Сотрудничество между Индией и Китаем

Индийский слон и китайский дракон – титаны объединяются

17 декабря 2018 | 08:00

«Даже самая длинная дорога начинается с первого шага» (Конфуций)

Два крупнейших государства Азии подали четкий сигнал всему миру о начале стратегического двустороннего сотрудничества. Взаимное притяжение Китая и Индии закрепилось на саммите G-20 в Аргентине, который проходил 30 ноября — 1 декабря. Общность интересов двух государств определила их общую цель — построение сильной Азии. В нынешней меняющейся международной обстановке новая конфигурация индийско-китайских отношений обретает стратегическое значение. Когда два государства с такой огромной экономикой, ресурсами и населением сближаются, это не может не вызвать тектонических сдвигов в мировом порядке.

География обязывает договариваться

Попытки Китая и Индии выстроить стратегическое партнерство предпринимались неоднократно. Одна из последних в 2002—2012 годах провалилась, из-за соперничества на Африканском континенте, а также из-за разногласий по поводу самостоятельности Мальдивской Республики. Но география, экономика и возросший взаимовыгодные интересы обоих государств определил их общие цели в новом мультиполярном мире.

Основой для сотрудничества стала двусторонняя торговля. Китайские товары представляют большой интерес для индийских бизнесменов из-за их низкой себестоимости. Качество при этом не имеет значения. Индийский рынок создает безграничные возможности для китайских производителей. Китай экспортирует туда, в основном, электронику и мобильные устройства, а импортирует оттуда продукцию сельского хозяйства. Товарооборот между Китаем и Индией достиг почти 100 млрд долл. и постоянно увеличивается из-за быстро растущего населения Индии и одновременно повышения покупательской способности индийцев.

«Население Индии растет самыми быстрыми темпами в мире и к середине 2030-х годов, вероятно, на 8% превысит население Китая, а к 2050 году индийцев будет на 25% больше китайцев», — говорится в докладе Бюро переписи в Вашингтоне.

В настоящее время население Китая составляет 1,39 млрд, а Индии — 1,37 млрд человек. К середине 2030-х и к 2050 году прогнозируется, что население Индии увеличится до 1,53 млрд и 1,68 млрд жителей, а в Китае эти показатели составят 1,42 млрд и 1,34 млрд человек.

29 ноября, за день до начала работы Саммита G20 в Буэнос-Айресе, официальное информагентство КНР Синьхуа сообщило: «Индия, как ожидается, в скором времени начнет экспортировать в Китай рыбную муку и рыбий жир. Стороны уже подписали протокол по санитарно-карантинным требованиям…»

Кроме того, заместитель Главного таможенного управления КНР Ху Вэй во время официального визита в Индию в августе 2018 года обсудил возможность поставок в Китай из Индии сельскохозяйственной продукции.

А в конце ноября 2018 года то же агентство Синьхуа сообщило о встрече специальных представителей Китая и Индии по пограничным вопросам в городе Чэнду (Юго — Западный Китай). Пекин представлял министр иностранных дел Ван И, а Нью-Дели — автор концепции безопасности Индии (Доктрина Довала) Аджит Кумара Довала, что свидетельствует об огромном значении, которое премьер-министр Индии Нарендра Моди придавал переговорам с Китаем. Стороны согласовали порядок реализации договоренностей по пограничным вопросам между главами своих государств.

Премьер-министр Индии Нарена Моди и председатель КНР Си Цзиньпин (слева направо)
Премьер-министр Индии Нарена Моди и председатель КНР Си Цзиньпин (слева направо)

Так лидеры двух мощнейших экономик в регионе сигнализировали остальному миру, что ради достижения общей стратегической цели готовы к компромиссу даже по самым острым вопросам.

Образцовое разрешение конфликта

В августе 2017 года между Китаем и Индией возникла напряженность в приграничных районах в Гималаях из-за строительства Китаем автодороги. Индийское правительство опасалось, что Пекин будет использовать ее для поставок военной техники к спорным участкам китайско-индийской границы на плато Доклам.

Американское издание The Washington Post назвало тогда эту ситуацию «самым серьезным обострением за последние тридцать лет» и даже «грандиозным противостоянием в Гималаях двух ядерных держав».

Следует отметить, что как только наметились симптомы потепления между Индией и Китаем, Соединенные Штаты попытались поссорить два государства. По данным гонконгской газеты South China Morning Post, Вашингтон предложил Нью-Дели совместно противостоять китайскому международному инфраструктурному проекту «Один пояс – один путь».

Но лидеры Китая и Индии — руководители новой формации, которые умеют принимать решения без длительной экспертной подготовки. Во времена, когда преобразовывается мировой порядок, и возникают короткосрочные альянсы, как правило, против кого, Китай и Индия решили развивать широкомасштабное сотрудничество. Когда этому стали мешать последствия прошлогоднего приграничного недоразумения в Гималаях, председатель КНР Си Цзиньпин и премьер-министр Индии Нарендра Моди провели неформальную встречу для снятия напряжение.

Она прошла в конце апреля 2018 года в китайском городе Ухань. Оба руководителя сразу дали понять, что хотят разрешить кризис и вернуть баланс и стабильность в отношениях. Си Цзиньпин заодно попробовал предотвратить возникновение союза Индии с США против Китая. Моди в свою очередь не стал шантажировать своего китайского коллегу возможной потерей доверия из-за Гималайского кризиса, понимая трудности, которые Китай испытывает из-за торговой войны с США.

