Brexit

Оптимизм по Черчиллю: как складывается жизнь Британии после референдума о Brexit

26 июня 2018 | 08:15

Парламент Великобритании утвердил план правительства по выходу Соединенного королевства из Европейского союза, которое намечено на 29 марта 2019 года. Затем, до 31 декабря 2020 года, продолжится транзитный период, в течение которого бизнес и граждане могут подготовиться к новой пост-брекзитовской реальности. Это касается вопросов торговли, свободного передвижения лиц и установления границы в Северной Ирландии. Голосование в парламенте подтвердило традицию британского политического истеблишмента — уметь находить выход из, казалось бы, безвыходных ситуаций: когда общество расколото, политики в жестком противостоянии, а Брюссель ведет переговоры с Лондоном как с заклятым врагом, как будто, наконец, дождался своего часа для «вендетты».

План взаимных компромиссов

Палата общин (нижняя палата парламента) одобрила правительственный план после того, как Кабинет Терезы Мэй пошел на компромисс и предоставил парламенту больше контроля за процессом Brexit. Также Терезе Мэй пришлось отступить от своей жесткой позиции полного Brexit (выход из oбщего рынка и таможенного союза ЕС) и согласиться с поправкой членов парламента о том, что британская экономика пробудет в общем рынке ЕС, а также что правительство не сможет самостоятельно менять европейские законы под потребности Британии путем принятия подзаконных актов, минуя парламент. В свою очередь, парламент одобрил поправку правительства по ирландской границе, гарантирующую отсутствие новых пограничных договоренностей без согласия правительства Великобритании и Республики Ирландии. Также Палата общин в угоду правительству не проголосовала за поправку, которая предполагает, что если не удастся заключить окончательную сделку с Брюсселем до 29 марта 2019 года, то парламент сможет остановить процесс выхода Соединенного Королевства из ЕС. В итоге сошлись на том, что и на время разводного процесса, и по его окончании правительство будет учитывать позицию парламента в своих решениях.

По принятому плану переходный период начнется после официального выхода Великобритании из ЕС в марте 2019 года и займет 21 месяц. За это время Лондону и Брюсселю необходимо согласовать характер будущих отношений. На этот период Великобританию отстранят от совместного принятия решений, она должна будет соблюдать правила ЕС и оставаться участником единого рынка и таможенного союза. Граждане Британии и стран ЕС будут иметь все нынешние права жить и работать без ограничений.

Проблемные отношения

Трудности в отношениях между Лондоном и Брюсселем были самого начала, с момента присоединения Великобритании к Европейскому экономическому сообществу (прообраз ЕС) в 1973 году. Через два года, в 1975-м, референдум о членстве страны в ЕЭС провел премьер-министр от лейбористов Гарольд Вильсон. Тогда 67,1% британцев поддержали участие страны в ЕЭС. Ситуация вновь обострилась после того, как в середине 1980-х президент Европейской комиссии (ЕК) Жак Делор начал активно продвигать федеративное видение Европы, которое в корне противоречило представлению Лондона о суверенитете и роли национальных правительств. На протяжении следующих 30 с лишним лет главная задача Великобритании заключалась в том, чтобы сохранить экономические выгоды общего рынка, но при этом всячески сторониться таких совместных проектов, как Шенгенская зона, еврозона или банковский союз.

Вероятно, так бы и строились бы дальше отношения между Лондоном и Брюсселем, но кризис еврозоны и усиление правопопулистских сил в странах ЕС и в Британии подтолкнули бывшего премьер-министра Дэвида Кэмерона провести референдум на год раньше, чем он обещал. 23 июня 2016 года 51,9% британцев проголосовали за выход из Евросоюза. Британская пресса писала, что такого результата не ожидали даже ярые сторонники Brexit, а многие граждане голосовали не умом, а сердцем. К примеру, студент-британец, который закончил бесплатно университет в Швеции, чтобы не платить за образование в Великобритании, проголосовал за выход из ЕС, «чтобы построить что-то новое».

