Россия-Беларусь

Поглощает ли Россия Беларусь, или за сколько торгуется суверенитет на постсоветском пространстве?

18 января 2019 | 10:05

Международный центр перспективных исследований

Москва и Минск приблизились к дилеммам, которые хорошо известны на постсоветском пространстве. Стоит ли торговать собственным суверенитетом и какую запрашивать цену? В чем она может выражаться: в скидках на природный газ, кредитах, компенсациях или в чем-то еще? С другой стороны, как дорого стоит платить за чужой суверенитет, и что с ним потом делать? Предновогодняя риторика руководства России и Беларуси о создании Союзного государства, по словам премьера Р Ф Дмитрия Медведева, вплоть до единой валюты, таможни, судов и счетной палаты) отражает печальные реалии международной политики в регионе, частью которого продолжает оставаться Украина. Мы еще долго будем находиться именно в этой, а не в европейской или евроатлантической системе координат. Не так давно (Харьковские соглашения от 2010 года, подписанные беглым президентом Янукович) Украина обменивала продление пребывания Черноморского флота РФ в Севастополе на 20−25% скидку от цены на российский газ. Сегодня наша страна оказалась в очень сложном геополитическом окружении, где нюансы отношений между Россией и Беларусью имеют большое значение.

Летом прошлого года Россия приняла решение о так называемом «налоговом маневре» — постепенной замене пошлины на экспорт нефти налогом на добычу полезных ископаемых. Это решение задевает интересы Беларуси, которая покупает российскую нефть по ценам, значительно ниже рыночных, за счет чего обеспечивает конкурентоспособность своих промышленных товаров. Если все оставить так, как есть, то уже в 2020 году Беларусь потеряет в результате российских маневров около 300 млн долл. Далее потери будут нарастать в геометрической прогрессии и в конечном итоге, по оценкам президента Александра Лукашенко, составят 10,5 млрд долл. уже в ближайшие годы. 300 млн долл. — неприятные, но терпимые для Беларуси потери: примерно 1,1% от общего бюджета государства, который составляет около 26 млрд долл. на следующий год. А вот 10,5 млрд. в перспективе выглядят куда серьезнее, и Минск решил действовать побыстрее.

Но когда дело дошло до сравнения переговорных позиций, выяснилось, что у Минска они слабые. Лукашенко в своих заявлениях, причем не в конце декабря 2018-го, а начиная с лета прошлого года, делал упор на том, что Россия предлагает механизмы субсидий своим потребителям, но не предлагает белорусским, что нарушает дух и букву Договора о создании Союзного государства от 1999 года. Когда в ответ в Москве заявили, что деньги готовы давать «в обмен на стулья», то есть на углубление интеграции, которая затормозилась далеко уровня, предусмотренного изначально 20 лет назад, возникли сценарии о подготовке поглощения Беларуси Россией.

Если посмотреть на создавшуюся ситуацию без теорий заговора, то можно увидеть: причина разворачивающегося кризиса в отношениях Минска и Москвы лежит в общей неэффективности экономик обоих государств, усиленной эффектом антироссийских санкций. Налоговый маневр Кремля вызван, с одной стороны, требованиями ВТО, а с другой — необходимостью искать деньги на модернизацию нефте- и газодобывающей промышленности. Этот шаг бьет, среди прочего, и по экономике Беларуси.

Минск, в свою очередь, будет пожинать плоды многолетнего пребывания на российской нефтегазовой игле. Пытаясь усилить свои переговорные позиции, Александр Лукашенко уже распорядился изучить возможности альтернативных поставок нефти, например, из Латвии, Литвы, Азербайджана или Ирана. Только вряд ли он добьется чего-то большего, чем временное решение. Соответственно, на повестке возникает единственный белорусский «товар», который интересен Москве: суверенитет. Причем не формальный и полный, а по частям.

Поэтому министр финансов России Антон Силуанов так много говорит о необходимости актуализации Договора о создании Союзного государства. Видимо, для того, чтобы понять, что Москва хотела бы контролировать в Беларуси, а за что отвечать ей совершенно не нужно. Это — очень своеобразная форма интеграции, в которую в итоге выродились в условиях экономического отставания и неэффективности большие проекты о евразийских пространствах под эгидой России.

Авторитарный режим в Беларуси во главе с бессменным уже долгие годы президентом Лукашенко только кажется сильным и прочным. Как и большинство авторитарных режимов в бедных странах, белорусские власти достаточно уязвимы. Диалог с Западом, подчеркивание роли США в регионе, отмена ограничений для американских дипломатов в стране или обозначение собственных позиций по поводу ситуации на Донбассе — все это создает лишь шумовой эффект. Сохранение существующего режима в Беларуси зависит от Москвы, причем не столько политически, сколько финансово.

С учетом этого факта добиться более высокой цены за суверенитет своего государства дипломатическими маневрами президенту Беларуси вряд ли удастся, как в свое время не удалось и беглому президенту Украины Виктору Януковичу.

Экономика Беларуси критически зависит от условий импорта российской нефти (на фото Мозырский НПЗ)
Экономика Беларуси критически зависит от условий импорта российской нефти (на фото Мозырский НПЗ)

Оснований для паники и разговоров о том, что Москва хочет поглотить Беларусь по крымскому сценарию, по-прежнему мало. Лукашенко не отдаст суверенитет за 300 млн долл. Да и за 10,5 млрд долл. тоже не отдаст. Другое дело, что это может стать началом длинного пути, особенно если уже созданная рабочая группа уточнит, что именно из текста Договора о создании Союзного государства нуждается в актуализации и может быть «выставлено на торги».

Тогда Беларусь столкнется с проблемой, аналог которой в Украине Виктор Янукович в 2010 году решил, подписав Харьковские соглашения. Вроде бы была сделана небольшая уступка по, казалось бы, второстепенному для Украины вопросу в обмен на вполне реальные деньги.

Многие критики Харьковских соглашений в Украине, кстати, не понимают их действительной опасности, то есть, критикуют просто потому, что это было согласие на условия Москвы, что априори не может быть хорошо для Украины в принципе.

Главная опасность Харьковских соглашений состояла в том, что слабое государство в асимметричных отношениях связало уступки в одной сфере с выгодами в другой.

Это дало возможность России перенести свое силовое превосходство во все сферы двусторонних отношений и сделало Украину настолько уязвимой и открытой российскому влиянию в 2010—2013 годах. Насколько украинские уроки усвоены президентом Беларуси, сложно сказать. Но наша собственная история пока подсказывает, что лучше исходить из реалистичной, а не оптимистичной оценки событий.