Протесты во Франции

Желтые жилеты не дадут провести встречу в «нормандском формате»

27 сентября 2019 | 09:00

Скоро будет год, как во Франции по выходным дням проводятся демонстрации так называемых «желтых жилетов» (ЖЖ). Французские писатели называют это «протестами отверженных». Осенью прошлого года стихийно начались массовые демонстрации водителей, протестующих против повышения цен на бензин и дизельное топливо на 7%. Для отличия от толпы протестующие одели на себя аварийные «желтые жилеты».

Протестное движение охватило всю Францию, сожжено несколько сотен автомобилей. Экономика страны несет потери, блокада дорог принесла транспорту почти 100 млн евро убытков, закрылись магазины и гостиницы, туристический поток уменьшился на четверть, продажи в супермаркетах упали на 15−20%. «Предприниматели Парижа, пострадавшие от акций протеста „желтых жилетов“, посчитали себя брошенными государством и собираются подать в суд на власти страны», 22 сентября сообщила радиостанция France Info, в эфире которой выступил председатель Конфедерации коммерсантов Франции Франсис Паломби.

Паломби рассказал, что «собственники торговых точек на Елисейских полях намерены на следующей неделе подать жалобу на государство за неоказание помощи бизнесменам в опасной ситуации, причем жалоба будет составлена совместно с мэрией VIII округа Парижа. Он рассказал, что «владельцы бизнеса на Елисейских полях страдают от акций «желтых жилетов», нередко громящих торговые заведения, что оборачивается катастрофой для коммерсантов. Вынужденные закрывать свои заведения, предприниматели лишаются прибыли, и, таким образом, тысячи коммерсантов по всей стране оказались в сложном финансовом положении».

После летних отпусков с 21 сентября во Франции возобновилось снова протестное движение. Днем, а потом из субботы на утро воскресенья в Париже прошла совместная демонстрация «желтых жилетов» (45 — я акция в течение года) и участников «марша в пользу климата», названная «желтой ночью». С ними участвовали в демонстрации граждане из некоторых городов Португалии и Брюсселя. Кроме присоединившихся к ЖЖ, к маршу присоединились протестующие против запутанной пенсионной реформы. Эту дополнительную демонстрацию, инициированную многочисленными общественными организациями, назвали «маршем в пользу климата и социальной справедливости». Акция закончилась столкновениями с полицией и массовыми задержаниями, после того как в колоннах демонстрантов начали действовать «радикальные элементы» (газета Le Monde).

Полицейские применили против участников шествия слезоточивый газ и травматические гранаты. По независимым оценкам в «марше в пользу климата» приняло участие около 20 тыс. демонстрантов, но беспорядки инициировало около 1 тыс. экстремистов, которым противостояло 7,5 тыс. полицейских. Впоследствии силы правопорядка обвинили в «совершенно не пропорциональной реакции» и применении силы к мирным демонстрантам. «Гринпис» посоветовал участникам марша прекратить демонстрацию и покинуть территорию марша во избежание травм.

Такие же демонстрации прошли в Лионе, Страсбурге, Руане и других городах Франции, в общем в них приняло участие свыше 90 тыс. человек, но в отличие от парижской демонстрации, они все прошли мирно без эксцессов.

Демонстранты уверены, что протестное движение во Франции возобновится с новой силой. Агентство FranceInfoцитирует угрозы некоторых из ЖЖ: «Макрон не знает, что его ждет!». Протестанты шли с лозунгом «Meme combat!«(та же борьба).

Французские власти тоже готовятся к возможному усилению протестного движения. Еще в августе президент Франции Эммануель Макрон провел несколько совещаний и встреч с общественностью и прессой с целью убедить население в необходимости реформ. 21 августа на встрече с прессой он сказал, что «нельзя сокращать стремление к переменам, в которых нуждается страна, однако по части методов мы должны преуспеть в деле большего приобщения французов и француженок». Макрон надеется, что приобщение простых французов к преобразованиям снизит «мятежную атмосферу». Он также обеспокоен тем, что радикальные действия сил правопорядка снижают его популярность.

Недавно Макрон встречался с медиками, протестующими против применения полицией пневматического оружия — травмо — опасного для демонстрантов, и пообещал, что полиция больше не будет применять травматику. Тем не менее, на фоне нарастающих демонстраций «желтых жилетов» и ожидаемого повышения цен, которое отложили на полгода, рейтинг популярности властей резко снизился. Как сообщают французские СМИ, только 23% орошенных доверяют президенту страны Эммануэлю Макрону и только 26% — премьер-министру Эдуару Филиппу.

