Мнение/Сергей Корсунский

Новый пакет санкций против России: дело приобретает серьезный оборот

04 ноября 2017 | 09:40

Сергей Корсунский, директор Дипломатической академии при МИД Украины, Чрезвычайный и Полномочный Посол Украины


26 октября Государственный департамент США опубликовал список из 39 российских государственных организаций и компаний, связанных с военно-промышленным комплексом, сотрудничество с которыми как в США, так и за их пределами может грозить введением американских санкций.

В перечень попали спецслужбы (ФСБ, СВР, ГРУ) и 33 предприятия оборонно-промышленного комплекса, включая «Рособоронэкспорт», «Ижмаш», «Калашников», «Ростех», «МиГ», «Сухой», «Туполев». Все они уже находятся под американскими санкциями, но теперь угроза их введения нависла также над контрагентами российских предприятий. Под санкции могут попасть даже сделки по продаже третьим странам российского высокотехнологичного оружия.

Подготовка такого списка предусмотрена ст. 231 «Акта противодействия противникам Америки с помощью санкций», в которой говорится, что Администрация США должна определиться с тем, какие именно санкции следует применить к физическим и юридическим лицам, участвующим в «значительных сделках» с предприятиями оборонного комплекса России или российскими разведывательными структурами. Таким образом, появление подобного списка является требованием закона и не означает автоматическое применение санкций. Однако, по мнению американских экспертов, этот шаг является крайне важным свидетельством серьезности намерений Администрации США.

В то же время, новый санкционный список был подан Госдепом со значительным опозданием (он должен был быть подготовлен до 1 октября), что говорит об определенной нерешительности Администрации США ужесточать позицию в отношении России.

Видимо, совершенно неслучайно Рекс Тиллерсон принял 31 октября недавно прибывшего в Вашингтон посла России Антонова. Первым среди обсуждаемых вопросов в пресс-релизе о встрече упоминается «необходимость восстановления территориальной целостности Украины». Следует думать, что, кроме обычного набора вопросов «Украина-ИГИЛ-Сирия-Северная Корея», посланнику Путина был вручен и упомянутый список, который является потенциальной, но еще не действующей возможностью принудить Россию к миру. Неизвестно, как Антонов, который уже неоднократно высказывался в смысле «Россия санкций не боится», среагировал на список. В Москве же постарались сделать вид, что ничего, собственно, не произошло, а пресс-секретарь Кремля Песков выразил «сожаление», что США никак не хотят сотрудничать с Россией. Однако экс-министр финансов России и глава совета фонда «Центр стратегических разработок» Алексей Кудрин считает, что Россия недооценивает угрозу новых санкций США. «Три или четыре дня назад опубликован новый санкционный список — мы у нас, в России, пока недооцениваем. Это совершенно новый, качественно более жесткий вариант санкций», — сказал Кудрин, выступая на конференции «Евразийская интеграция».

Как бы в подтверждение его слов 31 октября Министерство финансов США, которое имеет отдельные полномочия по американскому санкционному законодательству, объявило о введении новых санкций против нефтедобывающего сектора России в связи с ее действиями против Украины. Так, США запретили американским физическим и юридическим лицам работать с российскими компаниями в глубоководных, арктических и сланцевых энергетических проектах, а именно — в проектах по добыче нефти как на территории России, так и в ее территориальных водах. Запрет касается поставок, экспорта, прямого или непрямого реэкспорта, а также предоставления технологий для разведки или производства глубоководных, арктических или сланцевых проектов без специальной лицензии или разрешения Офиса по контролю за иностранными активами. По заявлению Минфина США, это относится ко всем российским физическим и юридическим лицам, по отношению к которым действуют санкции или которых США могут включить в санкционный список. Указанное решение применимо ко всем проектам, которые будут инициированы, начиная с 29 января 2018 года, в любых территориальных водах России глубиной более 500 футов, на арктических территориях России и на территории РФ, где есть сланцевые месторождения. В специальных методических рекомендациях по поводу применимости ряда статей закона о санкциях, опубликованных Госдепом 31 октября, подчеркивается, что Государственный департамент и Министерство финансов станут действовать в координации при определении тех субъектов, по отношению к которым возможно применение санкционных мер и, кроме того, Госдеп будет проводить консультации с европейскими партнерами США в контексте использования тех или иных ограничительных мер относительно конкретных энергетических проектов.

Разумеется, в Кремле продолжают делать вид, что ничего страшного не происходит.

