Мнение/Сергей Корсунский

Китай прежде всего

09 января 2018 | 08:00

Сергей Корсунский, директор Дипломатической академии при МИД Украины, Чрезвычайный и Полномочный Посол Украины


В ожидании китайского нового года Желтой Земляной Собаки, который начнется в ночь на 16 февраля, самое время вспомнить о Поднебесной. Неожиданное восхождение Китая в ранг лидера глобального мира стало одним из сюрпризов года минувшего. Участие председателя КНР Си Цзиньпиня во Всемирном форуме в Давосе, майский саммит «Один пояс — один путь» в Пекине, в котором приняли участие более 30 глав государств и правительств, руководители крупнейших международных финансовых и инвестиционных структур, 19-й съезд КПК, состоявшийся в октябре и включивший своим решением инициативу «Один пояс — один путь» в Устав Коммунистической партии Китая, и наконец визит Си Цзиньпиня в Центральную Европу, где в Будапеште он встретился с главами государств и правительств неформального форума 16+1, — все это звенья одной цепи, позволившие аналитикам-синологам сделать вывод о начале реализации глобальной стратегии экономической экспансии Китая в Евразии.

О масштабных планах создания транспортной инфраструктуры «Нового Шелкового пути», связывающего Юго-Восточную Азию и Индокитай с Европой, Си Цзяньпин заговорил еще в 2013 году во время визитов в страны Центральной Азии и Индонезию. В 2015-м эти планы были оформлены в виде конкретного мега-проекта «Один пояс — один путь», где «пояс» — это наземные транспортные пути (преимущественно железнодорожные) через Центральную Азию, Турцию, Россию, возможно — Украину, в Центральную и Западную Европу, а «путь» — это целая сеть портов и морских транспортных артерий от восточного побережья Китая до Греции и Италии. Общая сумма инвестиций оценивается сегодня в $ 1 трлн в 66 странах. В Пекине также говорят о том, что это только начало, а реально объем инвестиционных ресурсов, которые будут задействованы для реализации начертанных КПК планов, достигнет $ 8 трлн в 68 странах. Таким образом, новые транспортные пути охватят территории, где проживает 65% населения мира и сосредоточено около половины мирового ВВП.

Предполагается построить шесть новых транспортных коридоров: Китай — Монголия, Китай — Центральная Азия — Западная Азия, Китай — Африка, Китай — Индокитай, континентальный мост Азия — Европа, Китай — Пакистан, Бангладеш, Индия и Бирма.



Объявленные цели — это продвижение торгово-экономического сотрудничества в Евразии, углубление процессов экономической интеграции, содействие экономическому и промышленному прогрессу стран региона. Проект выглядит масштабным, как и усилия, которые Китай прилагает для его продвижения. Однако специалисты по международной торговле, да и в политических кругах Запада, неустанно задают один вопрос: каковы истинные намерения Китая, ведь и сейчас ничего не мешает второй экономике мира и крупнейшему товаропроизводителю торговать что с Европой, что с США с огромной выгодой для себя.

Этот проект — не что иное, как «внутренняя политика подъема отсталых приграничных регионов с геостратегическими последствиями, а не внешняя политика», — так охарактеризовал происходящее один из высокопоставленных чиновников ЕС, занимающийся Китаем. «В то время, как страны Запада возводят стены, Китай намерен строить мосты — выражаясь метафорически, и на деле», — так ответило ему государственное агентство Синьхуа. «В Китае давно поняли, что статус сверхдержавы, который имеют США, основывается в значительной степени на гарантиях безопасности, предоставляемых США своим союзникам. Китай решил воспользоваться другой тактикой, более дешевой, взаимовыгодной и привлекательной — предложить другим странам чувство единства и связанности — через торговые пути», — так оценивает происходящее руководитель одной из крупнейших региональных инвестиционных групп. Уже в ближайшие пять лет более $ 500 млрд будут направлены на проекты в 62 странах, и среди крупнейших участников — Индия, Россия, Индонезия, Иран, Египет, Филиппины и Пакистан. Китай уже активно работает в Казахстане и Нигерии, Эфиопии и Кении, Лаосе и Таиланде. Куплен порт Пирей в Греции, огромные средства — около $ 50 млрд — будут направлены в экономический коридор Китай — Пакистан. Даже в Южной Америке, которая пока что совершенно исключена из планов «Одного пояса — одного пути», приветствуют инициативу Китая, считая, что она станет важной альтернативой существующим торговым путям, которые ныне в значительной степени контролируются США, и будет способствовать оживлению мировой экономической активности.

Геополитический фактор часто упускают из виду, когда говорят об исключительно бескорыстных целях продвижения Китая в число глобальных лидеров. На самом деле, даже в России, которая всеми усилиями демонстрирует дружественные намерения по отношению к Китаю (а в условиях действия санкций для Москвы это жизненно важно), отмечают, что любые переговоры с Пекином и любые договоренности с ним возможны только на условиях КНР.

