интервью

О перспективах украинской экономики и прогнозах на будущее: интервью с директором McKinsey & Company

22 ноября 2017 | 09:00

Украина в результате военных действий на Донбассе потеряла около 20% ВВП. Кумулятивный уровень инфляции с 2014 года приближается к отметке в 100%. При этом в 2017-м рост ВВП составит всего лишь около 2%. В эксклюзивном интервью управляющий партнер McKinsey & Company Украина Жорж Массуд рассказал Realist`у о том, стоит ли ждать устойчивого роста экономики и как глобальная автоматизация отобразится на украинском рынке труда.

О будущем рынка труда

— Недавно старший партер McKinsey & Company Джонатан Вотцел заявил, что автоматизация может оставить без работы 30% людей. Для многих этот прогноз звучит пугающе. Насколько это актуально для украинского рынка труда, учитывая, что покамест автоматизация у нас внедряется очень медленно?

— Это актуально для Украины, очень. И этот прогноз материализуется. Если учесть возможности различных секторов украинской экономики, которые могут расти благодаря автоматизации, новейшим технологиям, думаю, многие украинцы смогут найти себя в них. Они смогут создавать больше для Украины.

Нельзя сказать, что автоматизация выставит многих на улицу. Автоматизация — это возможность! Ее нужно воспринимать всерьез. Многие секторы могут стать более эффективными. Это позволит людям перейти в другие сферы, где они смогут работать продуктивнее, создавать больше.

Будут развиваться сервис, технологии, все, что относится к IT, аутсорсингу. Украинцам нужно получать новые знания, новые навыки. Тогда можно создавать более высокую добавленную стоимость. Это хорошо и для экономики, и для людей.

— Чаще всего эксперты, оценивая результаты автоматизации, прогнозируют, что количество рабочих мест существенно сократится уже через пять лет. В Украине, наверняка, нужно ожидать эффект с опозданием…

— Да, в Украине это произойдет позже. Для этого понадобится больше времени. На самом деле, это время для того, чтобы люди подготовились, переучились, поискали себя в других сферах. Никто не может точно сказать, сколько нужно времени. Но это точно не пять лет. Это может быть от 10 до 15 лет. Но точно не пять.

— Размышляя о масштабной автоматизации, можно часто слышать идею введения так называемого «безусловного дохода». То есть платить всем определенную сумму, независимо от того, работают они или нет. Это, возможно, поможет защитить от безработицы на фоне роста производительности труда. А Вы как относитесь к этой идее?

— Думаю, у людей должна быть цель в жизни. Иметь социальную защиту от государства, конечно, важно. Но в Украине много секторов, которых автоматизация коснется в меньшей степени.

Нет риска потерять рабочие места. Больше риска в миграционных потоках. Важно сейчас создавать возможности в Украине, чтобы сохранять рабочую силу здесь.

Если вы волнуетесь о сокращении рабочих мест, это не тот случай. Я могу сказать, что есть ситуации, когда у компаний открытые вакансии, которые они не могут заполнить. Это реальность. И причина в недостатке квалифицированных сотрудников. В том числе потому, что часть украинцев работает за границей. И, по моему мнению, в этом есть риск для этой страны.

О ситуации в экономике

— За 2019−2020 годы нам нужно потратить на обслуживание и погашение внешнего долга почти $ 11 млрд. Не грозят ли нам такие выплаты резкой девальвацией? Есть ли риск дефолта?

— Экономика растет и будет продолжать расти. Много позитивных изменений происходит в Украине. Я не думаю, что есть риск на данный момент. Если вы продолжите движение в правильном направлении, падения не будет.

— В проекте бюджета на следующий год предусмотрен рост ВВП на уровне 3%. Учитывая огромное падение после 2014 года, это нормальный для нас рост?

— Украинская экономика должна расти так быстро, как она может. 3% — это нормально, но недостаточно. Недостаточно! Я не думаю, что даже 5% достаточно. Если хотите догнать соседей, нужен двузначный рост. На это нужно ориентироваться. И это не особый случай, такая задача стоит перед многими странами.

