экономика

Новый закон о кредитовании: легализация банковского рейдерства?

07 июля 2018 | 09:23

Украинцы, планирующие оформить кредит в банке, теперь должны трижды подумать. Принятый закон о возобновлении кредитования загоняет заемщиков и поручителей в жесткие рамки. Юристы и общественники бьют тревогу, указывая, что принятый документ никак не связан с кредитами для бизнеса. Напротив, финансовые учреждения получили дополнительные возможности по «выбиванию» долгов. Теперь кредиторы могут отобрать жилье, взятое по ипотеке; если человек умер, не погасив долг, родственники не смогут получить наследство, пока не выплатят кредит. Также банки получили возможность отслеживать имущество, оформленное на родственников заемщика.

«Долгожданный» закон

Чиновники и эксперты неоднократно указывали, что отсутствие в Украине доступных кредитов тормозит выход экономики из кризиса, снижает инвестиционную привлекательность страны. На словах правительство и парламент прилагают усилия, чтобы решить эту проблему. Верховная Рада 3 июля приняла во втором чтении проект закона № 6027-д «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно возобновления кредитования». Решение поддержали 239 народных депутатов. По мнению авторов документа, закон должен стимулировать активное использование кредитования как финансового инструмента и снизить стоимость кредитных ресурсов для упрощения доступа субъектов хозяйствования и физических лиц к кредитам.

Как сообщили в пресс-службе Верховной Рады, закон уменьшает финансовую нагрузку на заемщиков, «что будет способствовать восстановлению экономики и активизации кредитования физических лиц, в первую очередь для улучшения жилищных условий». Руководство Нацбанка также приветствовало принятие документа. В пресс-службе ведомства заявили, что теперь банки якобы смогут выдвигать более лояльные требования к заемщикам. «Это, безусловно, будет способствовать активному кредитованию, снижению стоимости кредитных ресурсов и, соответственно, облегчению доступа субъектов хозяйствования и физических лиц к банковским продуктам», — заявили в НБУ.

В первом чтении парламент принял документ в мае этого года. Тогда в Национальном банке назвали законопроект «залогом полноценного возобновления кредитования украинской экономики». Принятый закон должен вступить в силу в течение трех месяцев с момента его опубликования.

«Драконовский» закон

На самом деле, реальное содержание документа отличается от заявлений парламента и руководства НБУ. Если внимательно вчитаться в его содержание, выяснится, что у заемщиков почти не осталось никаких прав. Законопроект № 6027-д предполагает внесение изменений в ряд нормативных актов. В их числе законы о банках и банковской деятельности, платежных системах, о залоге, ипотеке, нотариате, законы о государственном реестре прав на недвижимость и о регистрации актов гражданского состояния и даже закон о дорожном движении. Существенные правки внесены в Гражданский кодекс в части поручительства и оформления наследства.

Как рассказал Realist’у юрист, глава организации «Дело принципа» Александр Гумиров, принятые изменения существенно ущемляют права заемщиков. «Этот закон можно назвать попранием права собственности в угоду рейдерам. Фактически из законодательства изъяли положения, позволяющие сохранять баланс прав кредитора и заемщика. Теперь кредитор во всем прав и никому ничего не должен доказывать», — заявил юрист.

Согласно указанному закону, говорит Александр Гумиров, поручители не освобождаются от ответственности, даже если произошли события, прекращающие поруку. К примеру, истек срок давности или кредитор с заемщиком изменили условия соглашения, не сообщив об этом поручителю. «Также меняется подход к имущественной поруке. Допустим, я „заложил“ имущество, поручившись за друга и будучи готовым рискнуть этим имуществом, то теперь у меня отберут не только заложенное, а и все, чем я владею. Если я еще посмею умереть, то и все, чем владеют мои наследники», — возмутился Александр Гумиров.

Если ранее родственники умершего заемщика только имели право вступить в наследство долга, то теперь закон обязывает их это сделать. Банки также получили доступ к данным государственных реестров собственности и актов гражданского состояния. Грубо говоря, теперь им будет проще отслеживать имущество, оформленное на родственников заемщика.

В законодательстве есть понятие «ипотечная оговорка», которую вписывают в каждый кредитный договор на покупку жилья. Ее смысл прост: клиент соглашается с тем, что если он не будет своевременно выплачивать долг, его жилье по решению суда может перейти в собственность банка. Новый закон дал банкам больше возможностей по изъятию имущества клиентов. «Теперь „ипотечная оговорка“ о порядке урегулирования спора в случае возникновения такового является правоустанавливающим документом на недвижимость. И кредитор просто идет к нотариусу и переоформляет право собственности на залог на себя, минуя суды», — уточнил Александр Гумиров.

Юрист опасается, что аналогичный «финт» народные депутаты и чиновники могут провернуть и с другими видами долговых обязательств. Например, задолженности по коммунальным платежам. Формальные основания для такого имеются. В Гражданском кодексе прописана норма о том, что если некоторые виды споров не урегулированы отдельным актом, то к ним применяются нормы закона, регулирующего аналогичные правоотношения.

