Свое дело

Как айтишник стал сапожником и нашел счастье

16 ноября 2016 | 16:57

Многие сапожники мечтают стать айтишниками — профессия ведь высокооплачиваемая. А вот Павел Гордий взял — и сделал наоборот.

Он работал в сфере IT, но мечтал делать обувь.

Два с половиной года назад их совместная с женой Викой мечта осуществилась: появился Te-Shoes — бренд обуви с душой.

Паша и Вика рассказали Realist’у о том, что делать с обувью, которая жмет, и почему никто и никогда не сделает вам ботинки, как у героя мультика.

От Ирпеня до Америки

Я любил обувь всегда. Помню, когда был студентом, очень хотел купить топсайдеры в Timberland. Там как раз были скидки, но оставались не все размеры. Я купил ботинки на полтора размера меньше, чем нужно, и распаривал их каждый раз перед выходом. С ними я прошел все круги ада, но все равно был счастлив.

До Te-Shoes я занимался IT. Считается, что все айтишники — мажоры, но это не всегда так. Я был начинающим айтишником, и мир IT не очень меня привлекал. Тем более, мои родители — предприниматели, и мне хотелось достигнуть, как минимум, не меньше, чем они. Когда появилась идея открыть что-то свое с другом, который раньше занимался обувью, я ни секунды не сомневался.

Когда Te-Shoes только начинались, а это было два с половиной года назад, я не задумывался ни о каком бизнесе. Все было на уровне: «Давай попробуем». Одни эмоции, без бизнес-плана и расчетов. Мы просто отшили несколько пробных моделей и начали продавать их через Facebook и «ВКонтакте», подключали друзей. На тот момент мой друг занимался производством, а я — продажами. Вика присоединилась к нам где-то через год.

Сначала мы в основном делали обувь под заказ, и это было максимум 10−15 пар в месяц. Тогда у нас была маленькая мастерская в Ирпене, в которой работали три человека, да и те — непостоянно, а по сдельной системе. Сейчас у нас мастерская в Киеве, в которой постоянно шьют обувь (от 70 пар в месяц), и еще есть люди, работающие на аутсорсе.

Мы начинали в революционное время. Наверное, такие события всегда дают толчок для начала собственного дела. Люди понимают, что нужно думать о себе и не рассчитывать на государство. В 2014 году появилось очень много украинских брендов. Не все они дожили до 2016-го, но на вещи тех, кто дожил, приятно смотреть.

Нужно чувствовать рынок. Два года назад люди были готовы заказать пару через интернет и ждать две недели, пока ее сделают. Теперь клиенты хотят прийти в шоу-рум и купить готовую обувь.

Очень неожиданно и приятно, что нашу обувь ценят за границей. Уже были заказы из Польши, Дании, Норвегии, Швеции, Италии, Португалии, Германии, Канады и США. А недавно прибежала клиентка и говорит: «Представляете, я была в Бельгии и увидела там девушку в ваших Mary Jane». Это было круто.

Рок-звезда в ботинках

Мы делаем не модельную обувь, а берем классические casual-варианты, добавляем к ним свое видение и получаем на выходе оригинальные ботинки. Играем с разными колодками, видами кожи, материалами, цветом.

Бывает так, что мы делаем пробную пару, но она нам не нравится. Месяц стоит где-нибудь в углу и, когда мы уже совсем списываем ее со счетов, вдруг заходит клиент, которому нравится именно эта модель. Мы добавляем какую-нибудь маленькую деталь — и ботинки становятся шикарными.

У нас с Викой кардинально разные вкусы в обуви. Когда я звоню ей из мастерской в восторге от какой-нибудь пары, она всегда думает: «О, ну наверняка это провал», и наоборот.

Мы носим только свою обувь. У Вики, например, 12 пар. У меня — 11. Обычно берем себе первые образцы и тестируем. Если с моделью что-то не так — она натирает или еще что-то — переделываем.

Мы не можем конкурировать с масс-маркетом. Там большой выбор, часто более низкие цены и есть все размеры. Мы предлагаем нечто другое — обувь, сделанную руками, в которой чувствуется душа.

Мы мечтаем о времени, когда люди будут говорить о нашей обуви друзьям: «Зачем тебе Ecсo? Купи лучше Te-Shoes!».

Когда ты надеваешь эксклюзивную обувь, чувствуешь себя совсем по-другому. Например, у меня есть красные ботинки, в которых я чувствую себя рок-стар! Иду по улице, и все на них смотрят.

За два года у нас накопилось много смешных историй. Как-то клиентка попросила сделать боты, как у мультяшного героя, и не могла понять, почему мы отказываемся. В Харькове один парень заявил: «О, так моего дедушку похоронили в точно таких же ботинках, как ваши!». Всегда отказываемся, когда просят сделать копию каких-нибудь Dolce & Gabbana. И еще одно табу: мы не работаем с кожей рептилий.

Как строить бизнес

Когда начинаешь свой бизнес, не нужно концентрироваться на желании заработать много денег. Просто нужно любить то, чем занимаешься, и правильно себя подавать.

Мы постоянно сами в себя инвестируем. Изначально вложили в дело 30 тыс. грн, потом цифра переросла в 70 тыс., а потом дошла 200 тыс. Сейчас мы находимся в стадии, когда нужно научиться всем этим бизнесовым штукам. Хотим вывести аналитику доходов и трат, строить правильный бизнес. Мы даже нашли человека, который консультирует нас в этом вопросе.

Многие возмущаются ценами на вещи украинских брендов (ботинки Te-Shoes в среднем стоят 3−5 тыс. грн). Но поверьте, они оправданы.

Во-первых, наша сырьевая база потеряна, и производители вынуждены покупать материалы за границей за доллары и евро. Они часто берут лучшие ткани, но в небольшом количестве. Чем меньше партия материалов, те выше цена поставщика.

Кроме того, в Украине не настроена система продаж. В Европе и даже России магазины выкупают целые коллекции и сами их продают. А у нас — берут под реализацию. Если бы наши производители понимали, что для одного магазина им нужно сшить столько-то моделей, а для другого — столько-то, они покупали бы больше материалов по более низкой цене.