Выставки

Малевич, Ройтбурд и подделки

18 октября 2018 | 19:40

Самому ироничному украинскому художнику Александру Ройтбурду 14 октября исполнилось 57 лет, и он отметил это событие в Киеве сразу двумя выставками: «Метафизика Мифа» и «Копии для подмены». Выставки абсолютно разные и по жанру, и по смыслу. Так что у поклонников есть шанс оценить все грани творчества художника. Realist побывал на открытии последней из них и делится впечатлениями.

Рассказ одессита

Все пространство зала затянуто ограничительной лентой, между картинами крепкие мужчины в форме и полицейские собаки. Нимало не интересуясь современным искусством, овчарки внимательно обнюхивают присутствующих — не сомневайтесь, вы на месте преступления. И вы — соучастники! Никто из посетителей выставки Александра Ройтбурда и Юрия Соломко «Копии для подмены» этого и не отрицал. Открытие состоялось 10 октября в Киевском музее народного декоративно-прикладного искусства. Организаторы — Аrt Ukraine Gallery и Фонд гуманитарного развития Украины. Все, кто успеют ее посетить до 28 октября, гарантировано станут свидетелями преступления.

Организатор выставки Наталья Заболотная довольна, как бдительно полицейский пес "следит" за посетителями
Организатор выставки Наталья Заболотная довольна, как бдительно полицейский пес "следит" за посетителями

История началась еще в марте. Тогда народные депутаты от Оппоблока выступили против назначения Александра Ройтбурда директором Одесского художественного музея по причине того, что он — художник. По их мнению, заняв эту должность, Ройтбурд обязательно подделает все самые ценные полотна, а оригиналы продаст на Запад, заменив их в музее копиями. Художник, известный своим чувством юмора, не мог упустить возможности ответить острой шуткой и взялся за работу, правда, в жанре супрематизма.

Александр Анатольевич комментирует свои работы как истинный одессит – абсолютно серьезно о веселом: «Знаете, Малевич научил меня не сосредотачиваться на деталях – видеть суть в форме. Но если присмотреться, то они ведь очень похожи. И, действительно, когда я украду эти картины из музея и продам их… говорят, Марине Порошенко… Хотя не уверен, что ей: она мне еще не звонила. Но если купит, тогда я, конечно, повешу эти подделки, и они будут украшать одесский музей».

художники Юрий Соломко и Александр Ройтбурд с журналистом Миколой Вереснем (слева направо)
художники Юрий Соломко и Александр Ройтбурд с журналистом Миколой Вереснем (слева направо)

Ройтбурда критики и коллеги уже давно окрестили хулиганом от искусства. А он продолжает подтверждать это своим творчеством. Какой-то любимой подделки у художника нет, для него главное, что удалось добиться сходства, пусть и оригинальным образом.

«Я хотел выполнить подделки как можно быстрее. Зачем заставлять людей ждать? — объясняет художник. — Они не всегда соответствуют размерам оригиналов: что-то больше, что-то меньше. Например, Куинджи в оригинале совсем небольшой. Но у меня не было маленького холста — пришлось рисовать метр на полтора. Айвазовский — наоборот, двухметровый. А у меня сантиметров 80. Но во всем остальном — не отличить, правда?!»

Критики, увидев работы, были в восторге. «Ройтбурд — гениальный художник, ему даже подделки удаются гениально!», — не сдерживал эмоций искусствовед Дмитрий Горбачев

«Я так люблю Малевича… И очень люблю „облачко“ Куинджи, поэтому эта подделка мне нравится больше всех. Но и Пушкин Айвазовского в прочтении Ройтбурда тоже очень хорош. Возможно, немного грубоват, но очень узнаваем», — делилась впечатлениями Наталья Заболотная, президент Фонда гуманитарного развития Украины, основательница Аrt Ukraine Gallery.

