Человек дня

Как киевская политическая журналистка создала бренд одежды

25 ноября 2016 | 12:00

Юлия Палийчук рассказала Realist’у, как вранье украинских политиков и кривые швы на вещах в магазинах подтолкнули ее к созданию собственного бизнеса.

О старте бизнеса

К моменту рождения сына я была парламентским корреспондентом и работала на четыре издания. Уже на четвертый день после выписки из роддома я писала репортажи. Сначала просто смотрела пленарные заседания по телевизору, потом уезжала на два-три часа и возвращалась к кормлению ребенка.

Но работа перестала приносить удовольствие. К тому же, политика — очень специфическая вещь. Собеседники часто тебе врут.

С самого детства я мечтала шить одежду, но судьба внесла в жизнь свои изменения. И после рождения ребенка я поняла, что не должна упускать свою мечту, и что 28 лет — это еще не поздно, чтобы начать все с начала. Тем более, я совершенно не видела своего будущего в журналистике, хотя до определенного времени эта профессия мне очень нравилась.

Кроме того, я не люблю кривые швы на одежде — это почти фобия. Первое, что я делаю, когда беру в руки вещь в магазине — выворачиваю ее на изнанку и проверяю швы. В масс-маркете редко попадались качественные вещи. Идеальные были разве что в очень дорогих магазинах — Шанель, Гуччи.

Но денег на такую одежду у меня не было, поэтому я решила шить себе сама. Сама выдумывала модель, подбирала ткань, а портниха шила. Сначала я делала вещи только для себя, потом стали заказывать подруги. Но полностью посвятить себя созданию одежды я никак не решалась.

И в мой день рождения, полтора года назад, когда я своей подруге и мужу в очередной раз рассказывала о работе, о том, что хотела бы заниматься одеждой, муж неожиданно предложил заняться этим — но серьезно, по-взрослому. Не открывать интернет-магазин с шоу-румом в съемной квартире, а открыть бутик, свое производство.

У меня тогда были сшиты 12 моделей, собралась определенная сумма — деньги, которые мы накопили с мужем за все годы совместной жизни. Мы поставили на кон все.

Тогда меня поддержали только муж и подруга. Родители ворчали, что это я открываю магазин, когда еще нет своей квартиры. Но я не обращала внимания. Было очень сложно. К тому же, сыну тогда было всего несколько месяцев.

После майского разговора прошло три месяца — и в августе мы открылись. Перед нами стояла задача запустить бизнес за три месяца. Друзья говорили, что это невозможно. Нужно было найти помещение, сделать в нем ремонт, полностью разработать бренд-бук, запустить сайт, напечатать кучу полиграфии. Я уже не говорю о пошиве коллекции.

Мы спали по шесть часов на день. Вначале все шло более-менее гладко, но перед самым открытием все проблемы навалились одновременно. Я уже думала, что, наверное, космос не хочет, чтобы я этим занималась. Но мы успели все.

До открытия были сшиты 93 модели. По нашему бизнес-плану они должны были продаваться полгода — но уже в сентябре не осталось и половины. Оказалось, что не только я не люблю кривые швы.

Тогда мы расширили производство. У нас есть консультанты, люди, которые помогают с маркетингом.

О работе с клиентами

Нашему магазину чуть больше года. У нас есть постоянные клиенты, в том числе — селебритис. Но мы не афишируем их фамилии. Я в принципе против практики, когда звезд одевают в одежду того или иного бренда, чтобы они его рекламировали. Или платят известным блогерам за упоминания.

Я сознательно не принимаю участия в Ukrainian Fashion Week, потому что пока не видим в этом необходимости. Нам и без того хватает клиентов — было бы время удовлетворить все их пожелания. И они приходят к нам не потому, что о нас написали в глянце, или наши модели прошлись по подиуме, а потому, что мы предлагаем им то качество, тот сервис и тот дизайн, которые они не нашли для себя в другом месте.

Мы постарались продумать всё: от бонусной программы до приветствия гостей. Наши стандарты работы — это 42 cтраницы! У нас не продавцы, а стилисты, которые помогают подобрать одежду, но при этом им запрещено навязывать покупку.

Иногда сами клиентки подсказывают идеи. Например, часто спрашивают кружевное платье на свадьбу. И я вспоминаю, что грядет сезон свадеб, и придумываю несколько моделей. Или вижу ткань и сразу представляю образ клиентки. Что можно пошить, как вещь будет сидеть.

Это бизнес, поэтому мы смотрим: если модель востребована, то дошиваем или развиваем направление. По своим клиенткам могу сказать, что самой большой популярностью пользуются удобные, универсальные вещи. Например, платье-футляр. Или такое платье, которое можно и с туфлями на каблуке в офис, и с кроссовками в Карпатах.

О будущем

Мы продержались больше года — 90% стартапов не доживают до этого срока. Это уже результат. Конечно, кризис отражается на продажах. У нас недешевая одежда. Это ручная работа: вещи шьют портные, а не станки тысячами.

Когда мы открывались, я понимала, что без вложений бизнес не построить. Хочешь начать свое дело — готовь стартовый капитал. Без вложений — это хобби, которое при большом упорстве за много лет может вырасти в бизнес.

Прибыль полностью зависит от того, сколько ты вложил. И мы будем вкладывать, будем расти. В планах — открывать бутики и не только в Украине, так как мы уже имеем клиентов в других странах мира.

Самое сложное — это работа с людьми, с подчиненными. Всему приходилось учиться — да и сейчас приходится. Быть хорошим модельером — это одна работа, а быть при этом идеальным руководителем для своей команды — это такое же искусство.

Не менее важный вопрос — как распределить время. Я большую часть времени провожу на производстве, но в телефоне стоит приложение, которое позволяет видеть изображение с камер наблюдения в бутике. Вначале контролировала каждую мелочь, но сейчас мы пришли к единым стандартам, и бутик работает как часы.

Рабочий день начинается в 8:00 и заканчивается в 23:00. А еще же хочется хоть немного времени семье уделить. Кстати, всем, кто хочет открывать свое дело, я советую очень хорошо подумать, потому что это очень непросто. У ваших подчиненных будут выходные, отпуск, а у вас — не факт.