политика

Выборы в Швеции: разрушит ли национальный эгоизм «шведский социализм»?

02 сентября 2018 | 14:20

Realist продолжает следить за избирательными кампаниями и анализировать развитие политической ситуации в зарубежных государствах, чтобы прогнозировать перспективы взаимовыгодного сотрудничества с Украиной. На этот раз Швеция — первая в мире страна, принявшая закон о свободе печати еще в 1766 году. В этом году исполнится сто лет, как в октябре 1918 года правительство украинского государства для установления дипломатических отношений направило в Швецию специальную дипломатическую миссию. Сегодня отношения между нашими странами остаются стабильными благодаря шведским капиталовложениям в украинскую экономику. Однако рост национального эгоизма в Швеции, вызванный наплывом мигрантов, вынуждает правительство єтой страны проводить более взвешенную и прагматичную внешнюю политику.

Пошатнувшиеся позиции социал-демократов

За историю развития государственности система власти в Швеции изменялась от абсолютной монархии до парламентской демократии с конституционной монархией. С 1973 года главой государства является король Карл XVI Густав. У него нет полномочий политической власти, а только представительские функции. Страной управляет правительство, назначаемое парламентом — Риксдагом.

Парламентские выборы в Швеции проходят раз в четыре года в одно из воскресений сентября. Членом парламента может стать любой гражданин Швеции, достигший 18-летнего возраста. В один день избираются депутаты в парламент и региональные органы власти: земельные и муниципальные советы.


Представительскую власть шведы выбирают по пропорциональной партийной системе. Избиратели голосуют за политические партии. По результатам подсчета голосов мандаты распределяются в национальные, региональные и местные органы власти. Проходной барьер для партий — 4% от общего числа избирателей или 12% от количества избирателей в региональном округе.

Здание парламента Швеции - Риксдага
Здание парламента Швеции - Риксдага

В этом году выборы в однопалатный парламент Швеции состоятся 9 сентября. Семь миллионов избирателей из 10 млн населения страны будут избирать 349 депутатов: 310 — от региональных округов и 39 — по общегосударственному округу. Прошедшие в парламент партии избирают премьер-министра, которому поручается сформировать правительство страны.

По итогам последних выборов 2014 года в Риксдаге представлены восемь партий: Социал-демократическая партия (113 мест), Умеренная коалиционная партия (84), «Шведские демократы» (49), Партия «зеленых» (25), Центристская партия (22), Партия левых (21), Либеральная партия (19) и «Христианские демократы» (16 мест).

Четыре года назад ультраправая партия «Шведские демократы» умело использовала растущие антииммигрантские настроения в обществе и критическое отношение к ЕС и НАТО. В итоге получила вдвое больше голосов, чем обычно. Но левым партиям все-таки удалось утвердить своего главу правительства. Им стал лидер социал-демократов и выдвиженец профсоюзов Стефан Лёвен.

Лидер националистов "Шведские демократы" Йимми Окессон после оглашения результатов выборов 2014 года, на которых его партия получила вдвое больше голосов, чем ранее
Лидер националистов "Шведские демократы" Йимми Окессон после оглашения результатов выборов 2014 года, на которых его партия получила вдвое больше голосов, чем ранее

Так как премьер-министр Лёвен представляет коалиционное меньшинство, то он сформировал правительство по принципу отрицательного парламентаризма. В Швеции существует положение о возможности утверждения правительства, если большинство парламента не выступает против.

На предстоящих выборах Лёвен надеется, что Социал-демократическая партия победит и еще раз обеспечит ему пост главы правительства. Однако осуществить эти планы будет еще сложнее, чем в 2014 году.

Националисты вперед?!

Партнеры социал-демократов по коалиции в парламенте Партия «зеленых» теряет популярность. Не исключено, что социал-демократам придется искать других партнеров для формирования коалиции, из-за чего они рискуют утратить доверие своего консервативного электората. Возможно, социал-демократы остановятся на альянсе с Умеренной коалиционной партией. По опросам, эта партия набирает до 15%, в то время, как остальные партии с трудом преодолеют проходной барьер. Основная борьба за лидерство развернется между социал-демократами и «Шведскими демократами». Таким образом впервые за многие годы в Швеции в предвыборной гонке столкнутся две полярные идеологии: умеренный шведский либерализм и агрессивный национализм.

«Шведские демократы» главной темой своей предвыборной пропаганды сделали антимигрантскую риторику по примеру ведущих правых европейских партий, участвовавших в выборах в своих странах. Эта тема оказалась востребована даже в Швеции, которая за послевоенный период приняла и социализировала несколько иммигрантских волн: финскую, чилийскую, югославскую и иранскую.

В этот раз ожидается, что сторонников ультраправых станет еще больше. Если голосовать пойдут молодежь и рабочие из пригородов (места массового проживания мигрантов), то, согласно последним опросам, «Шведские демократы» могут набрать 20−25% голосов. Партия не без оснований рассчитывает получить наибольшее число мандатов в парламенте и местных советах. Лидеру ультраправых Йимми Окессону удалось привлечь избирателей обещаниями повысить социальные пособия и снизить налоги за счет сокращения расходов на мигрантов.