Действия полиции только усиливают противостояние

Le Figaro отмечает, что министр МВД Кристоф Кастанер в интервью телеканалу BFM TV выступил с «мини-раскаянием», признав, что политическое руководство страны, включая его самого, «упустило из виду» гнев французов, вышедших на площади страны. Несмотря на заверения президента и министра внутренних дел о том, что полиция будет более гуманной, силы правопорядка действовали по-прежнему жестко. Они арестовывали за освистывание действий полицейских, за наличие глазных лекарств против слезоточивого газа, за одетый желтый жилет или желтые перчатки, также отбирала маски и применяла электрошокеры. Полицейские обыскивали сумки у всех без исключения, уделяя особое внимание прибывшим из провинции, подозревая их в экстремизме.

За неделю до этого, 14 сентября, в Нанте прошла демонстрация ЖЖ, которая также привела к столкновениям с правоохранительными органами. Полицейские применили слезоточивый газ и травматическое оружие после того, как протестующие принялись бросать в них бутылки с зажигательной смесью. В рядах демонстрантов были и радикальные элементы, которые били окна и витрины.

Для полиции общественное движение, которое в отличие от профсоюзов и политических партий, не имеет официальных представителей или лидеров, организующих протесты, представляет главную проблему в силу своей непредсказуемости. Политические партии больше занимаются своими проблемами, чем вопросами, волнующими население. Поскольку ни об одной из демонстраций «желтых жилетов» не было объявлено заблаговременно, или оповещение происходило только через Facebook, французским службам безопасности, оказалось, сложно заранее определить, где, когда и в каком количестве митингующие выйдут на демонстрации протестов. Здесь сказалось то, что за последние десять лет бюджетное финансирование криминальной разведки было резко урезано, а оставшаяся сеть полицейских информаторов и агентов больше занята борьбой с нелегальной наркоторговлей. Власти вынуждены для поддержания порядка во время стихийных демонстраций привлекать специальные антитеррористические подразделения. Эти отряды очень резко с привлечением специальных средств подавляют протестные акции. Для оправдания своих действий полицейские негласно даже засылают в толпы протестующих своих провокаторов, имитирующих радикалов.

Требования демонстрантов слишком обширные, чтобы считать протесты стихийными

В начале протестов ЖЖ выступали только против введения налога, который мог вызвать подорожание автомобильного топлива. Затем протестанты стали требовать и повышения минимальной зарплаты.

Французские политологи считают, что демонстрации «желтых жилетов» — это протесты «маленького француза». Политологи к ним относят граждан, проживающих в провинции и чувствующих себя не у дел. Поскольку их доходы выше прожиточного минимума, их считают слишком обеспеченными, особенно фермеров и водителей — дальнобойщиков, для того, чтобы получать от государства субсидии. Но известно, что они не обладают достаточными средствами, чтобы вести финансово независимую жизнь.

После того как власти установили мораторий на повышение топливного налога и согласились на другие уступки, ЖЖ стали протестовать в целом против реформ правительства и президента Эмманюэля Макрона, требуя его отставки. В настоящее время правительственные органы работают над тем, чтобы снизить налоги для мелкого и среднего бизнеса и облегчить условия для проведения референдумов. Пока прибавка в 100 эвро к минимальной зарплате не удовлетворяет протестующих, требующих 50% - го повышения «минималки».

Политолог, сотрудник Французского института международных отношений Ханс Штарк (Hans Stark) объясняет образовавшуюся французскую культуру протестов политической структурой страны, в частности, особенностями ее административно-территориального устройства (цитирует DW). «Благодаря федеративному устройству Германии, выборам в многочисленные земельные парламенты у немцев, в отличие от французов, есть довольно много клапанов, чтобы выпустить пар», — говорит политолог. Во Франции же для того, чтобы тебя услышали, нужно приехать в Париж «и провести демонстрацию практически на площади перед Елисейским дворцом», добавляет Штарк. Если немцы выходят на демонстрации, чтобы отстаивать права женщин или бороться против развития атомной энергетики, то французы больше всего протестуют против социальных проблем на рынке труда.

Вначале движения ЖЖ большинство аналитиков считало, что лидер правых Марин Ле Пен координирует их действия. Со временем стало ясно, что организаторы инициативно появились внутри движения как на всефранцузском уровне, так и на провинциальном и основной целью для них является смена власти. Премьер — министром они предлагают назначить генерала Пьера Де Вилье, а не Марин Ле Пен. Основным идеологическим лидером среди ЖЖ стала 52 — летняя гипнотерапевт Жаклин Мурад.

Массовые демонстрации, происходившие целый год во Франции, показывают, что это протестное движение уже вышло за рамки отдельных общественных слоев и охватывает широкий срез французского народонаселения. Это подтверждают и социологические опросы, указывающие на то, что 70 — 75% французских граждан считают законными протесты «желтых жилетов». Возможно, в будущем движение структурируется и преобразуется в политическую партию, о чем мечтают Марин Ле Пен, лидер правых и Меланшон, лидер французов левых и социалистических убеждений. Ведь они уверены, что движение ЖЖ отбирает у них значительную часть популярности, а как партия они будут малочисленны и слабы.