Мнение/Сергей Корсунский

Почему Россия не оставляет попыток довести «Северный поток-2» до Германии

17 января 2018 | 10:00

Новый год предсказуемо начался с газовой атаки, предпринятой Россией и Германией по поводу «Северного потока-2». Пока мы в Украине праздновали в целом положительное решение Стокгольмского арбитража по встречным искам «Нафтогаза» и «Газпрома», а теперь отмечаем 777 дней без закупок российского газа, наш агрессивный сосед вовсе не оставил попыток довести безумный «Северный поток-2» до конца, то есть до Германии. Для начала «Газпром» обошел санкции и через зарегистрированную в Швейцарии компанию «NordStream 2 AG» подписал контракт с норвежской компанией «Kvaerner LLC» на строительство элементов наземной инфраструктуры газопровода возле Санкт-Петербурга. Тем самым были убиты сразу два зайца — во-первых, «Газпром» продемонстрировал уверенность, что все разрешения будут получены (а до этого еще далековато), и во-вторых — строить будут норвежцы (на самом деле российская дочка норвежской компании). Контракт небольшой, около $ 80 млн, но крайне любопытный. Эти работы могли бы выполнить и другие партнеры «Газпрома», те же немцы. Но наняты норвежцы — представители той самой страны, которая в 2017 году поставила рекордные объемы газа в Европу за последние 40 лет. На протяжении нескольких лет россияне утверждали, что добыча в Северном море падает и именно поэтому совершенно необходимо увеличивать и наращивать экспорт российского газа. И тут — такая статистика: в 2017 году норвежцы поставили в Западную Европу на 8% газа больше, чем в 2016-м, заняв 25% рынка газа в ЕС. Это, конечно, меньше 40% российских, но вовсе не свидетельство истощения норвежских месторождений.

С окончанием рождественских и новогодних каникул необыкновенную активность в продвижении «Северного потока-2» развил министр иностранных дел Германии Зигмар Габриэль. Не помог и его визит в Киев. По мнению немецкого министра, «решение, у кого покупать газ, должны принимать в Европе фирмы с учетом надежности поставок и рыночных условий». Германия, по его словам, выступает «против попыток политического влияния на принятие таких решений». Он же в резкой форме раскритиковал возможные санкции по этому проекту со стороны США. Господин Габриэль, конечно, не забыл и про Украину.

По информации Deutsche Welle, министр заявил, что «неоднократно говорил российской стороне, что предпосылка для „Северного потока-2“ — это сохранение и действие газопровода в Европу через Украину».

Можно было бы, при определенных условиях, поверить в искренность немецкого политика, который не обязан знать, что в случае запуска «Турецкого потока» и «Северного потока-2» у России просто не останется газа на транзит через Украину. Однако крайне интересную информацию в декабре минувшего года опубликовала немецкая же газета Die Welt. В ее распоряжении оказался календарь встреч высокопоставленных немецких политиков за последние два года с представителями участвующих в «Северном потоке-2» компаний. Там упоминается множество крайне интересных имен с обеих сторон. Критики правящей коалиции в Бундестаге уже высказали свое возмущение по этому поводу, подчеркивая, что подобные встречи являются свидетельством намерений бизнеса организовать политическую поддержку этому крайне спорному проекту (то есть сделать именно то, против чего так яростно выступает господин Габриэль). Именно он, по данным газеты, будучи еще министром экономики, провел минимум 16 личных встреч с Алексеем Миллером, главой «Газпрома». Само собой, что офисы всей немецкой элиты посетил Матиас Варниг, управляющий директор «NordStream 2 AG». Бывший агент Штази, долгое время работавший в России, он является еще и близким соратником главного лоббиста «Газпрома» — бывшего канцлера ФРГ Герхарда Шредера. В целом документ, на который ссылается газета, содержит упоминания о 62 встречах по вопросам «европейской энергетической политики». Зигмар Габриэль считает, что если Россия пойдет на уступки на Донбассе, в частности согласится на ввод «голубых касок», то «ее надо чем-то вознаградить». Теперь становится ясно, чем именно.

Финский берег по маршруту газопровода "Северный поток-2"
Финский берег по маршруту газопровода "Северный поток-2"

Тем временем против «Северного потока-2» выступили немецкие «зеленые», которые потенциально могут войти в новую правительственную коалицию Ангелы Меркель. Природозащитные организации обратились с открытым письмом к немецким властям с требованием прекратить строительство, справедливо полагая, что этот проект «несет угрозу уязвимой экологической системе Балтийского моря и вбивает клин между солидарностью и доверием внутри ЕС». Еще раньше об экологической угрозе окружающей среде заявили датчане, и даже экологи в самой России. Разумеется, «Газпром» начисто отвергает обеспокоенность экологов, утверждая, что «Северный поток-2» прошел все необходимые экспертизы (что, конечно же, не соответствует действительности). В Российской Федерации вообще весьма гибко подходят к вопросам экологии, когда речь идет о нефти и газе. «Независимая» компания «Новатек» без проблем получила разрешения на строительство практически в Арктике — на Ямале — огромного завода по сжижению природного газа стоимостью $ 27 млрд. Любопытно, с учетом режима санкций, что 20% этого проекта принадлежит французской компании «Тоталь», а первый танкер с этого завода, на открытие которого приезжал не только Путин, но и министр энергетики Саудовской Аравии, отправился в порт вблизи Лондона. Два китайских государственных банка финансировали проект на сумму $ 12 млрд. Путин и Миллер, как и руководство «Новатека», не скрывали, что реализация этого проекта была принципиально важной, чтобы продемонстрировать сомневающимся в Европе, что и в условиях санкций Россия способна осуществлять масштабные проекты, в том числе «Северный поток-2». Дополнительным фактором, свидетельствующим о необходимости его строительства, по версии «Газпрома», стала декабрьская авария на газопроводе, ведущем в европейский газовый хаб Баумгартен. В результате взрыва был остановлен транзит по одному из маршрутов, вследствие чего цена на газ в течение дня поднялась на 46%, однако, к счастью, аварию быстро ликвидировали.

