Приватбанк

Приватгейт. Кто ответит за инфляцию, девальвацию и растрату 148 млрд?

21 декабря 2016 | 13:45

Коломойский не вернет никаких денег. Государство заплатит за него все 148 млрд, и еще сколько понадобится. Никто за это не ответит, хотя должен хоть кто-то. Коррупционное государство Украина прекрасно — как никогда.


Прямо на наших глазах группа чиновников собирается потратить 148 млрд бюджетных денег.

Просто вынут и скажут — сюда нужно. Для народа стараемся.

А кто задался вопросом — что это за 148 млрд? Откуда они «вдруг» возникли?

Почему власть избегает говорить, что эти деньги «распилил» Игорь Коломойский в тандеме с Геннадием Боголюбовым? Ведь 90−97% инсайдерских кредитов из общего портфеля 150 млрд грн — это и есть та самая сумма, которую теперь придется покрыть всем налогоплательщикам Украины из своего кармана.

Realist запросил у МВД, ведутся ли какие-то расследования по Приватбанку? Нам ответили отпиской, общий смыл которой сводится к тому, что нет — не ведется.

НАБУ, которое славится атакой на чиновников, едва интересуется делом Екатерины Рожковой. Но по Привату — вообще тишина.

По Генпрокуратуре пока ответа нет. Но есть подозрение, что даже при открытом производстве дела будут тормозиться. Точно так же, как тормозятся дела по «семье» Януковича и убийствам на Майдане.

Повторяется ситуация с банком «Михайловский». Виктор Полищук вывел 1,2 млрд грн за свои бизнесы, а потом просто сбросил банк на плечи государства. Президент, защищаясь от акций протеста, тут же протолкнул закон о выделении 1,2 млрд грн из госбюджета. И все, дело испарилось. Полищука догонять никто не собирается.

Складывается впечатление, что в Украине можно украсть миллиарды, а потом государство просто закроет все вопросы за счет бюджета. Главное — вовремя договориться с кем-то из этих двоих.

Глава НБУ Валерия Гонтарева и президент Петр Порошенко. Фото НБУ
Глава НБУ Валерия Гонтарева и президент Петр Порошенко. Фото НБУ

Подвох. Почему население атакует банкоматы

Безусловно, о договорняках такого масштаба никто не кричит вслух. Их, как огромную навозную кучу, прячут в темных чуланах государственной и банковской тайны. Но куда девать скверный запах?

Такого оттока не было даже во время войны, говорит Приватбанк.

Клиенты стоят в очередях. Деньги утекают рекой. Ограничение на снятие составляет 20 тыс. грн за три часа. Это означает, что ограничений фактически нет.

Как долго удержатся цены и курс при такой вакханалии? Это вопрос нескольких дней.

Все это говорит об одном. Население не верит государству.

Почему?

Ответ большей части населения очень иррационален. Чем больше топ-чиновники заклинают с экранов ТВ, тем очевиднее факт: дела плохи.

Это действительно так.

Сразу нужно признать. Приват вернет клиентам деньги. Можно не волноваться. Петр Порошенко настолько держится за власть, что подконтрольный ему Нацбанк запустит печатный станок на полную силу — лишь бы прикрыть нерадивые тылы.

А парламент уже проголосовал за полную гарантию всех вкладов во всех госбанках без исключения.

Осталось организовать концертный тур по стране в поддержку национализации Приватбанка.

Но в целом — дела действительно плохи. В скором времени будут впустую потрачены гигантские деньги. От этого рванет инфляция и подпрыгнет курс доллара. А электронная система Привата, скорее всего, превратится в постное унылое нечто — вроде нелетающей системы Ощадбанка.

Безусловно, этого не знают люди, наблюдающие танцы с бубном по ТВ. Но они чувствуют, что в воздухе пахнет аферой. Так и есть.

Странная расслабленность чиновников

Люди даже не понимают, в чем именно подвох. Что-то неуловимое заставляет не дослушать очередного факира, вскочить со стула и по морозу штурмовать банкомат Привата.

Просто они замечают, что президент Порошенко опять врет — совсем как про «безвиз».

Министр финансов Александр Данилюк — путается и с трудом осознает, что говорит. Он явно не ожидал такой подставы. Почему он, а не Яресько должен принимать на себя Приват? Об этом буквально кричит вся его физиогномика. Не нужно быть доктором Лайтманом из Lie to me.

Председатель Нацбанка Валерия Гонтарева — как обычно самовлюбленная и готовая бросить миллионы людей в финансовую пропасть. Совершенно безосновательно уверенная в собственной правоте и гениальности. «Любимица» населения и банковского сообщества.

