G7

Саммит G7: раскол Запада и надежды России

18 июня 2018 | 16:23

На cаммите «Большой cемерки» (G7), состоявшемся 8−9 июня в канадском Квебеке, президент Дональд Трамп откровенно пытался диктовать союзникам свои условия торгово-экономического сотрудничества. Трамп всячески демонстрировал, что относится к европейским союзникам как к обременительным должникам. Даже покинул саммит до его окончания, отправившись в Сингапур на встречу с лидером КНДР Ким Чен Ыном, чем показал, что не хочет тратить свое время на невыгодное «дело».

Воинственный обмен мнениями

За сутки до саммита в Квебеке Трамп бросил первый камень торговой войны с европейцами. У себя в Twitter он написал: «Пожалуйста, скажите премьер-министру Трюдо и президенту Макрону, что они берут с США огромные пошлины, а также создают немонетарные барьеры. У ЕС торговый профицит с США — $ 151 млрд, а Канада не пускает наших фермеров. Жду встречи с ними завтра». Президент Франции Эммануэль Макрон, которого Трамп неоднократно называл своим другом, ответил ему в том же духе. Макрон также написал в Twitter: «Американский президент, возможно, не против изоляции, но и мы не против, чтобы подписать соглашение между шестью странами».

На совместной пресс-конференции с премьер-министром Канады Джастином Трюдо президент Франции Эммануэль Макрон призвал не подписывать итоговый документ саммита, если Трамп не пойдет на уступки в международной торговле. Заодно вспомнили и Соглашение по климату, из которого США вышли по решению Трампа год назад. Макрон также потребовал, чтобы Вашингтон согласовывал с союзниками свои действия в торговле, пригрозив, что иначе может возникнуть группа G6, готовая поддерживать «многосторонний мировой порядок» без США. Воодушевленные смелыми заявлениями лидеров Франции и Канады, другие участники саммита возмущенно заявили, что Трамп пытается установить американскую гегемонию в мире.

Торговля — тормоз сотрудничества

В этом году на саммите G7 в Квебеке обсуждался целый спектр вопросов: рост мировой экономики, изменения на рынке труда под воздействием технологических инноваций, гендерное равенство, противодействие пропаганде и др. Была достигнута договоренность о создании «механизма быстрого реагирования», который позволит оперативно и слаженно отвечать на манипуляции с информацией, предупреждать вмешательство в избирательный процесс, прочие «недопустимые действия» и попытки дестабилизации, исходящие от «таких стран, как Россия».

Лидеры «Большой семерки» также осудили финансовую поддержку терроризма со стороны Тегерана и призвали руководство Ирана «внести свой вклад в борьбу с терроризмом, в достижение политических решений, урегулирование ситуации и установление мира в регионе». В итоговом документе участники саммита G7 зафиксировали свою приверженность сохранить в силе Соглашение о «ядерной сделке» с Ираном. Но главным был вопрос, как не допустить торговой войны, которая уничтожит глобализированную экономику.

Аналитики считают, что у восставших против протекционизма Соединенных Штатов стран (Евросоюз, Канада и Мексика) есть два способа заставить Трампа в ближайшие месяцы изменить позицию по торговым соглашениям: вводить самим защитные контрмеры по отношению к американским товарам и обращаться в ВТО о нарушениях Америкой правил свободной торговли. Ранее европейские страны обратились в ВТО с предостережением о наложении импортных пошлин на американские товары и введении защитных пошлин на рынке стали.

Не исключено, что эти торговые барьеры будут введены в ближайшее время.

Саммит завершился расколом. Американский президент отказался подписывать итоговый документ. Поводом для Трампа послужила позиция Канады. Премьер-министр Трюдо пообещал, что так же, как Мексика, до конца года введет зеркальные меры в ответ на решение США повысить тарифы на импорт канадской стали и алюминия. Советник Трампа назвал слова Трюдо на саммите G7 «ударом в спину». А Трамп в Twitter обозвал канадского премьера «лицемером и обманщиком». Он также объяснил, что «решение повысить пошлины на канадскую продукцию принято в ответ на канадские пошлины на американскую молочную продукцию».

Хотя в целом, Трамп прокомментировал саммит как успешный и продуктивный, но заявил, что «не позволит США оставаться свиньей-копилкой, которую все грабят». Парадоксально, но главный инициатор повышения импортных пошлин — президент США Дональд Трамп — призвал других членов G7 снять торговые барьеры для экспорта американских товаров. В марте США подняли ввозные пошлины на 25% на сталь и на 10% на алюминий из ряда государств.

Аналитики оценили итоги саммита как сигнал дестабилизации отношений между Соединенными Штатами и Евросоюзом. Но пока европейские страны, и уж тем более страны G7, не готовы выступать единым фронтом против гегемонии США. В случае дальнейшего противостояния с Америкой страны ЕС могут сплотиться в торговой войне со Штатами. В следующем году на саммите G7 в Биаррице (Франция) они могут выступить единой командой во главе с хозяином встречи президентом Макроном. А Дональда Трампа ждут непростые времена после ноябрьских выборов в Конгресс США, после которых усилившиеся в Конгрессе демократы будут все больше навязывать ему свою внешнюю политику.