Страшилки не оправдались

Противники Brexit пророчили страшные экономические последствия для Британии. Бывший канцлер казначейства Джордж Осборн твердил, что если Британия выйдет из ЕС, то придется незамедлительно принять «драконовский бюджет», в котором будут урезаны все социальные расходы. Политики из обоих лагерей манипулировали статистикой, а между гражданами ширились слухи, что каждого гражданина ЕС, работающего в Соединенном Королевстве, попросту выгонят. Решение народа и связанные с ним вызовы сплотили политический истеблишмент Великобритании.

2 июля королева Елизавета II отправилась на открытие пятой сессии парламента Шотландии, где произнесла успокоительную речь о том, как сложно, но нужно сохранять спокойствие и сплоченность «во все более напряженном мире». Шотландия проголосовала против Brexit: 62% - за то, чтобы остаться в ЕС и только 38% - чтобы покинуть. Власти Шотландии грозились провести свой референдум. После визита Елизаветы II угрозы звучат до сих пор, но перспективы их реализации пока теряются в тумане.

Предполагалось, что Дэвид Кэмерон пробудет во главе правительства еще три месяца, «чтобы удержать судно на волнах», пока Тори не выберут нового премьер-министра и тот не сформирует свой Кабинет. Однако уже 13 июля новая премьер-министр Тереза Мэй, бывшая в правителстве Кэмерона министром внутренних дел, на аудиенции у Королевы получила благословение на формирование нового правительства. Четкость действий руководства Соединенного Королевства помогли успокоить панику после референдума, охватившую международный бизнес и британцев.

Страшилки противников Brexit были существенно преувеличены. Один из главных финансовых центров мира — Лондонский сити — не развалился, драконовского бюджета не последовало, а безработица не скакнула. Наибольшей «катастрофой» стало падение стоимости фунта стерлингов на 20% по отношению к евро сразу после оглашения результата референдума. Также в 2017 году темпы роста британской экономики по сравнению с остальными государствами Большой семерки замедлились. Однако сейчас экономика Британии вновь стабилизировалась, фунт постепенно укрепляется, а безработица остается одной из самой низких в ЕС — 4,2%.

Более серьезным препятствием на пути выхода из Евросоюза, чем временные экономические трудности, стала жесткая и бескомпромиссная позиция Брюсселя.

Мишель Барнье от Еврокомиссии изначально затребовал у Лондона за выход из ЕС €100 млрд, потом €60 млрд, теперь – якобы £39 млрд ($51,71 млрд), но торги продолжаются
Мишель Барнье от Еврокомиссии изначально затребовал у Лондона за выход из ЕС €100 млрд, потом €60 млрд, теперь – якобы £39 млрд ($51,71 млрд), но торги продолжаются

Контрибуция за развод

В Евросоюзе у Лондона есть противники: как те, кто не хочет ухода Британии, так и те, кто рад тому, что в составе ЕС больше не будет страны, постоянно тормозившей процесс взаимной интеграции. Они хотят нанести максимальный урон уходящей стороне. Главным переговорщиком по Brexit от Европейского парламента назначен Ги Верхофстадт, одиозный автор памфлета «Соединенные Штаты Европы», который не раз оскорблял Соединенное Королевство за особое положение в ЕС.

Главным переговорщиком от Европейской комиссии выступает бывший еврокомиссар Мишель Барнье, но, как оказалось, суть вопроса от этого не меняется. По информации СМИ (так как цифры неофициальные) Барнье изначально затребовал у Лондона за выход из ЕС € 100 млрд, потом € 60 млрд, теперь — якобы £39 млрд ($ 51,71 млрд), но торги продолжаются.

Такой размер выплат аргументируется тем, что даже после выхода из Е С Великобритания несет финансовую ответственность за ряд долгосрочных проектов, например, за бюджет ЕС, который формируется раз в семь лет. Поэтому Лондон, несмотря на выход из ЕС в 2019 году, будет обязан принимать частичное участие в его формировании и в 2020-м.

Понять жесткую позицию Брюсселя можно, потому что вскоре он потеряет одного из пяти главных доноров бюджета ЕС и крупный рынок труда, и поэтому пытается всячески наказать Лондон за исход голосования.

В 2016 году так называемый чистый взнос (разница между теми деньгами, которая страна выплатила ЕС и получила назад) Великобритании за членство в ЕС составил £8,6 млрд ($ 11,42 млрд), больше заплатила только Германия. Помимо этого, согласно последним данным, в Великобритании проживают 3,7 млн граждан из других стран Союза, из которых 2,3 млн трудоустроены.