Социологическая компания Novus составила приблизительный социальный портрет сторонников националистической партии «Шведских демократов». Две трети — мужчины с уровнем образования ниже среднего; проживают в сельской местности; главные их проблемы — мигранты, необходимость верховенства права и неудовлетворительное здравоохранение.

Ультраправые в любом случае по итогам выборов будут владеть «золотой акцией», и от них зависит лево- или правоцентристским будет следующее правительство Швеции.



«Когда мы говорим о Швеции и других скандинавских странах, то сразу возникает ассоциация с социальной демократией. Но сейчас это медленно уходит в прошлое. Мы все больше становимся похожи на другие страны. Бастион социальной демократии постепенно превращается в развалины. Здесь происходят большие перемены», — говорит Патрик Оберг, эксперт по внутренней политике Швеции университета Гетеборга.



Трещины в «шведском социализме»

В 2015 году, когда в ЕС особенно остро стояла проблема приема и размещения беженцев с Ближнего Востока, Швеция приняла 163 тыс. мигрантов — больше всех из европейских стран. За пять лет в страну приехало 600 тыс. беженцев. По числу мигрантов на одного жителя страны Швеция занимает второе место в Европе.

Социал-демократическое правительство вынуждено даже ввести пограничный контроль со странами ЕС. В этом году резко повысились требования к получению разрешения на проживание и выплату пособий. Это помогло сократить количество прибывающих в страну беженцев до 23 тыс. человек. Но не помогло вернуть доверие населения к миграционной политике правительства.

Не только антимигрантской риторикой ультраправые привлекают шведов. Некоторые аналитики предрекают «Шведским демократам» победу на выборах на основании того, что опросы показывают некоторую «усталость» населения от социал-демократов, которые в том или ином формате пребывали у власти 44 года (1932−1976), а затем периодически находились в составе коалиционных правительств.

Сегодня Социал-демократическая партия Улофа Пальме больше занята сохранением своих властных позиций, чем развитием «шведского социализма». Она мало обращает внимание на то, что около 70% национального достояния принадлежат 10% населения, на дальнейшее сокращение социальных льгот и гарантий. По последним опросам, рейтинг социал-демократов упал до 21%. Тем не менее, у партии есть такие предвыборные козыри, как рост благосостояния народонаселения и стабильный на протяжении последних трех лет рост ВВП на 3%, в то время как в ЕС — на 2%. Но правящая партия рассчитывает за победу, полагаясь на свой «ядерный электорат» из высококвалифицированных рабочих и служащих среднего класса.

В противовес национальному эгоизму правых оппозиционная Умеренная коалиционная партия обращает внимание потенциальных избирателей на кризис на рынке труда из-за резкого сокращения доли трудоспособного населения в обществе. Партия считает, что этот кризис можно разрешить только за счет обучения и привлечения к труду иммигрантов.

Некоторые правые партии в пылу предвыборной агитации скатываются до откровенного национализма, заимствуя лозунги у такого крайне националистического шведского движения, как «Северный фронт». Предвыборный антимигрантский ажиотаж в шведских медиа и националистическая риторика привлекли внимание ОБСЕ. После консультаций с политиками, организаторами выборов, политтехнологами и представителями СМИ было решено направить внешних наблюдателей на выборы. «Это — впервые, когда у нас будет какая-либо наблюдательная деятельность на выборах в Швеции», — заявил журналистам представитель ОБСЕ Томас Ример.

Но, похоже, что ОБСЕ «дует на холодную воду», поскольку каких-либо серьезных обострений в смене предпочтений от шведского электората можно не опасаться. Большинство шведов все же считают себя либералами, верными принципам европейского сосуществования и поддерживающие политику «открытых дверей». После выборов «Шведским демократам» в парламенте придется сдерживать свой националистический напор, чтобы не оказаться в изоляции.

Внешняя политика будущего правительства станет более взвешенной и прагматичной, поскольку предстоит возобновить принципы «шведского социализма», чтобы оправдать надежды населения. Это потребует больших вложений в социальную сферу.

Завидная стабильность в отношениях

Стабильности украино-шведским отношениям придают более 100 шведских компаний, инвестировавших в экономику Украины около $ 400 млн: в сферу телекоммуникаций и связи, сельское хозяйство, производство продуктов питания и упаковки. Шведы проявляют интерес к банковской сфере, к производству возобновляемой и ядерной электроэнергии, транспорту и переработке отходов.

Президент Украины Петр Порошенко и премьер-министр Швеции Стефан Лёвен
Президент Украины Петр Порошенко и премьер-министр Швеции Стефан Лёвен

Двусторонняя торговля развиваются явно не в пользу Украины. Импорт из Швеции почти в 10 раз превышает украинский экспорт в эту страну. Объем годового товарооборота иногда достигает почти $ 600 млн, при этом украинский экспорт не превышает $ 80 млн. Украина продает Швеции товары с низкой добавленной стоимостью: продукцию из черных металлов, древесину, полимеры, пр. В Швеции украинские бизнесмены закупают машины и механизмы, продукцию фармацевтической и химической промышленности.

Украина могла бы более выгодно использовать стабильные отношения со Швецией. Учитывая высокий технологический уровень производства в этой стране, украинским предприятиям целесообразно предлагать шведским инвесторам участие в модернизации украинских машиностроительных предприятий и перерабатывающих производств в аграрном секторе, а также в сфере услуг в IТ и финансах.