Однако, по мнению ведущих финансовых аналитиков, наличие даже потенциальной угрозы введения санкций против военно-промышленного комплекса РФ способно нанести серьезный ущерб российской экономике. Экспорт вооружений составляет десятки миллиардов долларов, и под угрозой теперь оказались такие «знаковые» контракты, как поставки оружия в Египет, а также С-400 в Турцию и Саудовскую Аравию. Эти страны, которые уже подписали соответствующие контракты с Россией, вполне могут приостановить их осуществление в связи с угрозой попасть в будущем под действие санкций США. Надежды на смягчение позиции Администрации, по мнению вашингтонских инсайдеров, крайне малы. Настроения в Конгрессе позволяют сделать вывод, что если Белый дом и Госдеп не будут надлежащим образом выполнять предписания законодательства, Конгресс вполне может ужесточить и без того крайне антироссийскую позицию через принятие новых законодательных актов. Первые официальные обвинения, выдвинутые специальным прокурором Робертом Мюллером против Пола Манафорта в связи с расследованием «российского досье», вовсе не способствуют смягчению позиции по отношению к России на Капитолийском холме. Во всяком случае, предоставленные Госдепом предложения вызвали однозначное одобрение как республиканцев, так и демократов.

Важность происходящего становится вполне очевидной, если вспомнить, что в подписанном 2 августа с. г. Дональдом Трампом законе о санкциях в отношении Ирана, России и Северной Кореи, именно России посвящена основная, самая большая часть, озаглавленная следующим образом: «Санкции в отношении Российской Федерации, борьбы с терроризмом и незаконным финансированием», а санкции, упомянутые там, направлены в первую очередь против российской экономики и энергетики.

В соответствии с законом отныне президент США не может смягчать санкции в отношении РФ без согласия Конгресса. Все предыдущие санкции в отношении России вводились и могли быть отменены по указу президента США. По новым же правилам Трамп должен подробно обосновать перед Конгрессом необходимость отмены тех или иных ограничений, а у законодателей будет 30 дней (в период летних каникул — 60 дней), чтобы рассмотреть обращение Трампа, говорится в тексте ст. 216 данного закона. Примечательно и то, что данное условие касается только России — в отношении Северной Кореи и Ирана президент США по-прежнему может принимать решения самостоятельно.

Сам закон об антироссийских санкциях касается четырех основных претензий американцев в адрес России: это энергетический и финансовый секторы российской экономики, кибератаки на президентские выборы в США в ноябре 2016-го, политика РФ в отношении Крыма и Украины, политика России в Сирии.

Так, по мнению американских законодателей (ст. 257), Россия подрывает энергетическую безопасность Европейского союза, препятствует развитию газового рынка в Центральной и Восточной Европе, в частности в Украине. Особую опасность несет газопровод «Северный поток-2». Россия использует свои сильные позиции в энергетическом секторе с целью манипуляции внешней политикой и международными отношениями в Европе и Азии. В связи с этим закон запрещает сделки и кредитование подпадающих под санкции энергетических компаний на срок более 60 дней (ранее этот срок составлял 90 дней). Среди данных компаний — ведущие российские предприятия «Газпромнефть», «Транснефть», НОВАТЭК и др. Также законом запрещено поставлять товары, услуги или технологии для разведки и добычи российской нефти на глубоководье, арктическом шельфе и в сланцевых месторождениях (правда, здесь речь идет только о новых проектах, на уже существующие подобные санкции не распространяются). Под санкциями могут также оказаться те партнеры, кто продает, сдает в аренду или предоставляет России различные товары, услуги и технологии, связанные с нефте- и газотранспортной инфраструктурой. Согласно документу, инвесторы могут попасть под санкции, если они вкладывают в развитие российских трубопроводов $ 1 млн единовременно или $ 5 млн в год.

Согласно закону, министр финансов США вправе определить, подлежит ли физическое или юридическое лицо из РФ наложению санкций, при этом уточняется, что эти лица могут быть заняты в железнодорожном, металлургическом и горнодобывающем секторах российской экономики. Более того, согласно поправкам, внесенным в «Акт о поддержке свободы Украины», который является частью закона об антироссийских санкциях, президент США не может, а должен ввести не менее трех видов санкций из ст. 235 в отношении компании или лица, инвестирующего в проекты по добыче нефти в РФ.

В области финансов закон предусматривает запрет на участие в приватизационных сделках с российским госимуществом, если объем инвестиций при таких сделках превышает $ 10 млн в год и способствует незаконному обогащению российских чиновников, их приближенных или родных. Финансовые санкции будут применены и в отношении лиц, которые заключат контракт с ФСБ или оборонными предприятиями РФ, включая ГРУ Генштаба Вооруженных сил РФ. Причем это коснется не только самих официальных представителей данных ведомств, но и лиц, которые действуют от их имени и в интересах этих ведомств.

Закон определяет еще длинный перечень мер, которые могут быть или должны быть применены в связи с вмешательством России в сирийский кризис, кибератаками на объекты инфраструктуры и вмешательством в выборы, и уж конечно, в связи с аннексией Крыма и оккупацией части Донбасса. В контексте недавних событий важнее всего то, что санкционный потенциал, который два месяца висел, как дамоклов меч, над российской экономикой, стал воплощаться, пусть и с некоторым опозданием, в конкретные меры и в самых чувствительных областях. Это означает, что все потуги Кремля найти пути на свободу из политического тупика, куда Путин и компания сами себя загнали, к настоящему моменту увенчались ничем.