— Как можно достичь такого роста? Какая сфера может стать локомотивом позитивной динамики?

— Я не думаю, что есть «серебряная пуля», выстрел которой обеспечит рост в 10% и более. Нужно создавать инвестиционный климат, привлекать иностранные инвестиции, развивать правильные сферы…

— Это какие?

— IT, аутсорсинг, все, что касается сервиса. В Украине есть квалифицированные кадры. Нужно развивать эти сферы. Это однозначно возможно. Нужно повышать экспорт не только за счет агропромышленной сферы и природных ресурсов, а и за счет производства.

Есть много путей для Украины. Но нужно понимать, что главный ресурс в Украине — человеческий. Это может помочь «играть на разных полях». Здесь очень много людей с высшим образованием, квалифицированных работников. Здесь больше инженеров, чем в любой другой соседней стране. Украинцы хороши в математике, хороши в IT.

— Вы сказали о том, что нам нужно развивать инвестиционный климат. Но глядя на статистику, можно говорить о том, что на данный момент инвесторы без особой охоты приходят в Украину…

— Многие инвесторы сейчас уже в Украине. Нельзя говорить, что здесь нет иностранных инвесторов. Некоторые ждут знаки, чтобы вернуться с деньгами. Нет понимания того, насколько надежны будут эти инвестиции и как быстро они могут принести прибыль. Это только дело времени. Сейчас есть желание привлечь инвесторов. И однозначно они придут. Условия для этого есть. Это не дело нескольких месяцев. Я надеюсь, что инвестиции увеличатся за один-два года. Чтобы расти быстрее, чем 5% ВВП в год, нужны иностранные инвесторы.

— И украинские чиновники, и часть экспертов говорят о том, что экономическое падение для Украины уже позади. Вы согласны с этим?

— Я верю, что худшее уже произошло. И много изменений в этой стране показывают, что Украина может стать на путь роста. Это достаточно интересно для инвесторов. Многие инвесторы ищут и думают, что делать в Украине. Должно быть консолидированное мнение о том, какие возможности наиболее перспективны. Но они, возможности, есть. Здесь есть природные ресурсы, есть образованная рабочая сила. Все эти факторы очень важны.

— В Украине прошел первый этап пенсионной реформы. Во многих развитых экономиках люди после выхода на заслуженный отдых живут за счет сбережений в частных пенсионных фондах. У нас из-за высокой инфляции, неразвитого фондового рынка и многих других причин частные пенсионные фонды недостаточно развиты. Как думаете, уже есть условия для того, чтобы в стране работали «длинные деньги»? Не слишком ли это рискованно?

— Это типично. Был большой кризис, люди напуганы. Рынок, как и пенсионные фонды, будет развиваться. Это только дело времени. Посмотрите на банковский сектор. Он очень сильно отличается от того, каким был пять лет назад. Банковский сектор намного здоровее. Вы упомянули достаточно высокую инфляцию. Национальный банк прогнозирует к 2020 году инфляцию менее 5%. И я верю, что так и будет. Посмотрите: сейчас инфляция едва достигла 10%, а два года назад в это же время она была уже на уровне 40%. Я думаю, что нужно просто время. Если будет инфляция 5% или меньше, это будет уже другая экономика.

— Исходя из ситуации на данный момент и при стабильных условиях, как думаете, что будет с украинской экономикой через пять лет? Какой вариант базовый, по Вашему мнению?

— Я не могу сказать, что будет. Я могу сказать, на какой вариант я надеюсь. Я надеюсь, что будет рост минимум 7% ВВП. Инфляция будет ниже 5%, будет рост в сферах с высокой добавленной стоимостью. Привлекут миллиарды инвестиций в правильные отрасли. И я надеюсь, что так будет в этой стране. И я достаточно позитивно оцениваю такую возможность.