Хоть бы Василия Фурмана не пускали говорить с населением. Ладно уже, пустили посредственного страховщика в Совет НБУ. Но хоть людям не показывайте этого доктора наук с замашками валютчика с «7-го километра».

Общее впечатление — неважное. Властная команда демонстрирует полную растерянность.

Оно бы и ладно. Все-таки на кону стоит половина банковской системы Украины. Тут не захочешь, а растеряешься.

Но смущает другое. На фоне растерянности чиновники демонстрируют абсолютную неспешность.

Складывается впечатление, что можно никуда не торопиться. Ничего особенного не происходит.

Главное, что похвалили «папики» из МВФ, а бюджет выделит сколько нужно. 100 млрд? Пожалуйста. 150? «Папики» не против.

Брать Приват под контроль? Приходите завтра. А лучше — после выходных. Мы общаемся с международными партнерами.

Такая расслабленность граничит с легкой невменяемостью. Это все равно что лежать на рельсах приближающегося поезда и рассказывать в прямом эфире, что уже спасен.

Власть не готова к национализации Привата

За всеобщей суетой уходят на задний план действительно важные вопросы.

Например. Разговоры о национализации ведутся с весны 2015 года. Почему, когда пришел момент, власть оказалась абсолютно не готова?

Вот несколько фактов в подтверждение.

Первый — команда, которая возьмет Приват в управление, только формируется.

Оно и понятно. С весны 2015 года прошли всего 30 встреч с владельцами и менеджментом самого большого банка страны. Не больше десяти раз приезжала в Украину миссия МВФ — с которой обсуждали, в том числе, и судьбу Привата. Потратить предстоит больше, чем МВФ выделил. Зачем было думать о механизме национализации?

Второй факт — стратегии нет.

Власть еще даже не решила, присоединять Приват к Ощадбанку или оставлять как есть.

Лучше бы не признавались. Это означает, что плана дальнейших действий нет. Откуда ему взяться, если нет даже основного направления?

Третий факт — как признались 20 декабря на пресс-конференции два зампреда НБУ Олег Чурий и Екатерина Рожкова, разрабатывать план реструктуризации кредитов Привата планируется до июля 2017 года. Полгода!

Чем два года занимались чиновники НБУ, пока рисовали стрелочки и буквы в своих презентациях?

Почему только сейчас приходится думать о механизмах и проверять Приват?

Знаете, что будет дальше? Что чиновники распределят должности и начнут… ковыряться в носу. Может, не в носу, но ковыряться.

Первые несколько месяцев они намерены проводить аудит, для которого привлекут международных экспертов. Начнут летать, консультироваться, принимать и отправлять тонны макулатуры. Соберут «круглые столы», начнут важно надувать щеки. Может быть, из-за океана даже прилетит видный мыслитель Владислав Рашкован.

А потом наступит этап договорняка. Как раз стихнут страсти, население перестанет штурмовать банкоматы. Все забудут о 148 млрд, которые достали из наших карманов.

Чиновники в душных кабинетах начнут договариваться, как реструктуризировать кредитный портфель Игоря Коломойского. Тот вступит в длительные переговоры, начнет перекатывать шарик между наперстками и раздавать крапленые карты. Международные партнеры начнут беспомощно хлопать ресницами, а украинские — тихонько перепрятывать в огороде трехлитровые банки с чем-то ценным.

Игорь Коломойский
Игорь Коломойский

После чего под объективам камер торжественно подпишут бессмысленные бумажки и сделают вид, что все закончилось успешно.

Понятно, что Коломойский никогда и ничего не вернет. Но чиновники сделают вид, что верят обещаниям вернуть. Потом. Лет через 10. А, может, 15. Кризис же, сложно ему.

Приват могут никому не продать

Какое-то время по банковскому сообществу гуляла теория заговора.

Она звучала убедительно. Гонтарева намеренно «зачистила» банковский рынок, убив 85 банков. Она специально два года откладывала национализацию Привата. Ждала, пока рынок очистится, и мегамонстр займет на нем доминирующее положение.

Потом, согласно теории заговора, должна была состояться национализация. Приват отобрали бы в государственную собственность, и за счет госбюджета залили дыру в размере 150 млрд грн.

Получили бы в сухом остатке самый лучший в Украине, если не Европе, розничный банк. Все равно корпоративный сегмент — это чистый инсайд, деньги давно выкачаны предприимчивым и не слишком чистоплотным инвестором из Швейцарии.

