Криптовалюты

Виртуальная лихорадка: почему криптоинвесторы не боятся государства

11 сентября 2017 | 09:00

Автор: Петр Фиалко

Realist выяснил, что из себя представляют те, кто умудряется делать бумажные деньги на виртуальной реальности.

«Если ко мне придут, сдам всех», — улыбаясь, сообщил участник небольшого столичного объединения майнеров. Шутка ли, в начале августа само СБУ накрыло ферму по выпуску bitcoin мощностью в 200 юнитов. При этом в официальном комментарии силовиков упоминалось, что выпуск и оборот денежных суррогатов криптовалюты на территории Украины запрещены согласно закону «О Нацбанке Украины», и именно это стало причиной ареста оборудования и поиска виновных.

Сообщения оказалось достаточно для того, чтобы многие сделки по покупке и сборке новых ферм были приостановлены, рядовые украинские криптоинвесторы и спекулянты либо сбавили свою активность, либо вовсе выводили средства в реальную валюту и даже гривну. В чате одной из наиболее популярных на постсоветском пространстве биржи — EXMO — разворачивались целые юридически баталии «за» и «против». Участники обсуждений рассказывали, что массово отключают свои фермы, опасаясь, что «большой брат» будет выискивать подозрительную активность через провайдеров, проверять нагрузку на электросети.

Буквально на следующий день оказалось, что арест связан не с виртуальными деньгами, а с вполне реальным воровством и подлогом: предприниматели не только не платили за аренду бассейна, в котором разместили оборудование, забыли, что электрика платная, так еще и подделали несколько договоров и платежных документов.

Следующим этапом в защиту «перспективной технологии» включилась целая когорта чиновников и депутатов. «Конечно, должна быть криптовалюта, суд не разобрался, центробанк не успел, СБУ — вообще погорячилось», — приблизительно так звучал их обобщенный комментарий. Пожалуй, оригинально отреагировал нардеп от БПП Алексей Мушак. «Нет ни одного официального решения, что bitcoin запрещен в Украине. Глобально нет разницы — заниматься bitcoin-майнингом или выращивать помидоры в онлайн-игре, пересылать с эккаунта на эккаунт криптовалюту или отправить подарок в игре SimCity», — написал он в Facebook.

Алексей Мушак
Алексей Мушак

Проще говоря, на данный момент предприниматель, связавшийся с вложениями, спекуляциями или, тем более, эмиссией криптовалюты, работает «на грани правового поля». Нет законодательных актов, явно запрещающих или разрешающих подобные операции. То есть все на усмотрение силовиков и судов. Однако важно не забывать платить налоги, желательно получить несколько лицензий, в том числе и у энергетиков.


Кто ты, шахтер-виртуал?

Успокаивающая риторика в течение нескольких дней вернула на рынок спекулянтов, «длинных» инвесторов и рядовых пользователей, применяющих виртуальные монеты в качестве средства платежа.

Даже приостановленные сделки по покупке ферм и долевых вложений в такие предприятия игроки довели до логического завершения. Но продавцы и инсталляторы такого оборудования рисовали пессимистические картины. Среднегодовая доходность майнинга колеблется от 120 до 200% годовых, с конца прошлого года по ряду инструментов она доходила даже до 400% годовых. Но это без учета затрат на аренду, администрирование и… электроэнергию. С учетом всех этих затрат, в основном именно последнего пункта, доходность в прошлом году была значительно скромнее — 10−50% годовых, а если прибавить сюда риск того, что надутый криптопузырь лопнет, то стоит задаться вопросом, стоит ли овчинка выделки.

Безусловно, есть целый пласт цивилизованно настроенных инвесторов, которые просчитывают все затраты, вероятно без налогов — вряд ли в нашей реальности их кто-то платил. Вот именно они, взвесив все риски и прибыль, не «ввязываются больше в эти аферы».

Наиболее распространенный вид инвесторов — молодежь: студенты и недавние выпускники, экспериментаторы. Купив готовое устройство или собрав его самостоятельно, достаточно быстро сталкиваются с суровой реальностью: дома или в комнате общежития работа даже одного модуля — это избыточное потребление электроэнергии, шум и высокая температура в помещении. (Как правило, один модуль потребляет от 500 до 1500 кВт в месяц, выдувая из вентилятора поток воздуха в 60−80 градусов, а шум зампросто может превышать все 80 децибел.) Кроме того, домашние сети часто попросту не выдерживают такой нагрузки. Часть успевает поэкспериментировать с альтернативными видами энергии, тонкими настройками, разгоном устройств и т. д., но при таком подходе оборудование нередко «горит» (выходит из строя).

Достаточно быстро такие игроки переходят на следующий этап — нелегальная установка устройств в серверных небольших компаний. Но и тут шум и избыточное потребление электроэнергии зачастую ограничивают развитие «добытчика». Приходится либо выставлять лишь ночной режим, либо существенно занижать мощность.

Отечественная криптоэлита

Наиболее успешные инвесторы — те, кто собирает фермы, тестирует (попутно зарабатывая в процессе), а затем успевает их продать. Строго говоря, один из немногих легальных способов заработка в существенных объемах при небольших рисках. Но любопытно, что нередко подобные продавцы оказываются сотрудниками небольших дата-центров и провайдеров. Доступ к закупкам за рубежом, мощные линии, в отличие от крупных ИТ-игроков, неучтенная электроэнергия, где + /- несколько тысяч киловатт в месяц ничего не решают.

Ну и высший пилотаж — идеальная наглость. Найти «бесхозную» высоковольтную линию во дворе стагнирующего госпредприятия или НИИ, провести линию интернета или даже мобильную связь… Строго говоря, при крупном вложении в самые современные устройства на точку безубыточности можно выйти уже через 6−9 месяцев. На уровне сплетен, в тематических чатах и на биржах обсуждали, что «фермер» со 100 юнитами при производстве Efirium в этом году вернул вложенное за 200 дней, чему способствовал рост котировок этой валюты.

Практически все, кто занимается эмиссией криптовалюты, так или иначе играют с курсовой разницей виртуальных монет (а это уже больше тысячи инструментов, хотя действительно популярных — не более 10) и реальных денег. В действительности это самый массовый слой участников рынка. Спекулянты могут зарабатывать и терять до 10% капитала в день, цифры могут быть и внушительнее, но это скорее исключения из правила. Логика существования криптовалют подразумевает абсолютную анонимность, легализации иногда требуют биржи и платежные системы, но и они не отчитываются перед государствами. В итоге, все те игроки, которые не выводят средства на банковские карты, невидимы для украинских регуляторов (от СБУ до налоговой). А значит, им совершенно безразлично, что происходит в нашем правовом поле.

И пока государство не поймет, что подобных бизнесменов нужно не принуждать, а убеждать, ситуация, скорее всего, не изменится.