"Деолигархизация"

Почему Коломойский может не бояться Генпрокуратуры

28 октября 2016 | 22:00

Уже два года Генпрокуратура расследует дело о растрате Приватбанком средств рефинанса от Нацбанка. Финучрежение Игоря Коломойского обвиняют в завладении государственными средствами в размере 19 млрд грн.

Ход делу решили дать только сейчас. Или только сделали вид, что решили.

Зачем? Недавно в СМИ звучала информация о возможной национализации Приватбанка — якобы по требованию МВФ. Началась большая игра, на кону которой — будущее бизнеса Игоря Коломойского.

В этой игре, судя по всему, Порошенко выступает на стороне олигарха.


Последние заседания по уголовному делу о растрате Приватбанком средств рефинанса прошли в октябре 2016 года.

12 октября Печерский районный суд удовлетворил ходатайство следователя о временном доступе к документации НБУ о заключении и выполнении условий стабилизационных кредитов с 2008 по 2014 года.

Согласно данным следствия, Приватбанк выдал кредиты в размере от 18 млн до 73 млн грн своим подконтрольным предприятиям под залог прав на товар. Эти предприятия заключили сомнительные договора с шестью предприятиями-нерезидентами со 100% предоплаты за получение некоего товара.

Валюта была куплена и покинула Украину, хотя именно в это время на рынке для всех компаний действовали сверхжесткие ограничения на покупку СКВ. Не исключено, что именно действия Привата подстегнули курс доллара до новых высот.

По сути, состав возможного преступления звучит так: сговор по нецелевому использованию рефинансирования не на выплаты вкладчикам, а на покупку валюты и вывод ее за пределы Украины по заведомо фиктивным контрактам. Если, конечно, прокуратура способна это доказать.

В этом как раз есть огромные сомнения. Они прежде всего сводятся к тому, что за два года менеджмент и владельцы Приватбанка могли полностью зачистить все возможные следы преступлений.

А значит, возникает вопрос: зачем Генпрокуратура активировала дело Коломойского именно сейчас? Один из возможных ответов звучит так: для создания видимости проблем у олигарха.

Для чего это нужно? Самый очевидный ответ — для отвода глаз МВФ.

Заглянуть в материалы следствия нам не удалось. Но, как известно из СМИ, некоторые нерезиденты, упомянутые в деле о выводе рефинансирования Приватбанком, связаны или напрямую принадлежат Игорю Коломойскому.

Это зарубежные предприятия «Teamtrendlimited», «Tradepointagrolimited», «Collyerlimited», «Rossyninvestingcorp», «Zaoukrtransitserviceltd» и «Milbertventuresinc».

Как это часто бывает, товар от этих предприятий никто не получил, а деньги за него не были возвращены. Чистое совпадение, надо полагать.

Схема вывода средств, согласно информации следствия
Схема вывода средств, согласно информации следствия

Именно поэтому Генпрокуратура считает, что Приватбанк просто растратил средства рефинансирования, которые были выданы этому финучреждению для поддержания ликвидности. Договора эти заключались с 2008 года.

Печерский суд своим решение открыл следствию документы, которые подпадают под банковскую тайну. Что же это было?

Давайте посмотрим.

Нацбанк покажет следователям всю документацию касательно стабилизационных кредитов для банка Коломойского, а также задолженности перед центробанком. По сути, ничего нового.

Будет изучена документация самого Нацбанка касательно выдачи рефинансирования, постановление о назначении куратора в «Приват» и должностная инструкция начальнику правления НБУ в Дневпропетровской области. В принципе, это тоже ничего не даст.

Еще следствие получит данные о всех корреспондентских счетах и выданных «Приватбанком» кредитах. Это уже кое-что. Доступ к первичной документации позволит проанализировать тонкости схемы. Опять же, если прокуроры на такое способны, если документы еще не уничтожены и если вообще стоит политическая задача реально «догнать» Коломойского.

Согласно второму решению суда, следствие, кроме всего прочего, получит временный доступ к информации о разработке и функционированию программного обеспечения «КредИнфо» и «КредИнфо2», куда «Приватбанк» (как и все остальные банки) должен был вносить данные по каждой операции по купле/продаже кредитных ресурсов в национальной валюте.

Также Генпрокуроратура получит информацию обо всех сотрудниках НБУ и их руководителях, которые в период 2008—2014 имели доступ к данным о «Приватбанке» в этом программном обеспечении.

Что следствие рассчитывает получить из этих данных, само по себе большой вопрос. Ведь системы «КредИнфо» — это всего лишь электронные реестры.

Если искать следы, то в документах, которые подавались в НБУ для покупки валюты. А также допрашивать должностных лиц НБУ, которые давали «добро» на такие операции.

Но в этих направлениях, нужно полагать, Коломойский уже провел предварительную работу по зачистке вещдоков.

Игорь Коломойский. Фото УНИАН
Игорь Коломойский. Фото УНИАН

Естественно, в самом Приватбанке обвинения прокуратуры отвергают и называют их «безграмотными».

