Приватбанк

Как меня коснется национализация Приватбанка? Вопросы и ответы

16 декабря 2016 | 20:40

Жители Украины обмениваются тревожными сообщениями. «Пожалуйста, сообщите своим близким, чтобы сняли деньги с карточек Привата». «В связи с последними настойчивыми слухами рекомендуем минимизировать операции через счета в Приватбанке».

Иногда бывают и такие: «Скажите, а если я должен Приватбанку, должен ли я платить?»

Банкоматы пустые и не пополняются. Но платежи все еще ходят.

Приват — это действительно народный банк. Он сумел создать платежную систему, которая действительно не имеет аналогов в мире. Она позволяет мгновенно производить платежи, скрытые от налоговой и надзорных органов, между миллионами людей. А самое главное — эти операции не видит Налоговая.

«Перекинь мне на карточку в Привате», — эта фраза вошла в оборот большинства экономически активных жителей Украины. Это — банк среднего класса Украины.

По словам источников Realist’а, национализация Приватбанка состоится. Подробнее об этом читайте здесь.

Ниже мы доходчиво отвечаем на главные вопросы, которые могут возникнуть у любого жителя страны в связи с грядущим потрясением.

01

Что такое национализация?

Это процесс, противоположный приватизации.

Приватизация — это когда государство продает предприятие, а частный собственник его покупает.

Национализация — это когда государство выкупает предприятие у частного собственника.

Обычно это происходит, когда частный владелец не в силах решить проблемы. Например, из-за мирового кризиса были национализированы несколько крупнейших мировых авиакомпаний.

В случае с Приватбанком владельцы банка создали проблемы, но не в силах их решить.

02

Зачем государству Приватбанк?

Он очень важен для населения и экономики. Потому что слишком большой. Такие банки называют системными.

По данным исследования GFK Ukraine, с Приватбанком сотрудничают 51,4% граждан в возрасте старше 16 лет. Считают его основным банком 42,6% физлиц-пользователей банковских услуг.

У Приватбанка 18,4 млн вкладчиков — физлиц (около 40% населения страны).

У Приватбанка — более 2 млн вкладчиков — юрлиц. Это предприятия, организации и предприниматели.

С банком в той или иной форме сотрудничают 56,1% всех юрлиц. При этом 33,5% юрлиц считают его основным финучреждением.

По субъектам предпринимательской деятельности (СПД) ситуация такова: сотрудничают с банком 69,7%, а считают основным — 62,3%.

Если такой банк рухнет, по экономике Украины будет нанесен непоправимый удар.

03

Ну и что? Нацбанк уничтожил уже много крупных банков — те же «Дельта», VAB и «Финансы и Кредит»

Приватбанк намного больше всех перечисленных.

Но вы правы — «Дельта» и VAB были системно важны, и их нельзя было просто пускать под нож.

04

Хватит ли у государства денег, чтобы выкупить Приватбанк?

Денег хватит. Технологически на эту сумму будут выпущены государственные облигации (ОВГЗ), которые государство и внесет в капитал банка.

Вопрос уже согласован с МВФ.

05

Как эти облигации превратятся в деньги?

Облигации продадут — или на финансовом рынке, или напрямую Национальному банку.

НБУ имеет монополию на эмиссию денег в любых количествах. 130 млрд он создаст с той же легкостью, что и 100 грн. Для этого нужно просто нажать несколько клавиш на компьютере.

06

130 млрд «сотками» и «пятисотками»?

Нет, это будут безналичные деньги. Они не печатаются на бумаге, а просто проходят по электронным платежным системам.

07

Но ведь люди будут снимать деньги в банкоматах?

Да. И тогда безналичные деньги превратятся в наличные, бумажные. Тогда нужны будут и «сотки», и «пятисотки».

08

Люди будут много снимать?

Да, очень много. Клиенты начали массово снимать деньги примерно неделю назад. Банкоматы Приватбанка уже много дней пустые.

Но это лишь начало. Основная масса снятий придется на первые пару месяцев после официальной национализации Приватбанка.

Все это время нужно будет пополнять банкоматы по несколько раз в день. А это огромная гигантская сеть. Не факт, что обойдется без перебоев.

09

Что они будут делать с деньгами?

