Cеверный поток - 2

«Северный поток - 2»: франко-германское сотрудничество выдержало первую проверку на прочность

12 февраля 2019 | 10:30

8 февраля в Брюсселе Совет Евросоюза рассматривал поправки к газовой директиве Еврокомиссии. Их предложила председательствующая в Совете Румыния, и они предполагают применение требований Третьего энергопакета ЕС к совместным проектам с третьими странами, а именно: разделение добычи, поставки и транспортировки газа, а также «недискриминационные тарифы» на прокачку газа для равного доступа всем компаниям. Такие поправки ставят под угрозу реализацию совместного с Россией «Северный поток-2». Тем более, что согласие на прокладку газопровода еще не дала Дания, в то время как остальные причастные страны — Германия, Финляндия и Швеция — дали все необходимые разрешения. Однако Германии удалось пролоббировать компромиссный вариант изменений в газовую директиву ЕС и вывести «Северный поток — 2» за рамки Третьего энергопакета. Франция заняла нейтральную позицию, чем обеспечила тот самый компромисс для формирования общей позиции в проектах ЕС, о которой канцлер Меркель и президент Макрон договорились в Ахенском договоре, подписанном менее, чем две недели назад. Остальные страны — члены ЕС почти единодушно поддержали такое решение.

Меркель снова оказалась убедительнее остальных

Германия, которой газопровод «Северный поток — 2» позволит замкнуть на себя транспортировку значительного объема импортного российского газа в страны ЕС изначально выступала против поправок Румынии к газовой директиве ЕС. О намерении Франции их поддержать накануне заседания послов стран-членов 6 февраля, перед заседанием в Брюсселе, сообщила влиятельная немецкая газета Süddeutsche Zeitung (SZ).

СМИ даже пытались спровоцировать франко-германское противостояние из-за «Северного потока-2», связав негативное отношение к нему Франции с отказом президента Макрона участвовать в Мюнхенской конференции по безопасности, где он должен был выступить 16 февраля с совместным заявлением с канцлером Меркель. Французская сторона, отрицая такую «драматическую версию», заявила, что Макрон не поедет в Мюнхен из-за внутренних проблем.

Но, как сообщило агентство France Press, Германия и Франция неожиданно быстро достигли консенсуса под давлением бизнес-кругов в обеих стран. Он предполагает, что правила транспортировки устанавливает страна — точка входа в газотранспортную систему ЕС. Для газопровода «Северный поток-2» это будет Германия. Берлину также удалось отменить для этого проекта требование Третьего энергопакета о разделе услуг.

Любая задержка строительства трубопровода создает неопределенность для партнеров «Газпрома»: Uniper Германии и отделение Wintershall BASF, англо-голландский Shell, OMV Австрии и Engie Франции, не желающих вносить какие-либо изменения в проект.

С принятием компромиссного варианта поправок угроза блокировки строительства «Северного потока-2» снята. Единственное, сообщает российское издание РБК, могут увеличиться расходы на реализацию проекта стоимостью 11 млрд долларов.

А «почти» единодушная поддержка франко-германского компромиссного предложение другими странами ЕС дает зеленый свет переговорам с Европарламентом об окончательной редакции газовой директивы Еврокомиссии. Румынии как страна — председатель в Совете Е С должна начать их уже на этой неделе. «Наша цель — создать набор правил, который уравняет в правах наземные и подводные газопроводы. Теперь мы в ситуации, когда не видим никаких препятствий, чтобы достичь этого решения», — заявил замглавы Еврокомиссии по энергетическим делам Марош Шефчович.

Европа готова «поглотить» газ от всех

Энергетическую политику Евросоюза резко критикуют Соединенные Штаты. Еще в июле на саммите НАТО в Брюсселе американский президент Дональд Трамп обвинил Германию в добровольной энергетической зависимости от России. «Германия платит России миллиарды долларов за поставки газа, а мы должны платить, чтобы защитить ее от России. Как это понимать? Это нечестно», — сказал тогда Трамп. Американский посол в Германии неустанно напоминает это высказывание немецким властям, требуя прекратить сотрудничество с Россией по поставкам газа через «Северный поток».