«Физически средствами рефинансирования завладеть невозможно. Дело абсолютно безграмотное. Оно непонятно никому, в том числе самому Нацбанку. Последний не один раз заявлял, что нет никаких фактов, чтобы были какие-то дела», — рассказал Realist’у пресс-секретарь Приватбанка Олег Серга.

Как он обьяснил, рефинансирование банкам (не только Приватбанку) точечно и единоразово выделялось в 2014 и 2015 годах под компенсацию оттоков вкладов, которые происходили не по вине банков, а в связи с политической и экономической ситуацией в стране. По Приватбанку рефинансирование было выделено для компенсации оттока 38% вкладов.

Это действительно гигантская цифра. Считается, что банк находится в смертельной опасности после оттока 5% средств.

Кстати, отток в 38% заслуживает отдельного расследования прокуратуры. Даже для паники 2014 года он слишком большой, чтобы быть просто естественным процессом.


На чем следовало бы ловить Коломойского


Отдельного внимания заслуживает сам факт курсовых манипуляций Привата.

19 млрд грн рефинансирования по курсу 14 грн/$ - $ 1360 млн. Именно столько стоил доллар после Евромайдана.

19 млрд грн по нынешнему курсу 26 грн/$ - это $ 720 млн.

Итого, Коломойский только за счет девальвации заработал $ 640 млн.

Он может вернуть НБУ все 19 млрд грн без остатка. И все равно оставит $ 640 млн в кармане.

Коломойский только за счет девальвации заработал $ 640 млн.

Он может вернуть НБУ все 19 млрд грн без остатка. И все равно оставит $ 640 млн в кармане.

Не существует статьи Уголовного кодекса, которая могла бы привлечь владельца Приватбанка к ответственности за такую схему.

Разве что, следователи попробуют доказать преступный сговор группы лиц — а для этого необходимы показания участников схемы. А таких показаний добиться невозможно ни от тогдашнего главы НБУ Степана Кубива, ни тем более от менеджмента Привата. Разумеется, Коломойский не станет давать показания против себя.

К слову, именно по этой схеме во времена кризиса 2009 года из Украины выводили миллиарды долларов, купленных под рефинансирование НБУ. Тогда главой Нацбанка был Владимир Стельмах.

В результате манипуляций с рефинансированием в начале 2009 года курс рухнул с 5,3 до 8 грн за доллар, создав для сотен тысяч заемщиков огромные сложности по возврату валютных кредитов.

Опыт показал, что следователи прокуратуры попросту неспособны доказать злой умысел банкиров и факт сговора с руководством регулятора. Дело 2009 года растворилось еще и потому, что аудиторы одной из компаний «большой четверки» сыграли на стороне Стельмаха. Они дали заключение о том, что нарушений не обнаружено, хотя могли своей экспертной позицией повлиять на восстановление справедливости.

После этого были многолетние судебные тяжбы, сопровождавшиеся акциями протеста обманутых должников банков. Банкиры и НБУ в этих ситуациях не сделали ни единого шага навстречу людям. Что само по себе говорит много о моральных качествах руководителей государства.

Молчит и нынешняя руководитель НБУ Валерия Гонтарева. Хотя она точно понимает все нюансы данного дела.

Молчание Гонтаревой объясняется сразу несколькими причинами.

Во-первых, заговори она — и ниточки потянутся к грехам и Стельмаха, и Кубива, и (не исключено) ее самой.

Во-вторых, Коломойский является бизнес-партнером Петра Порошенко. Гонтарева — ставленница президента. Генеральный прокурор Юрий Луценко, который до назначения был главой фракции БПП в парламенте, — тоже.

Так формируется замкнутый круг лиц, не заинтересованных в том, чтобы дать ход делу Привата.

Валерия Гонтарева и Петр Порошенко. Фото АП
Валерия Гонтарева и Петр Порошенко. Фото АП

Поэтому Приватбанк в деле о выводе 19 млрд грн рефинансирования чувствует себя более чем неуязвимым. Прецедент ухода от ответственности в Украине уже существует.

Сейчас менеджмент банка Коломойского профессионально «включает дурака».

«Дело идет еще с ноября 2014 года, когда слухов о национализации еще не было. Почему оно тогда было открыто, не знает никто. Но процедурно оно продолжает жить. Мы все документы, которые просили, предоставляли. Мы никогда ничего не скрывали», — добавил Серга.

Он даже предложил устроить следователям ГПУ курсы финансовой грамотности, ведь рефинанс никуда не делся, и, более того, банк уже погасил его наполовину.

«Мы выплатили за два года 12 млрд процентов за эти кредиты, которые Нацбанк теперь перечисляет в бюджет. Мы денег дали больше в виде налогов (5 млрд каждый год), чем целая отрасль экономики. То есть эта операция для государства оказалась более выгодна. Рефинанс — это не бесплатное предоставление денег из бюджета», — сказал он.

Похоже, в ГПУ с пониманием относятся к насмешкам Привата.

Realist отправил запрос в Генпрокуратру, чтобы узнать, что дало следствию открытие документов о Приватбанке, а также вручено ли кому-то уведомление о подозрении по данному уголовному дело. Ответа мы, естественно, не получили.