Прежде всего, Председатель Си и Премьер Моди поручили своим компетентным ведомствам разработать «стратегическое руководство» для пограничной охраны, чтобы предотвратить инциденты на границе. Также во время этой встречи стороны представили свое видение дальнейшего двустороннего сотрудничества. Наблюдатели отмечают, что после этих переговоров отношения между Индией и Китаем вновь обрели положительную динамику.

В мае 2018 года состоялся визит китайского Премьер-министра Ли Кэцяна в Индию. Агентство Синьхуа так комментировало его итоги: «Руководители обеих стран давно понимают стратегическую важность китайско-индийских связей и проявляют твердую волю продолжать взаимовыгодное сотрудничество. Визит премьер-министра КНР Ли Кэцяна в Индию еще раз демонстрировал консенсус на высоком уровне с обеих сторон в попытке преодолеть разрывы и работать ради более успешного и широкого сотрудничества».

Действительно, Китай и Индия достигли договоренностей, которые сегодня редкость в международной политике, пронизанной противоречиями и напряжением. Стороны решили провести демилитаризацию спорных приграничных районов на Тибете и в Гималаях. В связи с этим китайский министр обороны Вэй Фэнхэ 22 августа 2018 года посетил Индию для переговоров с премьер-министром Нарендрой Моди. Как сообщало китайское издание People’s Daily, стороны договорились укреплять сотрудничество в военной сфере, включая взаимодействие между военными.

Афганистан — точка соединения интересов

7 декабря 2018 года выступая на пленарном заседании 73-й сессии Генассамблеи ООН заместитель постоянного представителя КНР У Хайтао призвал международное сообщество продолжать оказывать поддержку и помощь афганской стороне. Агентство Синьхуа так объяснило этот призыв: «Афганистан обладает географическими и ресурсными преимуществами, что открывает перед ним широкие перспективы для регионального экономического сотрудничества».

Популярная китайская газета «Хуаньцю шибао» отмечала: «У Афганистана есть все шансы стать чем-то вроде предохранительного клапана, то есть тем местом, где Индия и Китай могут сотрудничать и „выпускать пар“ в своих временами напряженных отношениях».

Учитывая, что у стран общая граница, то стабильность в Афганистане выгодна обеим как в материальном, так и в стратегическом аспекте. Индия и Китай осознают, что могут и должны мирно сосуществовать в Афганистане — в отличие от других соперничающих держав. Кроме того, Китай и Индия вполне могут стать посредниками в этой стране, что позволит погасить многолетний пожар гражданской войны у их границ.

Преодоление препятствий

Препятствия на пути сотрудничества между Китаем и Индией создает разный уровень экономического развития. Китай уже стал мировой производственной базой, а Индия в процессе развития перешла от аграрного уклада к постиндустриальному государству, миновав производственную фазу.

Но сейчас оба государства на международном уровне выступают сторонниками глобализации, открытости рынков и поддерживают развитие и распространения технологий. На Саммите G-20 лидеры Индии и Китая в унисон высказывались против политики протекционизма.

Вместе с тем, для полноценного сотрудничества двум государствам необходимо преодолеть ряд проблем. В торговых отношениях Индии не удается сместить баланс в свою пользу из-за многочисленных барьеров для индийской продукции на китайском рынке. Китай нарушает суверенитет Индии, создавая китайско-пакистанский экономический коридор через территорию оккупированного Пакистаном Кашмира.

Пограничные вопросы затрагивают очень чувствительный вопрос принадлежности Тибета и статуса далай-ламы XIV, который проживает в Индии. Но наиболее острой проблемой для Индии остается военно-техническое сотрудничество Китая с Пакистаном. Аналитики считают, что наилучшим для Индии решением, которое устранит уязвимость государства, была бы договоренность о разграничении сфер влияния с Пекином: гарантии взаимного уважения экономических интересов, а также уважения со стороны Пекина интересов Нью-Дели в сфере безопасности. Здесь также есть точка пересечения интересов обоих государств. Китай, как и Индия, не заинтересован втягиваться в новое многолетнее противостояние, которое может затормозить перспективные инфраструктурные и торговые проекты в рамках стратегии «Один пояс — один путь».

Вызов для украинского бизнеса

На протяжении двух последних лет Украина удерживала стабильную величину экспорта в Индию и Китай — приблизительно по 2 млрд долл. Но по товарной номенклатуре экспортные поставки отличаются. В Индию мы экспортируем преимущественно растительное масло (до 80% экспорта), а в Китай — зерно (до 30%).

Импорт из Китая в Украину вырос почти до 6 млрд долл. за счет поставок почти всего прейскуранта товаров: от машин и механизмов до товаров легкой промышленности и продуктов питания. Индийский импорт, который почти на треть представлен пальмовым маслом, не создает такого большого перекоса в двусторонней торговле, не превышая 0,5 млрд долл.

Однако активизация сотрудничества между двумя мощными, взаимно дополняющими экономиками, безоусловно, создаст для Украины трудности. Украинские черные металлы первого передела и строительная сталь могут потерять индийский рынок сбыта, поскольку в Китае ожидается перепроизводство стали, и она обладает конкурентными преимуществами перед украинской из-за значительно меньших затрат на доставку. Украинские импортеры также потеряют, если индийский рис уйдет на «бездонный» китайский рынок. Нашим бизнесменам нужно значительно активизировать свою деятельность, чтобы не потерять такие важные рынки сбыта как Китай и Индия.