Вряд ли понесут в другой банк. Скорее всего, будут держать в наличных.

Хуже, если начнут тратить. Тогда в Украине могут подскочить цены. Инфляция, вызванная вливанием миллиардов гривен в экономику, вряд ли будет маленькой.

Самое неприятное, что может произойти, — это скачок курса. Когда население побежит скупать доллары и евро. В таком случае, курс доллара 40 может оказаться далеко не пределом.

10

Будет ли мораторий на снятие вкладов?

Возможно, если снятие денег окажется слишком большим.

Это был бы разумный шаг даже на старте национализации, чтобы не допустить ненужных последствий — прежде всего, скачка инфляции и курса.

11

В Приватбанке будет временная администрация?

Да, другого механизма нет. Ее нужно ввести по техническим причинам.

Временную администрацию вводит Фонд гарантирования вкладов физических лиц после того, как глава Национального банка признает Приват неплатежеспособным. Такова процедура.

12

А что, если Приват попадет в распоряжение Фонда гарантирования, и его решат ликвидировать?

Не решат.

По идее, НБУ рассматривал ликвидацию как математическую модель. Подробнее об этом читайте в нашем материале «Приватбанк. Почему все закончилось национализацией».

В принципе, от Валерии Гонтаревой, обанкротившей уже почти 90 банков, можно было ждать и такого. Но, видимо, возобладал здравый смысл. И решили не наносить удар по экономике — потому что 2 млн юрлиц свои деньги точно бы потеряли. А это будет иметь катастрофические последствия для всей Украины.

13

После временной администрации банк купит правительство?

По идее, да. Но для этого нужно внести изменения в Закон о государственном бюджете. Даже если покупать предполагается за 1 гривну, нужно прописать эту 1 гривну в бюджете. Иначе эта сделка считается незаконной и за нее полагается уголовное дело.

14

Почему Приват не присоединили к Ощадбанку?

Потому что при такой комбинации есть риск потерять оба банка.

Ощадный — это по сути старый советский банк. Несмотря на рестайлинг, внутри он все еще громоздкий, отсталый и несовершенный. К тому же, сильно перегруженный кредитами. Чтобы присоединить к нему Приват, пришлось бы потратить гораздо больше денег. При этом управлять сверхсовременной платежной системой менеджеры Ощадбанка не смогли бы. Это все равно, что хорошему столяру доверить управлять космическим кораблем.

Имело смысл присоединение Привата к Укргазбанку. Но чтобы сделать это, необходимо было готовить менеджеров Укргаза заранее. А сейчас это делать уже поздно.

15

Так Приват — хороший банк?

И да, и нет. Его розничный бизнес, работающий с населением и мелкими предпринимателями, — самый лучший в стране, если не в Европе. Это действительно передовой IT-бизнес, а не классический банк. Через интернет-систему «Приват24» возможно проводить огромное количество операций, которые в другом банке будут на грани фантастики.

Правда, этой системой сложно управлять. Над ней ежедневно работают более 1500 программистов. Благодаря этой армии система обслуживает миллионы операций в день, и почти без сбоев.

Да, персонал Привата был и остается всяким. На нижних звеньях — часто хамским. Но с появлением сети банкоматов (более 20 тыс.) и терминалов (более 120 тыс.) общение с персоналом свелось к нулю.

Но есть вторая часть Привата. Это корпоративный сегмент — работа с предприятиями. Что в нем творится, не знает никто. Но по разным оценкам, это просто «черная дыра».

Поэтому любой желающий купить Приватбанк должен будет отрезать и выбросить корпоративную часть, чтобы получить блестящий и передовой розничный банк. Если, конечно, договорится о выкупе штата IT-шников, всех лицензий и ключей, а также огромной базы данных (которая кстати находится за границей).

16

Уже известно, кто будет руководить банком?

Возможно, какое-то время это продолжит делать Александр Дубилет. Он безусловный профессионал, а его сын Дмитрий руководит программистами, которые поддерживают банковскую электронную систему. Семья Дубилетов может справиться со сложной ситуацией лучше других. Но есть одно «но» — обычно действующих председателей правления снимали с должности. Возможно, в случае с Приватом сделают исключение.