7 февраля, за день до указанного заседания Совета Е С в Брюсселе, другая французская газета Les Echos, цитируя Штефана Майстера из Германского общества внешней политики, писала: «Ангела Меркель, позволившая строить „Северный поток — 2“ и тем самым косвенно поддержавшая его, годами недооценивала негативные последствия проекта <…> США повлияли на изменение ситуации: Дональд Трамп в течение долгого времени подвергал резкой критике, желая поставлять свой собственный сланцевый газ в Германию, а посол США в Берлине в начале года пригрозил немецким компаниям санкциями за участие в проекте».

В Бундестаге тоже все чаще заявляют, что такая политика делает Германию уязвимой. Депутат от партии Ангелы Меркель «Христианско-демократический союз» и бывший министр охраны окружающей среды Норберт Реттген утверждает, что «Северный поток-2» подрывает европейскую солидарность. А депутата от СДП Йоханнес Шрапс заявил: «Мы допустили ошибку из-за того, что недостаточно связывали этот процесс с положением наших европейских партнеров. Необходимо серьезней отнестись к проблемам Украины, Польши и стран Балтии».

Вместе с тем, немецкие политики отмечают, что Германия не может отозвать разрешение на строительство газопровода, иначе возникнут трудности для компаний, инвестировавших в проект, или испортятся отношения с Россией.

Но потребности Германии в газе из-за экологических проблем будут расти. Ведь в стране 55% электроэнергии производят угольные ТЭС. Берлин, чтобы удовлетворить все заинтересованные стороны, запланировал строительство терминала для импорта американского сжиженного газа.

При растущем дефиците природного газа в Европе, потребности в «голубом топливе» не может удовлетворить даже строительство второй нитки «Северного потока» с пропускной способностью 55 млрд. м3 и подключение газопровода «Южный поток» (пропускная способность 30 млрд. м3) от Турции к южно-европейским странам с созданием газового хаба в Австрии. За участие в этом проекте серьезно схлестнулись Болгария и Греция.

Преодолевая внутреннее и внешнее сопротивление

Российский газовый монополист «Газпром» и несколько европейских компаний договорились о проекте газопровода «Северный поток-2» еще в 2015 году. Россияне хотят получить дублирующий второй прямой путь к европейскому потребителю в обход Украины, убеждая европейских партнеров, что наша страна — ненадежный транзитер их газа.

Но создать самодостаточный, подобно украинской ГТС, путь транспортировки газа без резервных подземных газовых хранилищ все равно не получится. Без хранилищ невозможно удержать давление в газопроводе хотя бы в случае аварии на газоперекачивающих турбинах.

Германии выгодно строительство дублирующего газопровода по двум причинам: это удвоит импорт сравнительно дешёвого российского газа и сделает ФРГ крупнейшим газовым хабом в Европе.

Для реализации проекта «Северный поток-2» была создана компания New European Pipeline AG, в которой у «Газпрома» 51% акций, а у немецкой Uniper, Wintershell, англо-голландской Shell и австрийской OMV — по 10%. Еще 9% акций — у французской Engie. Однако саботаж проекта Польшей заблокировал этот первоначальный вариант. По новой схеме Газпром финансирует проект на 50%, остальное совместно профинансируют выше названные компании-партнеры.

Многие страны Центральной и Восточной Европы изначально выступили против газопровода «Северный поток-2», опасаясь усиления энергетической зависимости от России. «Польша рассматривает „Северный поток-2“ в качестве серьёзной угрозы миру и безопасности в Европе, так как усиливается зависимость европейских стран от российских энергоносителей, что увеличивает вероятность эскалации российской враждебности по отношению к Украине», — заявлял глава МИД Польши Яцек Чапутович в конце января 2019 года.

7 февраля американские послы в Германии, Дании и в ЕС (Ричард Гренелл, Карла Сэндс и Гордон Сондлэнд) выступили с совместным призывом принять поправки, предлагаемые Румынией к газовой директиве ЕС, которые бы заблокировали «Северный поток - 2», так как он не отвечает требованиям Третьего энергопакета о разделении добычи, поставок и транспортировки газа. Но другого газа для закачки в газопровод из Западной Сибири по дну Балтийского моря до Германии у «Газпрома» просто нет.

