Санкции против России

Сохранятся ли антироссийские санкции во все более пророссийской Европе?

09 июня 2018 | 12:25

Василий Филипчук, старший советник Международного центра перспективных исследований


Без четкой стратегии урегулирования конфликта с Россией санкции начнут терять свою эффективность и поддержку.

Трещины в единстве

28−29 июня Европейский совет в Брюсселе снова обсудит отношения с Россией. Перед этим на уровне послов и министров планируется принять решение о пролонгации антироссийских санкций. Их, вероятно, продлят, однако атмосфера, в которой будет происходить обсуждение, на этот раз станет отличаться от предыдущих встреч европейских лидеров. Заявление итальянского премьер-министра Джузеппе Конте, получившего вотум доверия от парламента своей страны, о необходимости пересмотра режима санкций ЕС в отношении РФ, аналогичные тезисы со стороны австрийских, французских, немецких и иных политиков, заявления руководителя Еврокомиссии о необходимости «покончить травлю России» — все они могут стать серьезным сигналом для Украины. Игра на геополитической шахматной доске никогда не останавливается и даже если в какой-то момент страны условного Запада пришли к консенсусу относительно санкций в отношении РФ, это не значит, что такая диспозиция будет оставаться вечной столько, сколько этого захочет украинское руководство. И худшее в этой ситуации — игнорировать происходящее или начать обижаться на европейских политиков и, тем самым, окончательно испортить отношения с партнерами на Востоке и Западе.

Заявлений, подобных тому, что сделал итальянский премьер, от кого-то из европейских лидеров ждали уже давно. В ЕС все больше политиков, которые по разным причинам считают необходимым сделать шаг навстречу России даже без ее шагов в ответ по урегулированию конфликта на Донбассе или восстановлению суверенитета Украины над Крымом.

Обратный эффект


Почему? Причины различные, причем не обязательно обусловленные коррупцией или работой российских спецслужбы. На прошлой неделе на одном из экспертных обсуждений в закрытом режиме двое исследователей из ведущего американского университета и британская исследовательница из школы экономики (все критически настроены к РФ) представили свои исследования о результатах влияния санкций в отношении РФ.

Очень интересным был вывод, что

больше всего выгод от действия санкций получила российская власть (уровень поддержки российского президента вырос с 60% до 80%), а больше всего пострадал «средний класс»

— те, кто за десятилетие относительного благополучия открыли собственный бизнес, стали независимыми от государства и были основой протестов в 2012 году на Болотной площади. Значительная часть этих людей ориентировались на прямые контакты с западными частными компаниями, зарабатывали на экспорте/импорте из ЕС, поэтому в результате санкций они: уехали из РФ, закрыли бизнес, обанкротились, переориентировались на государство или государственные компании. С другой стороны, государство смогло выдержать давление, возобновился рост реальных зарплат, а повышение цены на нефть только добавило большей уверенности именно тем россиянам, которые полагаются на действующую российскую власть.


График роста реальных зарплат в РФ

То есть вывод докладчиков был таков: от «наших санкций» страдают не те, кто должны, а наоборот — те, кто потенциально могли бы стать «драйверами перемен» в России. В результате средний класс не только сузился, но и мигрировал от независимого бизнеса к бизнесу, который полагается на государство, а значит стал зависимым от него и государственных компаний. Да, Россия теряет ежегодно 0,5% годового ВВП от санкций, но российская экономика демонстрирует стабильную положительную динамику. По прогнозам, в ближайшие 5 лет ежегодные темпы роста экономики РФ составят около 2%. Газовая индустрия России в 2017 году выросла на 12% и продолжает подниматься, технические ноу-хау и технологии, которые необходимы в нефтегазовом комплексе, поступают из Китая и других азиатских стран или разрабатываются самостоятельно.

Российская экономика переориентировалась на «самофинансирование» — заимствования на внешних рынках уменьшились с $ 450 млрд до $ 350 млрд с тенденцией к снижению и переориентацией на азиатские финансовые рынки, а государственные запасы твердой валюты, которые с $ 514 млрд в 2014 году упали до $ 351 млрд в 2015-м, в 2017 году выросли до $ 424 млрд.

Свет в конце тоннеля


Это лишь несколько деталей, которые в целом заставляли западных политиков и дипломатов прийти к одному и тому же выводу: санкции не приносят запланированного эффекта. В современном мире санкции преимущественно являются реакцией на те или иные действия нарушителя международного права. Их применяют тогда, когда к другим инструментам наказания (например, принуждение военной силой) не хотят прибегать. Также санкции являются средством заставить нарушителя изменить свое поведение из-за слишком больших потерь, преобладающих над преимуществами, которые нарушитель получает в результате своих незаконных действий.

Действующие санкции не наказывают достаточно Россию за нарушение правил поведения на международной арене и точно не меняют ее мотивацию.

Тогда что же делать с санкциями? Ответ на этот вопрос уже давно известен: санкции обычно неэффективны, если они не являются частью хорошо спланированной и разработанной стратегии урегулирования причин, из-за которых они введены. То есть без видения эффективной стратегии и тактики урегулирования российско-украинского конфликта санкции рано или поздно будут пересмотрены, ослаблены, ограничены, а со временем и вовсе отменены. Никто из ведущих стран ЕС не захочет бесконечно оставаться в режиме санкций, если так и не появится «свет в конце тоннеля» — понимание того, как выходить из режима санкций. И можно до бесконечности обвинять Италию/Францию/Германию или любую другую страну — от этого ничего не изменится. Без стратегии и видения урегулирования конфликта санкции не будут оставаться константой, станут с каждым годом терять свою эффективность, а, следовательно, и поддержку внутри ЕС.

Если бы не обвинение РФ во вмешательстве в выборы в США и других западных странах, если бы не скандалы вроде отравления в Солсбери, то заявлений, подобных словам итальянского премьера, следовало бы ожидать раньше. Однако маловероятно, что Италия сможет заблокировать продление санкций в июне этого года. Не в традициях ЕС так быстро и так радикально менять свою позицию. Вероятно, что санкции продолжат, но достигнут в итоговом документе Совета Е С какого-то компромисса о необходимости анализа, пересмотра, новых условий, смягчения и т. п.

Украина может игнорировать все сказанное. Но тогда в какой-то момент она столкнется с крайне неприятной для себя новой реальностью в изменившейся Европе. Другой вариант — начать наконец проводить реалистичную внешнюю политику, направленную на урегулирование главной внешнеполитической проблемы — конфликта на Донбассе и конфликта с РФ в целом.

И если наши партнеры в ЕС увидят тот самый «свет в конце тоннеля», поймут нашу стратегию и логику поведения, тогда удержать режим санкций против России удастся значительно легче

В этом случае и сами санкции получат смысл, превратятся из средства сказать «фи» действиям РФ в средство изменения мотивации действий российского руководства.