Уловки банкиров

По словам юристов, отдельные нормы отечественного законодательства уже являются дискриминационными в отношении клиентов банков. Особенно это касается жителей Луганской и Донецкой областей, оказавшихся в зоне боевых действий, а также крымчан. Адвокат Харьковской правозащитной группы Василий Мельничук сообщил в комментарии Realist’у, что банки манипулируют понятием «форс-мажорные обстоятельства». Согласно ст. 10 закона Украины о временных мерах на период проведения АТО, единственным документом, который подтверждает факт форс-мажора для клиента банка, является сертификат Торгово-промышленной палаты Украины. Причем за него нужно заплатить около 4 тыс. грн.

Указанный закон освободил жителей этих территорий от уплаты штрафов и пени по кредитам. «Проблема в том, что штрафы и пеня составляют относительно небольшую сумму от самой задолженности. При этом клиенты должны погасить долг за использование кредитного ресурса, то есть сам долг по кредиту. Мне известен случай, когда клиент в 2014 году снял с кредитной карты сумму в 9−10 тыс. грн. Через три года Приватбанк выставил ему долг на сумму свыше 100 тыс. грн, так как клиент не платил деньги за использование кредита. При этом штраф и пеня могут составить около 5 тыс. от этой суммы», — сообщил юрист. В такой ситуации клиент банка не может сослаться на форс-мажорные обстоятельства, так как у него нет сертификата от Торгово-промышленной палаты. Однако не у всех жителей зоны АТО есть возможность оформить такой документ.

По действующему закону, сроки исковой давности по кредитам составляют три года. Если в течение этого времени банкиры не подали в суд на должника, то после у них нет юридических оснований для «выбивания» долга. Сотрудники финансовых учреждений нашли способ, как «красиво» продлить исковые сроки. «Работники банка звонили клиентам, просили их пополнить кредитную карту на какую-то символическую сумму, чтобы не было пени. Как только люди это делали, начинался новый срок задолженности», — пояснил Василий Мельничук.

В то же время, когда речь идет о выдаче депозитов крымчанам, юристы Приватбанка прикрываются форс-мажорными обстоятельствами: произошла аннексия полуострова, банк потерял крымские активы и у него нет возможности вернуть деньги. Когда речь заходит о кредитах, то сложные жизненные обстоятельства клиентов в учет не принимаются, жалуются юристы.

Бизнес так и остался без кредитов

Глава Комитета экономистов Украины Андрей Новак заявил Realist’у, что принятый закон защищает банки, а не создает условия для экономического роста. «Кредитования реального сектора в Украине не будет до тех пор, пока учетная ставка будет выражаться двузначным числом. Когда в гривне можно брать кредиты под 25−30%, то при таких показателях может работать только спекулятивная экономика. Поэтому никаким законом или постановлением Кабмина нельзя заменить самого главного — учетной ставки по процентам. Принятый закон дает лишь больше прав банкам. Следовательно, у тех, кто берет кредиты, прав будет меньше», — заявил Андрей Новак.

Экономический эксперт Александр Охрименко согласился с тем, что кредитование бизнеса в Украине не работает. «Дело не только в учетной ставке, но и в нормативах НБУ. По действующим нормам, кредит в Украине может получить только фирма, полностью соответствующая европейским стандартам: „белая“ биография, отличная налоговая история. Под такие стандарты теоретически могут подойти предприятия типа Coca-Cola, но ей кредиты в Украине не нужны», — отметил эксперт.

По его мнению, основная цель принятого закона № 6027-д — расширение прав банкиров за счет заемщиков, а не возобновление кредитования. Инициаторы законопроекта ставили задачу разобраться с существующими ипотечными долгами. «Да, закон не имеет обратной силы, стороны должны руководствоваться нормами, которые действовали в момент подписания кредитного договора. Но у нас в стране может быть что угодно. Есть проблема „плохих“ кредитов, которую банки пытаются решить наиболее приемлемым для них способом. Насколько этот способ соответствует Конституции, мало кого там волнует», — отметил Александр Охрименко. По его словам, закон можно отменить или ограничить его действие только через Конституционный Суд. В то же время есть риск, что судьи КС могут и не принять соответствующий иск к рассмотрению.

Нужны реформы, которых нет

Эксперт Института либеральной экономики Данил Монин также не видит условий, как принятый закон может возобновить кредитование отечественного бизнеса. «Насколько я понимаю, законопроект усиливает ответственность заемщика перед кредитором. Если это так, то заемщики, которые планировали брать взаймы у банка, теперь крепко задумаются, стоит ли им это делать. Увеличение ответственности заемщика только будет отпугивать от кредитования. Сторонники законопроекта говорят, что в кредитных ставках лежит и риск невозврата. Но будут ли банки снижать процентные ставки по кредитам? У меня есть большие сомнения в этом», — отметил эксперт.

По его мнению, для реального восстановления кредитования правительство, НБУ и другие органы власти должны принять ряд мер. Среди них: контроль над инфляцией, снижение учетной ставки Нацбанка; налоговая реформа и возобновление экономического роста; заход в Украину иностранных банков, имеющих доступный финансовый ресурс. В качестве примера налоговой реформы Данил Монин привел законопроект о введении налога на выведенный капитал вместо налога на прибыль предприятий. Как известно, президент Петро Порошенко внес соответствующий документ в парламент.

В целом выходит, что полноценные экономические реформы в Украине не проводят вообще или делают это крайне медленно. На этом фоне народные депутаты, воспользовавшись летними отпусками граждан, тихой сапой протащили законопроект, существенно ограничивающий права клиентов банков. При этом заявленные цели — возобновление кредитования бизнеса и экономического роста — так и остались на бумаге.