Мнение/Сергей Корсунский

Изнанка «русского мира»

23 декабря 2017 | 09:00

Сергей Корсунский, директор Дипломатической академии при МИД Украины, Чрезвычайный и Полномочный Посол Украины


В январе 2017 года, выступая на Всемирном форуме в Давосе, бывший вице-президент США Джо Байден заявил о том, что своими действиями на мировой арене Россия стремится разрушить основанный на либеральных ценностях мировой порядок. Безусловно, после восьми лет, проведенных в Белом доме и внушительной 36-летней карьеры в Сенате США, у него были все основания для такого вывода.

Отсчет рождения новой геополитической реальности можно смело вести от мюнхенской речи Путина 2007 года, когда впервые лидер ядерной страны, обладающей правом вето в Совете Безопасности (СБ) ООН, открыто и недвусмысленно объявил о несогласии со сложившимся мировым порядком. Действия России в последующие десять лет подтвердили серьезность намерений Москвы добиться нового передела мира по образцу и подобию, существовавшему во времена противостояния США — СССР. Однако на новом историческом этапе очевидным является как минимум одно существенное отличие «обновленной» агрессивной России от почившего в истории Советского Союза. И это отличие касается идеологической изнанки, предопределяющей видимую сторону внешнеполитических шагов Кремля. Если в СССР политика основывалась на коммунистической идеологии и именно идеологическим постулатам коммунизма следовали все ветви власти, то в нынешней России никакой идеологии не существует. Ее место заняла публично непризнаваемая Кремлем ультранационалистическая и шовинистическая концепция «евразийства», разработанная бывшим сотрудником МГУ Александром Дугиным.

Если спросить пресс-секретаря Путина Пескова о том, существует ли какая-либо связь Кремля и этого «философа», он практически наверняка ответит отрицательно.

На самом деле, в зарубежных СМИ Дугина называют «специальным советником Путина» и если проследить действия России на мировой арене, географию путешествий Дугина и тональность его публичных заявлений (а воздействует на умы он многоканально — через телеканал «Царьград», публикации Изборского клуба и аналитического центра «Катехон»), становится совершенно очевидным его реальное влияние на формирование концепции «русского мира» и ее продвижение повсюду, куда его пускают. Дело в том, что против Дугина действуют санкции США и отдельных стран Европы и поэтому, по его собственному признанию, кроме Турции, Ирана и еще нескольких государств, среди которых важно отметить Молдову и Сербию, ему трудно лично участвовать в разжигании межнациональных, расовых, этнических и региональных конфликтов в странах «тлетворного» Запада. Это делают его местные контакты. По мнению ведущих американских аналитиков, Дугин и его последователи играют значительную роль при формулировании внешнеполитических концепций России, сутью которых, говоря его же словами, является «организация геополитического беспорядка и противодействие деятельности США». В докладе ЦРУ по этому поводу прямо говорится, что Дугин «содействует всевозможным видам сепаратизма, этническим, социальным и расовым конфликтам, активно поддерживает любые диссидентские движения — экстремистские, расистские и сектарианские группы и таким образом дестабилизирует внутренние политические процессы в США, поддерживает изоляционистские тенденции в американской внешней политике». Наиболее точно место Дугина в кремлевской иерархии описал как раз крайне правый новостной портал «Брейтбарт Ньюс», автором и редактором которого является бывший главный стратег Трампа Стив Бэннон, назвав его «путинский Распутин».

Но сравнение с легендарным мистическим персонажем российской истории меркнет в свете масштабной деятельности Дугина и его сторонников. Распутин ограничивался влиянием на царя и его семью. Дугин же и его последователи через полуфашистские образования типа «Международное евразийское движение», «Евразийский союз молодежи», ряд сочувствующих маргинальных, крайне правых и националистических организаций в Европе и США стремятся распространить свое влияние в молодежных кругах Запада, делая ставку на белых, свободно мыслящих, но недовольных политикой своих правительств людей (а такие всегда найдутся в любой стране), предлагая им некую «альтернативу». Глобализму противопоставляется изоляционизм, формированию транснациональных союзов — национализм, идее единой Европы — великая Евразия, в которой роль духовного центра, носителя особой миссии по спасению погрязшего в материализме мира выполняет, конечно же, Россия.

