Интервью

Группа Panivalkova: «Если тебе хорошо — пиши песню. Если плохо — пиши песню. Вдруг станет хитом»

04 августа 2018 | 09:00

Украинская группа Panivalkova — женское трио, чье творчество заметно выделяется среди других музыкантов. Их ироничные тексты в сочетании с причудливыми костюмами вызывают улыбку, а песни побуждают танцевать даже тех, кто привык наблюдать за концертами в полном спокойствии.

Realist поговорил с участницами Panivalkova — Ириной Кульшенко, Дашей Пугачевой, Ирой Лузиной. Они рассказали нам о том, где группа берет сюжеты для своих композиций, как разрешает творческие разногласия и каким образом умудряется собрать полсотни музыкантов для записи одного лайв-видео.

— Этим летом вы играли на Atlas Weekend. Как вам работается на больших фестивалях — комфортно ли выступать в такой атмосфере, где на вас приходят посмотреть не только ваши поклонники?

— Конечно, всегда комфортнее выступать для своих слушателей, потому что они тебя уже знают и любят. Гораздо сложнее играть концерты перед новой аудиторией, но мы справляемся и с этой задачей.

Недавно мы выступали на фестивалях в Германии и Венгрии и было очень забавно наблюдать за реакцией публики. Иностранцы не понимают украинских текстов, поэтому мы стараемся больше с ними общаться на английском, рассказывать о песнях. Таким образом языковой барьер окончательно стирается.

— Вы всегда обращались к слушателю со сцены или это пришло со временем?

— Мы всегда были открыты и общительны. Мы дружим с нашими фанами, стараемся уделить им внимание во время выступления и по его окончании. После каждого концерта, независимо от нашего состояния, мы выходим к публике и раздаем автографы, фотографируемся, общаемся, обнимаемся.

— Как придумываете костюмы для выступлений и клипов?

— В клипе «Let me» с нами работала Леся Патока (Patoka Studio), и какое-то время она занималась нашими костюмами.

Сейчас мы работаем со стилистом Макаром Ципаном (ателье МАКI) и все образы продумываем вместе. У нас много сценических нарядов, так как мы изначально решили, что «Панивалькова», как и любая женщина — разная, многогранная. Мы хотели донести эту идею и в визуальных образах, выступали в роли каратисток, монашек, техничек, жандармов, а сейчас мы в костюмах котиков.

У нас много сценических нарядов, так как мы изначально решили, что «Панивалькова», как и любая женщина — разная, многогранная. Мы хотели донести эту идею и в визуальных образах, выступали в роли каратисток, монашек, техничек, жандармов, а сейчас мы в костюмах котиков.

— Вы только что вернулись из европейского тура. Как впечатления, появились ли какие-то концертные истории?

— Этот тур длился всего две недели, в прошлом году мы ездили на месяц. За 14 дней мы отыграли девять концертов и нам даже удалось немного отдохнуть. Концертных историй море — от укуса шершня и травм на сцене до потери паспорта.

— В одном из интервью вы говорили, что не планировали создавать группу, просто сделали это для фана. С тех пор прошло много времени, теперь для вас музыка — это профессия?

— Да, это правда. Никто и не думал, что все зайдет настолько далеко. Сейчас музыка для нас — это наша жизнь. «Панивалькова» — наша муза и личный пример. Уже два года, как мы зарабатываем концертами, и это действительно стало нашей профессией.

— В текстах ваших песен много доброй иронии. Откуда берете сюжеты для своих композиций?

Все сюжеты нам подкидывает сама жизнь, мы стараемся с иронией относиться и к себе, и к неприятным событиям. Разумеется, любые сложности или интересные повороты в личной жизни тоже находят свое отражение в песнях. Например, история о крейзи Никите абсолютно реальна, включая все перечисленные в тексте образы: скайп, ножи, нечеткие фотокарточки и т. д. Мы во всех интервью говорим: «Если тебе хорошо — пиши песню, если плохо — пиши песню. Вдруг станет хитом».