Такой безжалостный подход Брюсселя вынудил нынешнего канцлера казначейства Соединенного королевства Филипа Хэммонда просить бюрократов в ЕС пересмотреть подобное отношение.

На саммите 22−23 марта этого года Евросоюз утвердил документ об основных принципах будущих взаимоотношений с Великобританией. Стороны достигли консенсуса по трем основным моментам: о величине компенсации Евросоюзу, о сухопутной границе с Ирландией и о статусе британских граждан, живущих в ЕС, и граждан Евросоюза, живущих в Британии.

В этом году переговоры посвящены выработке условий двухлетнего переходного периода и формированию долговременных отношений между ЕС и Великобританией. В ходе переговоров Лондон рассчитывает сохранить торговые преференции такие же, как для члена ЕС. Эти переговоры по планам дезинтеграции должны завершиться к саммиту ЕС 18−19 октября, чтобы лидеры ЕС смогли их утвердить, а потом парламенты 27 стран-членов и Европарламент успели их ратифицировать до 29 марта 2019 года.

Много споров вызовет формирование статуса сухопутной границы между Ирландской Республикой и Северной Ирландией, которая теперь должна изменить свой статус с внутренней границы ЕС на международную границу. Британские СМИ отмечают, что Северная Ирландия и Ирландская Республика очень хотели бы сохранить существующий статус границы. Сторонам придется выработать специальные политические и технические решения. Правительство Британии не хочет устанавливать какой-то специальный торгово-пограничный режим для всей Северной Ирландии, поскольку это может нарушить целостность Британии.

Воинственная «тетушка Мэй»

Брюссель не хочет потерять Лондон в силу геополитических причин из-за более слабых позиций европейских лидеров в сдерживании России. Великобритания ужесточила свою риторику в адрес Москвы. В дополнение к политическим последствиям для России от отравления бывшего российского разведчика Сергея Скрипаля и его дочери, а также бескомпромиссному отношению Мэй к олигархам в Лондоне, в том числе Роману Абрамовичу, которому задерживают выдачу британской визы, в стране недавно прогремел сериал «Макмафия» — о русских в Лондоне. Авторы сериала убеждают зрителя в том, что даже тот русский, кто вырос за границей и ходил в лучшие школы Англии и США, все равно станет на преступный путь, если это в свое время сделала его семья.

Для Брюсселя, который с трудом сдерживает недовольных антироссийскими санкциями, и вынужден принять решение Германии одобрить проект «Газпрома» по строительству газопровода «Северный поток-2», подобная позиция Лондона немаловажна.

Недавно Тереза Мэй подтвердила, что санкции против России необходимо сохранить и выступила в поддержку Украины. Это заявление важно абсолютно для всех международных игроков, особенно на фоне упрямого стремления президента Соединенных Штатов Дональда Трампа восстановить отношения с президентом Путиным.

Между тем Соединенное королевство обеспокоено не только вопросами безопасности, но и торговли. Так, еще в прошлом году Мэй отправилась в Китай, чтобы обсудить так называемую концепцию «Глобальной Британии», которую пропагандировал лагерь выхода из ЕС. Мэй нашла общий язык с премьером Китая Ли Кэцяном, который не единожды подчеркнул, что Brexit не помешает торговле между Китаем и Великобританией. Неожиданно для себя премьер-министр Британии обнаружила, что зовут ее «тетушкой Мэй» и она — «часть китайской семьи».

Премьер-министр Британии обнаружила, что зовут ее «тетушкой Мэй» и она - «часть китайской семьи»
Премьер-министр Британии обнаружила, что зовут ее «тетушкой Мэй» и она - «часть китайской семьи»

Каково живется гражданам

Есть и другая более важная сторона новой реальности Великобритании — жизнь граждан. Один из наиболее болезненных вопросов референдума 2016 года касался Национальной медицинской системы. Противники выхода из ЕС утверждали, что объемы ее финансирования не связаны с необходимостью платить в бюджет Евросоюза. Сторонники выхода, напротив, сделали финансирование медицины одним из ключевых пунктов агитации. Правительство Brexit свое обещание сдержало и выделило дополнительные средства на развитие медицины — более £350 млн ($ 464 млн) еженедельно, что больше изначально обещанного.