Александр Дугин
Александр Дугин

Идеи Дугина давно и хорошо известны на Западе, как и его роль в идеологическом обеспечении концепции «русского мира». Однако в последнее время, по мнению западных аналитиков, идеолог «евразийства» стал играть новую и совершенно неожиданную роль — внешнеполитического посредника, «изнаночного» министра иностранных дел Кремля. Наиболее ярко эта роль проявилась во время попытки военного переворота в Турции 15 июля 2016 года. В день переворота Дугин был в Анкаре (а накануне в Стамбуле), выступал в средствах массовой информации и встречался с политиками. Говорят, он во время встреч даже предсказывал возможность подобного переворота. Это был период резкого охлаждения отношений России и Турции после сбитого Су-24, введения Россией крайне жестких ограничений на торговлю с Турцией, отмены безвизового режима, ограничений на туризм и других мер экономического и политического характера. Как теперь становится известным, Дугин и его турецкие партнеры из местных маргинальных партий сделали все возможное, чтобы инициировать примирение Путина и Эрдогана, возложить вину за сбитый самолет на «сторонников Гюлена» (якобы именно гюленисты в армии дали приказ пилотам открыть огонь) и возобновить диалог, который теперь развивается невиданными темпами. Результатом этой деятельности стало очевидное смещение политики Турции в сторону России, формирование альянса Турции, России и Ирана в противовес США и их союзникам по антитеррористической коалиции в Сирии, активное продвижение масштабных энергетических проектов, диалог в сфере военно-технического сотрудничества. В ноябре 2016 года Дугин организовал поездку в Крым турецкой делегации, пусть и невысокого ранга, но все же преподнесенной в российских СМИ как чуть ли не официальной. Еще ранее, в декабре 2015 года, он привез в Москву делегацию турецких отставных военных, разделяющих его взгляды, где организовал встречу с одним из своих спонсоров — олигархом Малофеевым, а также группой бывших военных РФ, имеющих якобы прямой «выход» на Путина. Эти контакты, по признанию участников встречи с турецкой стороны, позволили донести их послание напрямую Путину, и именно таким образом начался процесс примирения. Позже Дугин сказал открыто то, что многие в Турции и за ее пределами хотели услышать — попытка переворота 15 июля была организована «с благословения» уходящей Администрации США, чтобы окончательно разорвать связи Турции и России. Наилучшим доказательством, по словам Дугина, является то, что США «укрывают» исламского проповедника Фетхуллаха Гюлена, который обвиняется властями Турции в организации попытки переворота. Даже в турецких СМИ обозреватели отмечают, что слова «специального советника Путина», как они величают Дугина, придают особый вес этим обвинениям. В Анкаре чуть ли не на постоянной основе прописался Леонид Савин — главный редактор «Катехона» и один из ближайших соратников фашиствующего евразийца. Дугин считает, что альянс Турции и Запада подходит к концу, Вашингтон будет и в дальнейшем проводить политику ослабления Турции (следует принять то, что решение Трампа признать Иерусалим столицей Израиля вызвала настоящую бурю негодования именно в Турции), провоцирования этнических и социальных конфликтов.

По его мнению, это не Россия нуждается в Турции, но Турция нуждается в России, и поэтому не существует никакой альтернативы формированию прочного союза двух, в буквальном смысле, евразийских стран.