А потом — продали бы очищенный Приватбанк «стратегическому инвестору». Скажем, за 1 грн. Главное, что тот оказал честь Украине, пообещал завести в банк миллиарды и оживить кредитование в стране. Ведь Украине так нужны кредиты.

Главное, что это должен быть какой-нибудь «Сити» или «Чейз Манхеттен». На худой конец, Deutsche Bank или HSBC. Чтобы можно было перед камерами сверкнуть — совсем как Виктор Янукович улыбчато жал руку главе Shell.

Например, вот так.

Глава МВФ Кристин Лагард и глава НБУ Валерия Гонтарева. Фото НБУ
Глава МВФ Кристин Лагард и глава НБУ Валерия Гонтарева. Фото НБУ

А что государству придется списать 150 млрд — это чепуха. Ну момент был такой. Надо было спасать страну. Давайте не будем вспоминать.

Согласно теории заговора, вырисовывалась красивая схема. Есть совершенно беспринципная глава НБУ, которая выполняет заказ на «зачистку» рынка. Она «отмывает» самый большой банк страны от проблем и отдает его чистым в руки «инвестора».

Но теперь идеальная теория заговора начинает сыпаться. Действия власти совершенно странные. Так не ведут себя с банком, который придется отдавать «папикам» из небоскреба на Манхеттене.

Индюки во власти не верят, что Приват может умереть в считанные недели. Умереть как банк, как бизнес. А то, что чиновники накачают деньгами (не своими), будет напоминать наполненный силиконом труп Геракла — некогда мощный, но уже лишенный жизненной силы. Эдакий престарелый Шварцнеггер, снимающийся в десятой части «Терминатора».

Похоже, что их это не волнует. Похоже, что главное во всей этой комбинации — просто замять вопрос Привата без вреда для власти и Коломойского.

Самая главная ценность Привата — это его электронная система. Но ее будущее — под большим вопросом.

Оказывается, когда в субботу, 10 декабря, власть договорилась с Коломойским о национализации банка, отдельно проговорить передачу системы как-то «забыли». Чиновники Минфина и НБУ только собираются разобраться, кому она принадлежит и как ее забрать.

Уже позже чиновники добавили, что система переходит государству вместе с банком. Хорошо — а что с группой разработчиков, которые ее поддерживали? Это более 1500 человек.

Ответят ли чиновники Нацбанка за Приват?

Министра финансов Александра Данилюка ждет большое расстройство.

С момента, когда Приват стал государственным, НБУ снял с себя всякую ответственность за его будущее. Теперь за все проблемы банка отвечает Минфин.

А правильнее бы спросить с Нацбанка. Спрашивать есть за что. Если бы в Украине Генеральной прокуратурой руководил не кум президента, а честный профессионал, Гонтарева со своей командой переехали бы в следственный изолятор.

Вот и состав дела. Его детально описала сама Гонтарева, когда рассказала о тех проблемах Приватбанка.

На 1 апреля 2015 года недостаток капитала Приватбанка уже составлял 113 млрд грн. На тот момент Гонтарева уже полгода руководила НБУ. Так, вспомнилось.

В Приват уже тогда нужно было вводить временную администрацию, после чего привлекать бывших собственников к ответственности. Отбирать у них «Укрнафту», «Укртатнафту», банкротить МАУ и «1+1», национализировать ферросплавные заводы. Потому что «приватовцы» по сути «вымыли» активы. Присвоили.

На дворе декабрь 2016 года. Полтора года Приватбанк продолжал работать без особых проблем.

НБУ все это время рассказывал о планах национализировать Приват, но не сделал ничего, чтобы взыскать деньги с владельцев.

Как сказала сама Гонтарева, причина «дыры» — общий кризис и «невзвешенная кредитная политика банка». Более 97% корпоративных кредитов (портфель размером 150 млрд грн) выданы связанным с акционерами компаниям. Все, что собирал банк на депозиты, выводилось Игорем Коломойским и Геннадием Боголюбовым.

Это по сути банк «Михайловский», только гигантских размеров. А Коломойский и Боголюбов — такие мегаПолищуки.

Виктор Полищук. Фото Liga
Виктор Полищук. Фото Liga

Никто не сможет оправдать НБУ. «Дыра» на 150 млрд не возникла внезапно. Она складывалась долгие годы. Чиновники НБУ ее, безусловно, видели.

Но… Все это время менеджмент Привата публиковал лживую отчетность, в которой указывал, что у него все в порядке. Что растет прибыльность, а инсайдерские кредиты стремятся к нулю. Чиновники НБУ принимали эту отчетность и создавали иллюзию того, что она истинна.