Малевич и украинский фольклор

Организаторы с самого начала задумывали «Копии для подмены» как часть большого проекта «Малевич-фест». В феврале 2019 года будет 140-летие Казимира Малевича, который родился и вырос в Украине. Сам Малевич признавался, что черпал вдохновение в народном искусстве. В детстве он вместе с селянами расписывал хаты. Потом эти люди стали героями многих его картин.

Вот как вспоминал это время Казимир Северинович: «Село занималось искусством (этого слова я тогда не знал). В общем, делало вещи, которые мне очень нравились. В этом и кроется тайна моих симпатий к селянам. Я с большим волнением смотрел, как делают селянки росписи, помогал им мазать глиной пол хат и делать узоры на печах. Селянки прекрасно изображали петухов, лошадок и цветы. Все краски изготавливались на месте из разных глин и синьки. Я пробовал перенести эту культуру на печи у себя дома, но не получалось. Говорили, что я пачкаю печки. Доставалось и заборам, стенам сараев».

По эскизам Малевича мастерицы села Вербивка на Киевщине, делали вышивки на шарфиках и подушках, платках и скатертях — и продавали их в Киеве, Москве и Берлине как образцы народных промыслов. Поэтому выбор Киевского музея народного декоративно-прикладного искусства в качестве площадки для выставки в рамках «Малевич-фест» был не случаен.

«Я все искала какое-то нестандартное помещение. И вдруг подумалось: все эти его работы, мимо которых в Нью-Йорке в Museum of Modern Art проходят сотни тысяч людей в течение года, изображают именно украинских селян, украинских спортсменов… А именно в этом киевском музее роскошная коллекция народного искусства, в том числе из села Вербивки, где жил и творил Малевич», — говорит Наталья Заболотная, организатор выставки.

Черный квадрат — сапог ХХ века

Критики сходятся во мнении, что в Украине сейчас, по крайней мере, семеро художников, которых можно назвать последователями великого супрематиста, а реплики Александра Ройтбурда и Юрия Соломко — очень самобытные и даже гениальные. И дело здесь не столько в троллинге нардепов, сколько в любви к искусству.

По мнению того же Дмитрия Горбачева, сапоги Соломка настолько выразительны, что пожалуй со времен Малевича никто так не работал с фарфором. Художник соединил солдатский сапог — как символ 20-го века — и супрематические работы Малевича — как символ искусства XX века.

Сапог (фарфор), Юрий Соломко
Сапог (фарфор), Юрий Соломко

«На самом деле эти работы я сделал случайно. Это первый из двух этапов, которые я для себя запланировал в работе с новым для меня материалом – фарфором. Оказалось, материал очень сложный: чтобы его освоить нужно начинать с простого. Я решил начать с Малевича», - так сам Юрий Соломко, художник и искусствовед, рассмешил аудиторию объяснениями творческого процесса.

Фарфоровые сапоги примерно сорокового размера со складками на голенище и массивным каблуком украшены цитатами из работ Малевича 1915−1916 годов. И действительно, впечатляют. Золото под ними издалека кажется грязью. Но нет — это позолота барочных рам с характерными резными завитками, которую и втоптал в грязь безжалостный ХХ век.

Юрий Соломко рассказывает, как создавал это произведение: «Кажется, что может бать проще, когда красный квадрат располагаешь рядом с черным квадратом, еще кружочек, потом черные линии. И красная. И зеленая… обязательно геометрическое тело — это же то, чем занимаются дети и начинающие художники… Но у фарфора совсем другой ритм жизни: все медленно, — рассказывает Юрий Соломко, — так у меня было время найти ответ на вопрос, что же раздавил этот сапог? И это вернуло меня к первому впечатлению от Малевича, которое я получил в Третьяковской галерее. Есть такая граница, через которую цивилизации пришлось переступить. Она называется наступление двадцатого века. Двадцатый век наступил с черного квадрата и всем своим катком (две войны, Голодомор, репрессии) раздавил то, что было до него — барочное, дворцовое, церковное, золоченое искусство».