неудивительно, что обожающий общаться с успешными людьми президент Соединенных Штатов Дональд Трамп во время визита в Давос в свободное время встретился с руандийским реформатором. И, похоже, остался весьма доволен. «Для меня было честью встретиться сегодня с президентом Республики Руанда Полом Кагаме в Давосе, Швейцария. Много замечательных дискуссий!» — затвитил глава Белого дома. К слову, на подобную встречу очень рассчитывал и президент Украины Петр Порошенко. Поговаривают, отечественные дипломаты проделали огромную работу для организации хотя бы протокольного рукопожатия (для фото) лидеров Украины и США. И здесь нет ничего удивительного. Напротив — все весьма закономерно. И оттого — печально. Ведь если бы отечественные власть имущие проводили реальные реформы и боролись с коррупцией вместо построения собственных непрозрачных бизнес-схем; если бы обитатели Печерских холмов по крайней мере систематически не пытались водить за нос наших зарубежных партнеров, в соответствующем твите Дональда Трампа вместо сине-желтого флага Руанды вполне мог бы красоваться сине-желтый флаг Украины.

Авторитаризм с человеческим лицом

Западные эксперты и правозащитники, признавая безусловный прогресс команды Поля Кагаме в реформировании страны, критикуют авторитарные методы модернизации. И действительно, в политическом плане Руанда — типичная автократия. Президент не привык церемониться со своими оппонентами: оппозиция раздавлена, за любую критику властей грозит тюрьма. Все «выборы» выигрываются президентом и его партией с результатом в 95−98%. Но дело, скорее всего, вовсе не в фальсификациях, и подобные цифры отражают реальный уровень поддержки президента-реформатора.

В то же время, президента вполне можно понять. Либерализация общественно-политической жизни в условиях, когда демократические традиции еще только-только формируются, вполне способна привести к власти в лучшем случае коррумпированных популистов. А в худшем — вернуть из небытия призраки недавнего прошлого и вновь погрузить страну в пучину хаоса и межэтнической розни.

Пример крошечной страны, пережившей войну и чудовищный геноцид, не обладающей никакими полезными ископаемыми, убедительно доказывает: радикальные реформы и мгновенная модернизация вполне возможны в самых, казалось бы, бесперспективных случаях. Ни вековая племенная вражда, ни нищета и необразованность населения не являются непреодолимыми препятствиями. Наличие политической воли и элементарная порядочность — все, что требуется для путешествия из третьего мира в первый.

История фантастического успеха Руанды в который раз дает надежду на лучшую жизнь и нашей стране. Но, разумеется, не с этим политическим классом.