Вашингтон был против «Северного потока-2» ещё при администрации президента Обамы. При президенте Трампе возражения усилились. Несмотря на негативную реакцию США и сопротивление части стран ЕС, в июле 2018-го было начато строительство газопровода и его планируется завершить в конце 2019 года.

Для экономии финансовых ресурсов Россия может попытаться освободиться от новых правил, но Евросоюз всегда сможет оставить за собой окончательное решение или попытаться ограничить объёмы импорта российского газа.

Почему «Северный поток -2» важен для Европы

«Почему Франция спасла «Северный поток-2?» — задается вопросом корреспондент Forbes в Брюсселе Дейв Китинг. По его мнению, ответ в том, что Франция и Германия посчитали будущее Евросоюза «важнее старой легенды о трансатлантическом единстве». Ведь чем ближе завершение строительства газопровода, тем меньше шансов навязать Европе импорт американского сжиженного сланцевого газа — более дорогого, чем российский.

«Северный поток-2» важен для ЕС, поскольку собственная добыча природного газа в Европе резко сокращается. А российский газ рядом и относительно дешевый.

Берлин твердо стоит на защите этого проекта. 7 февраля канцлер ФРГ Ангела Меркель на встрече глав государств Вышеградской группы (Польша, Венгрия, Чехия, Словакия) в словацкой столице Братиславе пыталась убедить своих коллег в том, что «Северный поток-2» не усиливает зависимости от российского газа. Она пояснила, что источники энергоресурсов диверсифицируются, в частности, строятся терминалы для приема сжиженного природного газа (СПГ).

Кроме того, Меркель заявила, что во время переговоров с президентом России Владимиром Путиным она постоянно настаивает на том, «чтобы Украина и впредь оставалась транзитером для российского газа», пишет Die Welt.

Если бы поправки Румынии были приняты без изменений, это бы осложнило получение разрешения Дании — единственной страны, пока не давшей разрешения «Газпрому» на прокладку трубопровода в своей исключительной экономической зоне в Балтийском море. Формально отказать в выдаче разрешения Дания не может, но и конкретные сроки для его предоставления тоже не установлены.

Если «Газпром» не получит разрешение Дании до середины текущего года, это скажется на сроках завершения проекта.

В России считают, что с принятием поправок Румынии без изменений строительство «Северного потока-2» можно было бы продолжать. Просто тогда, как поясняет Мария Белова из Vygon Consulting, «Газпрому» пришлось бы отказаться от функции оператора газопровода и передать ее в управление независимой компании и отказаться от 50% мощностей газопровода. Но это невыгодно и европейским потребителям. Так как кроме российского газового монополиста «Газпрома» никто другой экспортировать газ не может, и «Северный поток-2» мог оказаться загруженным только наполовину. Такая ситуация уже была с «Северным потоком-1», пока в 2017 году не были сняты ограничения.

Также тогда бы окупаемость «Северного потока» оказалась под вопросом, как и возврат 4,5 млрд евро, которые инвестируют в газопровод европейские компании-партнеры: немецкие Uniper, Wintershall, австрийская OMV, англо-голландская Shell и французская Engie. Даже ограничение мощности на уровне 50% не станет для «Газпрома» катастрофой, — уточняет госпожа Белова, — поскольку он сможет подать заявку на исключение, как в случае по первому «Северному потоку». Но тогда бы, добавляет она, неизбежно сохранялся транзит через Украину, что усиливает позиции Киева на переговорах о новом газовом контракте с Россией.

После принятия странами ЕС компромиссного решения Германии и Франции по «Северному потоку-2» Украине придется поторопиться с реформированием НАК «Нефтегаза», начав процесс разделения на предприятие по добыче, предприятие по транспортировке и предприятие по продаже газа — как того и требует Третий энергопакет газовой директивы Еврокомиссии, и что Киев обещал сделать еще в 2015 году.