Жизнь в зоне отчуждения

Убежище для дикой природы: биолог рассказал о животных в Чернобыле

11 мая 2019 | 08:00

Выход сериала HBO «Чернобыль» в 2019 году повысил интерес мировой общественности к зоне отчуждения, но существуют люди, которые заняты ее изучением постоянно. Так, весной 2019 года в Портсмуте (Англия) собралось большинство исследовательских групп, работающих с дикой природой Чернобыля. 30 ученых из Украины, Испании, Норвегии, Бельгии, Франции, Ирландии и Великобритании представили последний результаты своей работы, и один из них — биолог Герман Оризаола — рассказал о них в колонке для просветительского издания The Conversation.

В результате аварии на Чернобыльской АЭС было выброшено в 400 раз больше радиации, чем после падения атомной бомбы на Хиросиму (Япония) в 1945 году. Взрыв четвертого реактора остается крупнейшей ядерной аварией в истории, и хотя работы по дезактивации (удалению радиоактивных веществ) начались сразу после аварии, серьезные ограничения на постоянное поселение людей в Зоне отчуждения действуют и сегодня.

Одним из районов, наиболее пострадавших от радиации, был сосновый лес рядом с ЧАЭС, известный с тех пор как «рыжий лес». Этот район получил самые высокие дозы радиации, сосны погибли мгновенно, а все листья стали красными. Немногие животные пережили воздействие высоких уровней радиации, потому после аварии предполагалось, что этот район станет пустыней на всю жизнь.

«Учитывая длительное время, которое требуется для распада некоторым радиоактивным соединениям, прогнозировалось, что лес будет оставаться лишенным жизни в течение веков», — пишет Оризаола. Но природа решила иначе.

Чернобыльская дикая природа сегодня

Спустя 33 года после аварии, Чернобыльская зона отчуждения, которая охватывает территорию Украины и Беларуси, населена бурыми медведями, бизонами, волками, рысями, лошадьми Пржевальского и более чем 200 видами птиц. Ученые, работающие с с крупными млекопитающими, гнездящимися птицами, амфибиями, рыбами, шмелями, дождевыми червями и бактериями, пришли к выводу, что в настоящее время область отличается большим биологическим разнообразием. Кроме того, они подтвердили отсутствие значительного негативного влияния нынешних уровней радиации на популяции животных и растений, живущих в Чернобыле.

Все исследуемые группы животных поддерживают стабильные и жизнеспособные популяции внутри зоны отчуждения. Яркий пример разнообразия дикой природы в этом районе дает проект TREE (TRansfer-Exposure-Effects, возглавляемый Ником Бересфордом из Центра экологии и гидрологии Великобритании). В рамках этого проекта, длившегося несколько лет, камеры с датчиками движения были установлены в разных местах зоны отчуждения. Фотографии, снятые этими камерами, показывают присутствие богатой фауны на всех уровнях радиации. Эти камеры впервые зафиксировали появление бурых медведей и зубров в украинской части зоны, а также увеличение числа волков и лошадей Пржевальского.

Европейский бизон (Bison bonasus), обыкновенная рысь (Lynx lynx), лось (Alces alces) и бурый медведь (Ursus arctos), сфотографированные в Чернобыльской зоне отчуждения / TREE / Сергей Гащак
Европейский бизон (Bison bonasus), обыкновенная рысь (Lynx lynx), лось (Alces alces) и бурый медведь (Ursus arctos), сфотографированные в Чернобыльской зоне отчуждения / TREE / Сергей Гащак

Оризаола, работавший с амфибиями Чернобыля, выявил их многочисленную популяцию даже на загрязненных радиацией территориях. Кроме того, он также нашел признаки, которые могут представлять адаптивные реакции на жизнь с радиацией. Например, лягушки в зоне отчуждения темнее, чем лягушки, живущие за ее пределами, что является возможной защитой от радиации.

Восточная квакша (Hyla orientalis) в зоне отчуждения / Герман Оризаола
Восточная квакша (Hyla orientalis) в зоне отчуждения / Герман Оризаола

Но исследования также обнаружили негативные последствия радиации. Например, некоторые насекомые в районах с высоким уровнем радиации имеют более короткую продолжительность жизни и больше страдают от паразитов. Некоторые птицы также имеют более высокий уровень альбинизма, а также физиологические и генетические изменения. Но эти эффекты, по-видимому, не влияют на выживание дикой природы в этом районе.

Общее отсутствие негативного воздействия радиации на чернобыльскую дикую природу может быть следствием нескольких факторов.

Дикая природа может быть гораздо более устойчивой к радиации, чем считалось ранее, а некоторые организмы могли начать проявлять адаптивные реакции, которые позволят им жить в зоне отчуждения без вреда. Кроме того, отсутствие людей может быть благоприятным для многих видов, в частности, для крупных млекопитающих.

Ученые предположили, что человеческая деятельность в среднесрочной перспективе являются более негативными для дикой природы, чем ядерная авария. «Весьма показательное представление о воздействии человека на окружающую среду», — заключает биолог.

Лес и луга внутри Чернобыльской зоны отчуждения / Герман Оризаола
Лес и луга внутри Чернобыльской зоны отчуждения / Герман Оризаола

Будущее Чернобыля

В 2016 году украинское правительство объявило зону отчуждения радиологическим и экологическим биосферным заповедником. За прошедшие годы Чернобыль также стал естественной лабораторией для изучения эволюционных процессов в экстремальных условиях. «Для науки это может оказаться полезным, учитывая быстрые изменения окружающей среды, происходящие во всем мире», — пишет Герман Оризаола.

В настоящее время несколько проектов пытаются возобновить деятельность человека в этом районе. В Чернобыле процветает туризм, и в 2018 году его посетило более 70 000 человек. Планируется также развитие солнечных электростанций и расширение лесохозяйственных работ в этом районе. Но испанский ученый считает, что прежде всего нужно работать над сохранением целостности зоны отчуждения как заповедника.

«За последние 33 года Чернобыль превратился из потенциальной пустыни в область, представляющую большой интерес для сохранения биоразнообразия. Сейчас нам нужно работать над сохранением целостности зоны отчуждения как заповедника, если мы хотим гарантировать, что в будущем Чернобыль останется убежищем для дикой природы», — заключает он.