Животрепещущим остается вопрос свободы передвижения лиц. Кроме того, что с 2019-го по 2020 год внутрисоюзные правила будут оставаться в силе, больше ничего неизвестно. Британское издание The Times предполагает, что Барнье намерен продолжать давить на Лондон, чтобы эта свобода осталась, потому что она затрагивает только граждан ЕС, пользующихся правами беспрепятственного трудоустройства в государствах — членах Союза. Граждан из стран — не членов ЕС тоже никто из страны не гонит, в том числе украинцев. «Конечно, еще много неопределенности по поводу будущих законов и правил в отношении иностранцев, но лично я никаких страшилок, вроде угроз увольнения, не слышала», — рассказывает Галина, проживающая в Англии уже около десятка лет. Официальная статистика подкрепляет ее слова.

Количество выданных студенческих виз, которые также популярны среди украинцев, в 2017 году практически удвоилось по сравнению с 2016-м (330 560 против 146 568) и стало примерно на 20% больше, чем в 2015 году (272 919). Рабочих виз британские власти тоже стали выдавать немного больше: в 2017 году — 165 131, а в 2016-м — 163 921. Вскоре Лондон также упрощает визовый режим для граждан не из стран ЕС, которые работают в медицине или намерены открыть стартапы в Великобритании.

В том же Лондонском сити, хоть и ожидается сокращение в связи с Brexit, но уже стало ясно, что оно будет вдвое меньше первоначальных предположений. А компания Amazon вовсе планирует создать в пост-брекзитовской Британии 2 500 тыс. дополнительных рабочих мест.

Безусловно, не следует питать иллюзий, что после выхода из ЕС в Британии заживется лучше. Определенные категории обязательно потеряют работу, а некоторые компании создадут рабочие места в соседних государствах — членах ЕС, например в Ирландии, только потому, что это государство ЕС.

К тому же, Шотландия и Северная Ирландия, где большинство жителей проголосовали против Brexit, еще продолжают настаивать на своем праве самостоятельно решать, как строить отношения с ЕС. Первый министр Шотландии Никола Стерджен заявила: «Я сделаю все, чтобы оставить свою страну в ЕС, и для этого в 2018—2019 годах мы проведем отдельный референдум, где поставим вопрос об автономии». Вслед за Шотландией может подтянуться и Северная Ирландия.

Но уже сейчас видно, что путь неизвестности к Brexit британские политики проходят по правилу премьер-министра Уинстона Черчилля, который говорил, что оптимист видит в трудностях возможности.

Новые возможности для Украины

«Хорошо продуманное и дальновидное соглашение о выходе Британии из ЕС может послужить моделью будущих отношений Евросоюза с другими странами, не входящими в блок, такими как Турция и Украина», — заявил в интервью ВВС тогдашний министр иностранных дел Германии Зигмар Габриэль.

С прошлого года действует Соглашение об ассоциации между ЕС и Украиной (переговоры об этом длились с 2007 года). Соглашение регулирует постепенное политическое и экономическое сближение Украины с ЕС, в том числе гармонизацию таможенных пошлин и создание зоны свободной торговли. Украина в процессе ассоциации с Евросоюзом должна привести в соответствие с ЕС свое законодательство и улучшить инвестиционный климат.

Для Украины могут открыться новые возможности и в отношениях с Великобританией. Товарооборот между нашими странами в 2017 году вырос на 25% по сравнению с 2016-м, а двухсторонняя торговля услугами находится на третьем месте после РФ и США, и ей тоже важно активизироваться. И не только создать новую законодательную базу для торговли после Brexit и зону свободной торговли, как это пообещал премьер-министр Владимир Гройсман, но и сделать конкретные предложения. Беларусь уже поспешила заявить о готовности заключить новые торговые соглашения с Лондоном.

Главный урок из британской политики неплохо бы усвоить украинским политикам. В странах с устоявшейся демократической политической системой не боятся проводить референдумы по животрепещущим вопросам. Политики, как бы ни было сложно, но консолидируются вокруг выполнения воли граждан. В Украине, декларирующей свою преданность демократии, вопросы проведения всенародных плебисцитов находятся в глубоком загоне. Возможно, потому что не совсем готовы выполнять волю граждан, заявленную таким способом.