Но в целом, профессионалов такого уровня мало. Уже сейчас понятно, что это должна быть команда людей, каждый из которых возьмет ответственность за свой фронт работ.

17

Когда начнется национализация?

Никто не знает. Правительство не сообщает.

Можно было бы и дальше откладывать. Но дело в том, что паника уже пошла. Население уже снимает деньги с карточек, и набеги на банкоматы только усиливаются. Чтобы спасти банк, нужно действовать как можно быстрее.

18

Так что, Приват следует спасать?

Безусловно. Это хороший банк. Действительно народный.

19

Других хороших, что ли, нет?

На удивление, почти нет. За очень редким исключением, украинские банки крайне отсталые. В том числе те, которые принадлежат иностранным финансовым группам.

А электронная система Приватбанка вообще не знает равных. Она способна одновременно качественно обслуживать миллионы людей. Это действительно шедевр. Коломойскому есть чем гордиться.

20

Есть вещи, которыми он не может гордиться?

Безусловно. Второй частью Приватбанка. Которую он использовал в интересах своего бизнеса крайне цинично. Эта вторая часть тоже очень хитроумна. Приват — это не один, а несколько банков, связанных в сеть. Сейчас это учреждения в Латвии, Италии, Португалии и на Кипре. Разобраться в этой хитрой системе не сможет никто, кроме существующих топ-менеджеров банка. Поэтому их легче отбросить.

21

Есть ли замена Приватбанку?

Только частично.

Например, VIP-клиентов может забрать себе Альфа Банк. У него очень сильная служба приватного банкинга.

Крупным предприятиям тоже неплохо, они смогут проводить платежи через другие банки.

А вот розничным клиентам придется хуже всего, если государству не удастся сохранить электронную систему работающей так, как сегодня.

22

Такое может быть?

Вполне. Государственные менеджеры могут не справиться с системой. В конце концов, Коломойский может ее не отдать. Или даже удаленно «положить», особенно если его начнут «догонять».

23

Но банк выживет?

Выживет. Его сохранят любой ценой. Потому что падение Привата обернется массовыми народными протестами, а это уже угрожает системе власти в государстве. Поэтому Приват спасут любой ценой.

24

Так мне можно не волноваться за свои деньги?

Если вы физлицо, и у вас на счетах меньше 200 тыс., то не волнуйтесь. Можете не бежать, чтобы снять свой вклад. Даже если с задержкой, его вернут.

Даже если вы предприятие, то можно не особенно волноваться. Приват национализируют без особых условий.

25

Вы говорите, что вливать придется 130 млрд. Куда делись эти деньги?

По большому счету, они выведены и уже никогда не вернутся. Взыскать их с Коломойского и Боголюбова вряд ли получится. Это понятно уже сейчас. Разве что будет принято политическое решение, которым на их бизнесы наложат взыскание решением парламента. Но это звучит нереально даже как идея.

26

Знал ли Нацбанк о том, что из Привата выводятся активы?

Безусловно. Была это халатность, было это запугивание персонала НБУ или подкуп, пусть разбирается прокуратура. Хотя до сих пор не было ни одного случая, чтобы наказали чиновника Нацбанка. И это после того, как почти во всех 85 обанкротившихся банках нашли массовые злоупотребления.

27

Связано ли расследование Генпрокуратуры против Валерии Гонтаревой с национализацией Привата?

Возможно, да. По словам наших источников, это расследование могло появиться для того, чтобы Гонтарева не могла уклониться от принятия на себя ответственности за национализацию Привата и все последующие проблемы. А проблемы будут.

28

А если я должен Приватбанку, могу ли я не возвращать кредит?

Можете попробовать. Юристы Привата очень зубастые, и с ними лучше не шутить. А вот государственные юристы могут оказаться мягкотелыми и сговорчивыми. С ними можете договориться. Но это будет стоить вам нервов и времени. Готовы? Тогда не платите.

29

Зачем вы все это пишете? Руководители Приватбанка говорят, что национализации не будет, что все это организованная информационная атака.

Скорее всего, они стараются сделать вид, что национализация Приватбанка произошла из-за информационной атаки, а не накопленных проблем. Это способ снять с себя ответственность за неминуемое.