Однако не Турцией единой жив идеолог евразийства. В декабре текущего года он в очередной раз посетил Молдову, где встретился с президентом этой страны Додоном — единственным из глав государств «бывших в СССР», кто решился показаться рядом с Путиным на «параде победы» 9 мая в Москве. Дугин и Додон приняли участие в презентации книги французского писателя, известного антиамериканиста Эрве Жювена «Западная стена не пала», которую для этого случая даже перевели на молдавский язык. «Работа имеет особое отношение для Республики Молдова, так как у нас значительная часть общества все еще остается в плену иллюзий, что так называемая европейская интеграция благотворна для нас. В этом смысле книга „Западная стена не пала“ — как холодный душ для грезящих о Европейском союзе умов», — отметил президент, считающий, что место Молдовы — в Евразийском экономическом союзе.

Дугин и Додон на презентации книги Эрве Жювена «Западная стена не пала»
Дугин и Додон на презентации книги Эрве Жювена «Западная стена не пала»

Новейшей инициативой Дугина является создание так называемой «Балканской школы геополитики». Оказывается, с такой просьбой обратились к «евразийцам» сербы. По мнению Дугина, «вопрос о суверенитете на Балканах и, шире, в Восточной Европе, стоит чрезвычайно остро». Но угрожает суверенитету Европы отнюдь не агрессивная Россия, обезумевшая от безнаказанности, а «процесс глобализации, в ходе которого, по сути, устраняются границы, а полномочия национальных администраций сводятся к исполнению чисто технических функций». Дугин рассматривает Балканы (где, как ему кажется, некоторые страны сделали не совсем обдуманный выбор в пользу ЕС и НАТО, но где еще остаются Сербия, Босния и Герцеговина с Македонией) как территорию возможностей для распространения своих шовинистических идей. Именно поэтому создается школа не «сербской геополитики», но «Балканской», в которую «подтягиваются» магистранты и студенты из Македонии, Сараево и Республики Сербской. В противовес «атлантистам» и «глобалистам», которые преподают геополитику в Черногории, Хорватии, Болгарии, Словакии и Румынии, верные дугинцы готовы открыть путь «свободной мысли балканских народов», которые хотят иметь «независимый-взвешенный-взгляд на геополитику во всей ее полноте». «Балканская школа геополитики» начала работу в октябре 2017 года в Белграде. В ней принимают участие «специалисты» из России и Сербии, но предполагается, что вскоре к ним присоединятся «мыслители» Италии, Франции, Аргентины, Китая, Ирана, Турции и т. д. Изучать будут, конечно же, «Четвертую Политическую Теорию» Дугина, «Теорию Многополярного Мира» и «Ноологию». Сам Дугин сформулировал задачу новой «школы» как стремление «подготовить самостоятельно мыслящую и компетентную элиту балканских (прежде всего славянских) стран, которая в дальнейшем будет содействовать превращению всего пространства Балкан в зону суверенной политики, превратив Балканы из объекта международной политики в субъект».

Таким образом, Дугин и не скрывает, что новым источником нестабильности в Европе станут Балканы — и без того крайне хрупкий, учитывая исторический контекст, регион вблизи наших границ.

Если бы не опыт последних трех лет и все более очевидная корреляция внешней политики РФ с идеями «евразийства», ко всем этим инициативам можно было бы относиться не более, как к изолированным эпизодам, далеко не определяющим политический ландшафт на Балканах, а уж тем более в Центральной Европе. Рассуждая о глубинных потребностях «славянских народов» в «отстаивании суверенитета», на который якобы покушается Запад, Дугин безусловно выдает желаемое за действительное. Однако то, что он пользуется поддержкой руководства РФ и не остановится, не вызывает сомнения. Запад уже однажды проигнорировал предупреждение, прозвучавшее с трибуны Мюнхенской конференции по безопасности, поэтому сейчас важно не упустить момент, когда птенцы «гнезда Дугина» будут готовы поднять знамя «евразийства» в своих странах. То, о чем сегодня рассуждает Дугин, завтра может стать официальной политикой. Иногда изнанка костюма говорит о качестве пошива больше, чем сам костюм.