К примеру, глава правительства Индии выступает категорически против китайских инвестиций в Пакистан, и в связи с этим даже проигнорировал майский саммит в Пекине. Кроме того, крайне настороженно относятся к планам КНР в Японии и Южной Корее, а из стран G7 в Пекине побывал только премьер Италии. Для того чтобы развеять подозрения, лидеры КНР были даже вынуждены сделать заявления о том, что не планируют экспортировать коммунистическую идеологию или продвигать неоколониальные цели через торговлю. Однако сам факт включения «пояса» и «пути» в Устав КПК, агрессивные действия Пекина в Южно-Китайском море и против Тайваня, отсутствие прогресса в урегулировании спорных вопросов с Индией и, что наиболее важно для США и их союзников в Юго-Восточной Азии, провал усилий по сдерживанию ядерных амбиций Северной Кореи — все это вызывает, если не подозрения, то как минимум беспокойство истинными намерениями Пекина. Собственно, там и не скрывают, что планируют создать альтернативную транспортную сеть, которая позволит быстрее и дешевле доставлять китайские товары на рынки Азии, Африки и Европы без учета интересов США. В самом конце года информационное агентство «Жэминь жибао» сообщило, что в 2018 году количество грузовых поездов, отправленных по транспортному коридору Китай — Европа, возрастет до 4000 (первый такой поезд был отправлен в 2011 году), а за 2011−2017 годы всего было отправлено 6235 поездов, что свидетельствует о стремительном росте этого способа доставки самых разнообразных товаров — от ноутбуков до автомобилей, от продукции сельского хозяйства до одежды и обуви. Ныне уже 57 железнодорожных маршрутов соединяют Поднебесную с 34 городами в 12 странах Европы.

На протяжении последних 20 лет Китай был главной «головной болью» Вашингтона, учитывая колоссальный перевес в двусторонней торговле в пользу КНР. Президент Трамп еще в ходе избирательной кампании обещал кардинально изменить отношения с Пекином в сторону большего учета интересов США. Несколько встреч с Си Цзиньпинем казались обнадеживающими, однако пока не привели к конкретным результатам. Более того, в только что принятой Стратегии национальной безопасности США Китай, как и Россия, причислен к числу «ревизионистских» государств, которые стремятся «перекроить» мировой порядок по своим лекалам. Тем самым, признают в Вашингтоне, Китай начинает угрожать интересам США, так как активно предлагает политику «мягкой силы» и инвестиции во многих странах и регионах мира, не обуславливая сотрудничество ценностными требованиями типа уважения прав человека, свободы слова и принципов демократии. По словам советника по национальной безопасности президента США Герберта Макмастера, «Китай осуществляет экономическую агрессию с целью изменить мировой порядок, который помог сотням миллионов людей вырваться из бедности».

При этом в Вашингтоне понимают, что в данном случае, в отличие от СССР, речь действительно не идет об экспорте коммунистической идеологии, однако вслед за экономической экспансией неминуемо придет и политическая — об этом свидетельствует опыт тех же США.


Кроме того, по данным американских разведок, Китай активно работает над модернизацией своих Вооруженных сил, создавая оружие, способное сбивать американские спутники в космосе, современные средства доставки боеголовок, мощный Военно-Морской флот. По оценке Пентагона, экономическая и военная программы Китая являются «наиболее амбициозной стратегией, предпринятой одним государством в наше время». На Всекитайской экономической конференции, которая состоялась в Пекине в конце прошлого года, был утвержден ряд экономических и социальных стратегий развития Китая, которые уже получили название «Си-кономика». Тем самым, кроме политического признания заслуг Си Цзиньпиня в развитии Китая, которые воплотились в укреплении его единоличной власти после 19-го съезда КПК, едва ли не законом стали его экономические планы и концепции. При этом критики китайского лидера утверждают, что он лично стоит за политикой захвата островов в Восточно-Китайском море, а также небывалой военной активностью китайской армии и ВМФ в контексте проведения учений на море и суше.

Позитивный эффект от реализации планов Китая очевиден. Для многих стран Центральной Азии и Восточной Европы китайские инвестиции в инфраструктуру являются важнейшим рычагом экономического развития. На этот фактор обращают внимание те американские аналитики, которые склонны видеть значительный прогресс в отношениях Вашингтона и Пекина со времен Киссинджера. КНР и США научились вступать в диалог по наиболее критическим вопросам международной безопасности, а тот факт, что Китай теперь уже открыто выступает соперником США при трансформации все еще существующего со времен «холодной» войны «однополюсного мира», несет не только дополнительные проблемы, но и преимущества, в особенности для тех государств, чья роль ранее была маргинальной. Просто новая геополитика Запада при наличии таких вызовов, как Россия и Китай, будет неизбежно претерпевать трансформации. В Центральной Европе это понимают и активно работают с Китаем (причем лидируют в этом процессе почему-то Венгрия и Болгария, и даже Словения ищет свою логистическую нишу). Для Украины важно не оставаться в стороне, тем более, что один из предполагаемых транспортных маршрутов может пройти через нашу территорию. Однако не стоит и забывать: когда имеешь дело с Поднебесной, баланс интересов и трезвый расчет очень важны. Для китайцев — Китай прежде всего.