Мнение/Дмитрий Риздванецкий

Как технологии меняют будущее украинцев

07 декабря 2017 | 09:00

Дмитрий Риздванецкий,

математик, студент программ global SCALE network Массачусетского технологического института


Существует глобальная тенденция так называемой интеллектуализации труда. Данный феномен подразумевает смещение сферы человеческого труда в область менее рутинной и более творческой работы. Это направление человеческой деятельности берет свое начало еще во времена первого технологического уклада и с тех пор изменяется только скорость, с которой оно развивается.

Среди мотивирующих факторов, влияющих на интеллектуализацию труда, можно выделить прямые, такие как стремление человека к повышению производительности труда и качества предоставляемых услуг и выпускаемой продукции. К косвенным факторам можно отнести изменения в социокультурном пространстве человека, произошедшие за последние 20 лет — растущий интерес к активностям, не связанным с рутинной работой, вызванный наличием доступа к широкой базе примеров человеческой деятельности и упрощенным процессам поиска альтернатив.

Темпы интеллектуализации труда задают возможности технологического уклада, в котором пребывает та или иная цивилизация, поэтому для того, чтобы попытаться спрогнозировать, как изменится рынок труда в конкретной стране, необходимо понимать, характерные черты какого технологического уклада доминируют в ее экономике. Например, в Украине превалирует третий технологический уклад (черная металлургия, железнодорожный транспорт, электроэнергетика, неорганическая химия, потребление угля, универсальное машиностроение), доля которого составляет до 60% в общей структуре национальной экономики.

Доли пятого и шестого укладов, которые характеризуются развитием программного обеспечения, телекоммуникаций, роботостроения и нанотехнологий, искусственного интеллекта, генной инженерии, в нашей стране соответственно составляют 4% и 0,1%. Для сравнения: в США доли пятого и шестого укладов составляют 60% и 5%. Так как главным экспоненциальным фактором повышения интеллектуализации труда можно назвать системы искусственного интеллекта, может показаться, что в Украине, при сохранении текущей экономической политики в ближайшие 10−20 лет, не произойдет существенных изменений на рынке труда в целом. Однако однозначно утверждать это нельзя.

Отдельные отрасли и предприятия могут быть более вовлечены в новые технологические уклады. Это прежде всего касается крупного частного бизнеса, банковской сферы и телекоммуникаций. Развитие новейших технологий в этих секторах окажет эффект не только на лидирующих игроков, но и на их конкурентов, вынуждая последних искать возможности догнать первых. Подобное происходит и сейчас, но по мере адаптации технологий искусственного интеллекта разрыв между конкурентами будет углубляться, что вынудит отстающих игроков сосредоточить свои бизнес-стратегии на поиске и внедрении подобных решений. В совокупности предпочтения украинского работодателя будут смещаться в сторону более эффективных и креативных сотрудников, способных развивать и поддерживать новые технологии.

Разница между уровнем развития других государств и Украины, а также снижение порога стоимости эмиграции за счет упрощения визовых процедур будут и дальше способствовать оттоку лучших профессионалов за границу, что приведет к накоплению дефицита подобных специалистов у нас. Из-за стремительного развития технологий даже на самых продвинутых предприятиях, как правило, есть значительная доля «незаменимых» сотрудников, которые являются носителями уникального понимания того, как работает та или иная часть бизнеса, а также просто хороших исполнителей. Учитывая волатильность украинской экономики и огромную интенсивность возникновения нерутинных проблем, которые вынуждают организации постоянно адаптироваться к условиям окружающей среды, такие сотрудники за три года работы в компании на уровне middle management приобретают опыт, достаточный для занятия топовых позиций. К тому времени уровень ответственности такого сотрудника и его влияния на процессы в большинстве случаев не соответствует занимаемой должности и окладу, что в совокупности с отсутствием возможности реализовать свои амбиции на текущем рабочем месте и при наличии уже очевидных к тому моменту альтернатив работы за границей или предпринимательства приводит к увольнению. Бизнес же заинтересован в удержании лучших специалистов. Даже если он этого поначалу не осознает, понимание неизбежно приходит через некоторое время, когда происходит очередной отток персонала.

Поэтому в условиях растущей потребности предприятий-лидеров в интеллектуальном труде значительно должны вырасти оклады сотрудников, способных эффективно работать с технологиями пятого и шестого технологических укладов. В то же время, желая компенсировать затраты на заработную плату дорогого персонала, компании будут делать еще больший упор на автоматизацию текущих процессов и функций и/или передачу их на аутсорсинг. Следует ожидать, что количество вакансий в сфере рутинного интеллектуального труда станет падать.

Подводя итоги, можно обозначить следующее — в ближайшие 10−20 лет украинцу все еще несложно будет найти себе рутинную интеллектуальную работу, так как останется огромное количество предприятий, работающих в рамках старых технологических укладов. Однако следует ожидать, что разница в уровне оплаты рутинного и творческого интеллектуального труда значительно возрастет — как в динамике повышения оплаты труда высококлассных специалистов, так и в фактическом падении окладов сотрудников, выполняющих рутинную работу на предприятиях-аутсайдерах, потерявших свои конкурентные преимущества.