«Победная» риторика Путина

Если раскол между странами Запада станет реальным и долговременным, Россия постарается извлечь из него максимум выгоды. Прежде всего, Москва попробует, играя на противоречиях между США и ЕС, добиться от Брюсселя официального одобрения строительства газопровода «Северный поток-2» по дну Балтийского моря до Германии. Соединенные Штаты выступают категорически против этого проекта, настаивая на том, что он угрожает европейской энергетической безопасности. Однако на сегодня из стран, по территории которых должен пройти газопровод, только Швеция не дала своего согласия. Брюссель формально тоже против, но и не осуждает страны, которые предоставили разрешения на строительство «Северного потока-2».

Канцлер Германии Ангела Меркель отвергла предложение президента Трампа отменить повышение защитных пошлин в обмен на заморозку строительства газопровода. Германия первая выдала все необходимые разрешительные документы для «Северного потока-2».

Международные наблюдатели отмечают, что возможности для позитивных изменений в отношениях Евросоюза с Россией расширяются, поскольку американское влияние в Европе ослабевает из-за политики президента Трампа.

Лидеры G7 всерьез обсудили целесообразность возвращения России, инициатором чего выступил Трамп. В интервью каналу Fox News он заявил, что четверть времени дискуссий на саммите лидеры «Большой семерки» посвятили России, поэтому «было бы лучше», если бы присутствовал сам Владимир Путин, и он, Трамп, мог бы его попросить «сделать некоторые действия», которые были бы лучше для мира, России и самого Путина.

Из «семерки» эту идею поддержал только премьер-министр Италии Джузеппе Конте. Все остальные подписали в финальном коммюнике (глава о России) то, что G7 продолжит оказывать давление на РФ, чтобы решить украинский вопрос. Не исключено, что Германия и Франция могут сделать активизацию отношений с Россией предметом торга с США.

Президент Путин, комментируя пожелание президента Трампа, напомнил, что Россия не выходила из G8, и пригласил лидеров «семерки» провести переговоры в Москве, заодно подтвердив, что готов к личной встрече с главой Белого дома. «Что касается возврата России в „семерку“ — „восьмерку“, то мы из нее не выходили. Коллеги в свое время отказались приезжать в Россию по известным соображениям. Пожалуйста, мы будем рады всех видеть у нас в Москве», — цитирует слова Путина информационное агентство ТАСС. Трампа Путин назвал «человеком вдумчивым, который умеет слушать…».

Пытаясь умалить значение G7, в Кремле отметили, что Россия «делает акцент на других форматах», а участие в переговорах «Большой семерки» ей неинтересно. По словам Путина, членов «Большой семерки» опережают страны ШОС и по населению, и экономическим показателям. Как почти во всем, что официально заявляет Кремль, желаемое больше выдается за действительное. Вот насколько ШОС выигрывает у G7 по совокупной территории стран — членов и количеству населению в них, настолько проигрывает по экономической мощи и политическому влиянию.

Сразу по завершении саммита G7 в Китае открылся саммит ШОС (Шанхайская организация сотрудничества: Россия, Китай, Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, Узбекистан). «Анализируя это событие, важно не пропустить разницу между западным саммитом в рамках „Большой семерки“ и этим саммитом. И здесь можно заметить, особенно со стороны России и Китая, все более растущее желание показать альтернативное видение глобального влияния…», — комментировал это событие корреспондент CNN Мэтт Риверс.

Некоторые наблюдатели пытаются усмотреть альтернативу на Востоке клубу Запада. Конечно, ШОС добавляет солидности Индия, третья экономика мира, и Пакистан со своим ядерным оружием. Но эти страны — в статусе наблюдателей. Оставаясь более близкими к Западу по формату экономики и политики, изначально Индия и Пакистан должны были «присматривать» за ШОС, помогая «выстраивать мост», на котором бы встретились экономические интересы Запада и Востока.

По вкладу в мировую экономику, а, следовательно, и по влиянию на международную политику ШОС и G7 несравнимы. Вряд ли эти два межгосударственных образования уравновесятся в обозримой перспективе. По крайней мере, даже двух президентских сроков протекциониста и «раскольника» Трампа, ослабляющего своими действиями союз сильнейших экономик мира, явно не хватит. Тем более, в мире, который благодаря политике России последние годы возвращается к принципу «прав — сильнейший», притяжение будет происходить к центру силы — экономическому, военному и политическому. Администрация Трампа доказала еще раз: даже самый агрессивный режим будет разговаривать с сильнейшим, усадив за стол переговоров лидера КНДР Ким Чен Ына буквально через несколько дней после саммитов G7 в Канаде и ШОС — в Китае.