В сокрытии истинного положения Привата им помогала уважаемая фирма из «большой четверки» — PriceWaterhouseCoopers. Она подтверждала лживые заключения менеджмента банка.

Справедливости ради, Приват должен был стать для PWC тем, чем стал Enron для Arthur Andersen. Приговором.

Благо, доказывать ничего не нужно. Вот они, заключения PWC в период между двумя заявлениями НБУ о зашкаливающем уровне инсайдерских кредитов и недокапитализации Приватбанка.

Это железный повод поставить под вопрос привлечение этой аудиторский компании «большой четверки» к проверке государственных структур.

Но «прайсы» наверняка прописали юридические оговорки, по которым их невозможно привлечь к ответственности. Дескать, нам не дали все данные.

Поэтому обозначим для истории, когда мажоры из PWC начнут рассказывать о своем профессионализме.

Владельцы и менеджмент Приватбанка + чиновники НБУ + аудиторы PriceWaterhouseCoopers вместе сознательно долго и систематически вводили в заблуждение миллионы клиентов самого большого банка страны. Все они в один голос твердили, что банк в порядке. А если есть проблемы, то они невелики. Ведь НБУ контролирует, PWC проверяет — и все говорят, что порядок.

Люди несли в банк депозиты. Оформляли карточки. Проводили расчеты.

Бизнес Коломойского и Боголюбова получал приток все новых денег. Просто love story.

И вдруг в декабре 2016 года оказывается, что с банком вовсе не порядок. Что инсайдерские кредиты между 90% и 97% корпоративного кредитного портфеля. Что «дыра» в банке составляет более 148 млрд. Что покрывать это придется за счет госбюджета.

А ведь аудиторские отчеты говорили, что порядок. Как же так?

Я не силен в юридических процедурах. Но по сути это напоминает организованную группу, действия которой приведут к галактическим убыткам госбюджета. Не менее 148 млрд грн.

Чиновники готовы беззастенчиво «распилить» эти деньги, чтобы закрыть грехи Коломойского и Боголюбова. А потом взыскать их из наших карманов через налоги. Мы все должны заплатить за халатность и попустительство людей Порошенко.

Коломойский ничего не заплатит

Еще один эпизод, потенциально интересный для следствия, — это коррупция. Сговор чиновников с владельцами Привата.

Долгие годы чиновники НБУ наблюдали, как «пилится» Приватбанк. Молчали. Покрывали. Подписывали. Где они теперь?

В 2014 году главой НБУ стал Степан Кубив. Он выдал Привату 19 млрд грн рефинансирования. Эти деньги, скорее всего, тут же прошли через валютный рынок и в виде $ 1360 млн ушли за границу.

Сегодня Коломойский может вернуть 19 млрд. Для этого ему достаточно вернуть в страну $ 720 млн. То есть, половину от выведенного.

Но Коломойский не будет этого делать. Зачем? Государство ничего не требует возвращать. А Кубив — стал первым вице-премьером. То есть, оправдан и повышен.

Степан Кубив, выдавший десятки миллиардов рефинансирования в 2014 году и "сорвавший" курс доллара
Степан Кубив, выдавший десятки миллиардов рефинансирования в 2014 году и "сорвавший" курс доллара

Придя на смену Кубиву, Гонтарева как верный солдат Порошенко закрыла грехи своего предшественника. И продолжила политику поблажек Коломойскому.

Менеджмент банка еще в 2015 году составил программу капитализации, а владелец банка (имеется в виду Коломойский) предоставил личные гарантии. «Но ни банк, ни акционеры эту программу не выполнили», — подытожила Гонтарева в декабре 2016 года. Она забыла сказать, что не выполнили даже на 25%.

Сказанное Гонтаревой нужно толковать так: «Они плохие, а не мы; мы говорили им не делать бяку, а они делали; мы ничего не могли сделать».

"Банк почти год не выполнял нормативы обязательного резервирования, а просроченная задолженность перед НБУ по стабкредитам составляла 14 млрд грн при общей задолженности 19 млрд грн"

А вот и чистосердечное признание. «В результате на 1 декабря 2016 года нехватка в капитале выросла до 148 млрд грн, а ликвидность банка существенно упала». Переводим: деньги продолжали выводиться. И это несмотря на то, что официально Приватбанк пополнял капитал и даже вносил залоги. А НБУ имитировал бурную деятельность по контролю за днепровскими олигархами.

Сам факт наличия стабкредита означал, что Нацбанк должен был связать Приват по рукам и ногам. Но этого не произошло. Что говорит о коррупции сотрудников НБУ. Или об их бессилии.