— Бывают ли у вас троих творческие ссоры?

— Конечно, но в творческих вопросах нас спасает принцип демократии — мы голосуем, и поскольку нас трое, побеждает большинство.

В творчестве нами руководит общая идея и вопрос: что нужно для этой песни? Зачастую самым интересным вариантом оказывается некое общее решение, найденное в обсуждении или просто в процессе игры — это и есть решение «Панивальковой».

— Не жалеете, что приняли участие в Нацотборе на Евровидение?

— Нет, не жалеем. Нашей целью было презентовать новую песню и расширить свою аудиторию, и это нам удалось. А кроме того, мы получили полезный сценический опыт — выступать в прямом эфире, да еще «под минус» совсем не просто. Ты должен за 3 минуты показать свой максимум, а до этого полдня провести в гримерке, просто ожидая выступления. Собраться и не потерять настрой в таких условиях — это уровень.

Также мы очень рады знакомству с Константином Меладзе и Андреем Данилко — детской любовью Иры Кульшенко (на самом деле ради Иры и ее любви мы и пошли на отбор).

— У вас есть лайв-видео «Космополітік», в котором 50 человек поют и играют на разнообразных инструментах. Сложно ли было объединяться с другими музыкантами?

— Все это происходило для нас очень естественно. Музыканты из видео — не просто хорошие инструменталисты, каждый из них резонирует с идеей «Космополітік», каждый внес свою частичку любви и творчества в эту песню.

Были моменты, когда мы приглашали людей на репетицию, а потом понимали, что этот человек просто не вписывается в концепцию. Тогда правильным решением было не останавливаться на конкретном музыканте, а искать дальше.

Мы записывали эту песню лайвом и ни разу не репетировали всем составом. Например, индийский мультиинструменталист Дрю Нанку прилетел только в день записи. Кроме того, как бы мы ни старались определить его партию, каждый раз он играл и пел по-разному, просто потому что у индийцев совсем другой подход к музыке, и она построена на импровизации. Когда мы отпустили все ожидания, расслабились и просто получали удовольствие от игры — получился лучший дубль.

— Как вам удалось привлечь к записи Дрю Нанку?

— Тут сработала волшебная сила «Панивальковой». Мы познакомились с Дрю весной, когда он приезжал в Киев и давал мастер-класс по индийской музыке. Подарили ему наш диск. Каждая из нас тогда про себя подумала: здорово было бы поработать вместе. А осенью, когда мы готовились к записи «Космополітік», Дрю сам нам предложил сотрудничество.

— Хотели бы записать совместную песню с кем-то из современных музыкантов?

— Мы готовим совместную песню с немецкой группой Die Höchste Eisenbahn. Мы познакомились с ребятами во время совместного тура по Украине, организованного Институтом Гете. Мы сразу поняли, что Die Höchste Eisenbahn — это идеальный мужчина «Панивальковой», настолько схожей по атмосфере и настроению была наша музыка. Мы так вдохновились (и надеемся, что парни не меньше), что решили записать совместную песню о дружбе.

— Какие планы на ближайшее будущее?

— В ближайшее время мы заедем на фестиваль во французском городе Метц, а после займемся студийной работой. Сейчас записываем демо к нескольким песням. А уже в ноябре ждите наш большой сольник в Киеве.

Есть ли что-то в украинской музыкальной индустрии, что вам хотелось бы изменить?

— Все идет так, как должно, все развивается — и фестивали, и пресса, и сами музыканты. Конечно, всем не хватает желания брать на себя полную ответственность и работать, не ленясь. Ну и, возможно, звукорежиссерам следует перестать накручивать эффекты по своему желанию во время концерта.

Фото: Александра Патока и Арсен Дзодзаев

Читайте также: Бумбокс и O. Torvald выпустили совместный клип к песне «Вечір в Ріо»