Заместитель Миллера Медведев высоко оценил мобильность европейской газовой инфраструктуры, однако подчеркнул необходимость наличия альтернативных маршрутов поставок газа.

Активность немецких социал-демократов вполне объяснима: в самом разгаре сложные коалиционные переговоры, и они стремятся через формирование общественного мнения добиться поддержки проекту, очень выгодному для немецкого бизнеса, но крайне вредному для дюжины стран Центральной и Северной Европы, не говоря уже об Украине. Существуют только две реальные силы, способные его остановить — это США и ЕС. По поводу «Северного потока-2» в Вашингтоне отмечают необыкновенное единство Администрации и Конгресса. Накануне Нового года Рекс Тиллерсон в нескольких выступлениях подчеркнул политическую подоплеку проекта, который усилит зависимость ЕС от России. По его мнению, «Газпром» уже неоднократно использовал «энергетическое оружие» в политических целях, и реализация «немудрого» проекта в северных морях нанесет крайне болезненный удар по украинской экономике, которая лишится транзита. В декабре в американском Конгрессе по этому поводу даже прошли слушания, вывод которых является очевидным — ожидаемая новая волна санкций против России должна положить конец «Северному потоку-2». Именно поэтому Зигмар Габриэль так резко критикует позицию США, а в Москве не устают обвинять Вашингтон в лоббировании собственных интересов, заключающихся в поставках LNG на европейский континент. На самом деле нельзя, конечно же, отрицать, что в США существует заинтересованность в таких поставках, однако на ближайшую перспективу говорить об их ощутимых объемах несерьезно — в США просто нет соответствующих мощностей по производству сжиженного газа. Да и цена на LNG, даже сланцевый, является более высокой, чем на трубопроводный газ.

Стальные трубы "Северного потока-2" перед нанесением утяжеляющего бетонного покрытия
Стальные трубы "Северного потока-2" перед нанесением утяжеляющего бетонного покрытия

Россия яростно и настойчиво сражается за европейский рынок как по политическим, так и экономическим мотивам. Нефть и газ были и остаются основными статьями экспорта, а энергетика — бюджетно-образующей отраслью. В Москве отлично понимают, что именно от Брюсселя (и Берлина) в итоге будет зависеть энергетическая политика Евросоюза. Однако вопреки всем мантрам «Газпрома» о срочной необходимости увеличивать поставки газа в ЕС, сухие факты говорят об обратном. Технический прогресс и последовательная политика энергосбережения позволили обеспечить экономический рост практически при стабильном энергопотреблении. Взаимосвязь между темпами развития экономики и ростом энергопотребления, характерная для развивающихся стран, в постиндустриальную эру уже отсутствует. За период 1995—2006 годов на 1% роста ВВП приходилось 0,4% роста энергопотребления. В 2010—2015 годах рост ВВП на 1% происходил при сокращении потребления энергии на 0,4%. Поэтому ныне Евросоюз потребляет энергии как в 1995-м, хотя ВВП, в сопоставимых ценах, вырос в 1,5 раза. При этом потребление газа находится на уровне 2000 года, а нефти — на уровне конца 90-х. Меняется и структура энергопотребления — все большая часть приходится на возобновляемую энергетику (до 17% в энергобалансе ЕС). Кроме того, после «газовой войны» 2008−2009 годов в ЕС создана разветвленная сеть интерконнекторов, позволяющих диверсифицировать поставки газа практически в любую страну Европы. В Брюсселе достаточно отчетливо, наконец, понимают, что политический фактор энергетического взаимодействия с Россией является не менее важным, чем выгодные цены. Инициированное в свое время расследование крайне сомнительных практик «Газпрома» при подписании контрактов с отдельными потребителями уже привело к тому, что российский монополист был вынужден согласиться с правилами Третьего энергопакета, изменить формулу ценообразования и пойти на другие уступки. В конце прошлого года Еврокомиссия инициировала также регуляторные изменения, которые позволили бы поставить под контроль рыночных правил и норм ЕС «Северный поток-2», что является неприемлемым для «Газпрома». Однако следует признать, что в рядах ЕС по поводу «Северного потока-2» нет единства, и не исключено, что дальнейшее продвижение в этом вопросе будет зависеть как от итогов коалиционных переговоров в Германии, так и от результатов выборов в Италии. В любом случае очевидно, что борьба за украинский транзит на европейском театре «военных действий» еще предстоит нешуточная, и «второй фронт», который вполне могут открыть американцы, будет очень важным фактором. Остается ожидать высадки союзников в Нормандии.