Ну тогда нужно ставить вопрос принципиально. Банковский надзор НБУ — расформировать. Потому что он не справляется со своей основной функцией — надзирать за соблюдением закона.

Это как с Минпромполитики. Ликвидировали — и оказалось, что Украина может иметь промышленность без министерства. Давайте то же самое сделаем с НБУ. Зачем он ежедневно собирает гигабайты отчетов, а ежемесячно — тонны макулатуры? Чтобы в декабре 2016 заявить, что Нацбанк бессилен? Что не в силах воспрепятствовать Коломойским и Боголюбовым?

Но похоже дело не в бессилии. А в нежелании.

Коломойский — бизнес-партнер Порошенко. Гонтарева — глава НБУ и подчиняется Порошенко. Генеральный прокурор Юрий Луценко — кум Порошенко.

Генпрокурор Юрий Луценко и президент Петр Порошенко - кумовья. Фото РИА Новости
Генпрокурор Юрий Луценко и президент Петр Порошенко - кумовья. Фото РИА Новости

А значит, Коломойский ничего платить не собирается. Он скорее всего договорился с Порошенко. Гонтарева его преследовать не будет. Генпрокуратура тоже. Даже Кубива, потому что тот — тоже человек Порошенко. Замкнутый порочный круг.

Только 148 млрд опять покрывают миллионы жителей Украины, которых все настойчивее призывают платить налоги и «выходить из тени».

Никто ни за что не ответит

Так что вместо СИЗО в скором времени Гонтарева может переехать, скажем, в солнечный город Нью-Йорк.

А Коломойский — спокойно отбыть в город Женеву проедать 148 млрд. Продолжит владеть «Укрнафтой», «Укртатнафтой», сетью АЗС, телеканалом «1+1», лицензиями на авиаперевозки, ферросплавными заводами, депутатами и губернаторами.

Порошенко попытается пойти на второй срок, рассказывая сказки о том, как он спас Приватбанк. А заодно закончил войну в Донбассе, вернул Крым, добился «безвиза» и искоренил коррупцию.

Он расскажет, как помог сохранить средства 20 млн вкладчиков Приватбанка, в том числе 3,2 млн пенсионеров, 0,5 млн студентов, 1,6 млн получателей социальных выплат и одной женщине-управдому с грустными глазами.

Благодаря Петру Алексеевичу, не потеряли свои средства и смогли бесперебойно работать более 0,5 млн ФОПов (предпринимателей), а также 0,6 млн предприятий — от малых до больших. 3,6 млн человек, которые получали зарплаты через Приват, тоже спасены. В том числе 2,2 млн бюджетников и 1,2 млн работников частного бизнеса, включая партийных и бездомных.

Тем временем, Приватбанк как черная дыра проглотит 148 млрд из бюджета. А потом еще. Ведь ему нужно кредитовать «Нафтогаз», в конце концов. Так что 150−170 млрд в него точно зальют. Государственными облигациями. На них заработают разного рода посредники вроде банка «Авангард» или компании ICU.

Это будут наши с вами деньги. Деньги, на которые можно было построить дороги, реформировать образование и медицину, построить жилье для военнослужащих. Но вместо этого Порошенко прикроет гордую часть спины своему другу Коломойскому. Будет красиво, если тот «кинет» президента при первой возможности.

Деньги опять будут взысканы с населения. А еще — без того нищенские зарплаты станут еще меньше, потому что взметнутся инфляция и курс доллара. Ведь мораторий не ввели, деньги просто «печатают» в нужных количествах.

Где доказательства? Бывший глава НБУ Владимир Стельмах уже сделал так в 2009 году, опустив в результате курс с 5 до 8 грн за доллар. Параллельно помог куче людей заработать капитал на выводе рефинансирования. И что? Тоже на свободе, богат и коренаст. Плохие сны не беспокоят, хотя тысячи людей из-за него получили проблемы с валютными кредитами. «Сами виноваты», — сказал на это добрый дедушка Стельмах.

Что будет со знаменитой электронной системой Привата? Если она вообще попадет в руки «умелых менеджеров» из международных организаций, то скорее всего перестанет развиваться и станет унылым постным убожеством. От которого постепенно откажутся клиенты.

Так что вовсе не напрасно клиенты штурмуют банкоматы Привата. Будущее этого банка уверенное, но кислое.

Пока не рванул курс доллара, нужно успеть снять свои деньги. И закупить зеленые бумажки или квадратные метры бетона где-нибудь в стране дураков.