Экономика

Экономист Андрей Илларионов: для Украины рост ВВП 2-3% – это ни о чем

15 мая 2017 | 07:00

Советник Владимира Путина в 2000—2005 годах, а ныне старший научный сотрудник Центра по глобальной свободе и процветанию Института Катона (Вашингтон, США) Андрей Илларионов на несколько дней приехал в Киев.

В пятницу экономист презентовал свой доклад об экономическом кризисе в Украине, его причинах и последствиях. Выступление происходило в ходе круглого стола на тему «Розвиток України. Соціально-економічні інструменти змін», по результатам которого было принято решение о создании праволиберальной политической платформы на базе общественной организации «Розвиток».

Realist побывал на встрече с Илларионовым. Ниже — прямая речь и основные тезисы его выступления.

О глубоком падении украинской экономики

Если вернуться мыслями в март 2014 года, когда после Майдана все были полны надежд, тогда представить себе то, что произошло в Украине после Революции — было просто невозможно. Да, мы понимали, что могут быть трудности, могут быть сложности, могут быть проблемы на востоке и юге, что будет вмешательство [со стороны России]. Но то, что Украина окажется в таком беспрецедентном, жесточайшем экономическом кризисе — мы ни в каком страшном сне представить не могли.

Пик агрессии пришелся на 2014 год. По крайней мере, открытой военной агрессии. Это связано с оккупацией, аннексией Крыма, с началом и наиболее острой фазы войны на востоке Украины. И 2014-й дает падение ВВП Украины на 6,6%. Можно говорить много это или мало, но, по крайней мере, есть какое-то объяснение.

То, что Украина окажется в таком беспрецедентном, жесточайшем экономическом кризисе — мы ни в каком страшном сне представить не могли.

Дальше приходит 2015 год, когда украинский ВВП падает на 10 п.п. Объяснения этому факту нет. Потому что Революция, которая отвлекла какое-то количество людей на одной сторону, на другую сторону, отвлекла от экономической деятельности, была в 2013—2014 годах. Выборы парламентские и президентские — в 2014 году. Оккупация и аннексия Крыма — в 2014 году. Иловайск — в 2014 году.

Кроме Дебальцево и борьбы за ДАП (Донецкий аэропорт. — R0) в самом начале 2015 года, почти все основные события произошли в 2014 году. Внешних факторов, которые бы влияли на экономическую дестабилизацию в Украине в 2015 году, практически не находится. Тем не менее темпы экономического спада оказались минимум в 1,5 раза более глубокими, чем в 2014 году. Вещь — совершенно необъяснимая с точки зрения традиционных подходов.

Две жертвы одного агрессора: об Украине и Грузии

Грузия и Украина оказались жертвами агрессии со стороны одного и того же противника — России. Надо иметь ввиду, что Грузия по численности населения в 10 раз меньше, чем Украина. По размеру экономики Грузия в 15 раз меньше. ВВП на душу населения в Грузии на 35% ниже, чем в Украине. В Грузии гораздо менее диверсифицированная экономика, чем в Украине: нет такого развитого сельского хозяйства, нет такой развитой промышленности, нет такой развитой транспортной инфраструктуры.

В геополитическом плане Грузия — это одна узкая долина, вытянутая от побережья Черного моря до Тбилиси. И, перерезав эту долину, просто парализуешь жизнедеятельность страны. Собственно, что и сделали российские войска, когда заняли Гори, перерезав железную дорогу и шоссе. И два месяца между восточной частью Грузии и западной не было никакого контакта. И сейчас граница, где стоят российские войска, от основного highway — автострады Тбилиси — Гори — Поти — Батуми находится в 500 м. Достаточно стрелкового оружия, чтобы в любой момент перерезать снабжение.

В Грузии гораздо менее диверсифицированная экономика, чем в Украине: нет такого развитого сельского хозяйства, нет такой развитой промышленности, нет такой развитой транспортной инфраструктуры.

И у этой маленькой страны, не сравнимой с Украиной, длительность спада экономики была четыре квартала. В Украине, где боевыми действиями затронута только восточная часть страны, спад длился восемь кварталов. Суммарное аккумулятивное падение 3,8 п.п. ВВП в Грузии и почти 16 п.п. ВВП в Украине.

Между прочим, во время российской агрессии против Грузии вся территория страны подверглась авиационным и ракетным обстрелам, включая Тбилиси, Поти, Батуми. Не было места, где не падали российские ракеты. В Украине такого не было. Такое падение экономики в Украине не может быть объяснено только агрессией. Это одна из важнейших причин. Но она — не единственная.

Восстановление экономического роста в Украине пришлось на I квартал 2016 года. Если вспомнить, то в правительстве, международные финансовые организации, эксперты прогнозировали восстановление в I квартале 2015 года. Восстановление началось, как минимум, годом позже. Дальше, во II квартале 2016 года, показатели роста снижаются. В III квартале они вообще падают. В IV квартале подскакивает сельское хозяйство. В IV квартале 2016-го — I квартале 2017 года показатели — на уровне 2−3%. Для любой страны, выходящей из кризиса, 2−3% - это ни о чем.

О действиях НБУ, девальвации и закрытии банков

С 2011 года до начала 2014 года падение международных резервов НБУ составило примерно $ 20 млрд. Это то, за что несет ответственность администрация Януковича. С июня 2014 года, когда в НБУ появилось новое руководство, до февраля 2015 года резервы были сокращены на $ 12,7 млрд. За 9 месяцев. В переводе на годовые темпы — это $ 16 млрд.

И в переводе на сравнимый период с Януковичем оказывается, что резервы в этот девятимесячный период сокращались в 3,5 раза быстрее, чем во времена Януковича. В общем-то и темпы растраты резервов Януковичем относятся, можно сказать, к мировым рекордам. Чтобы сокращать резервы в 3,5 раза быстрее, надо уметь.

К февралю 2015 года резервы достигли уровня практически $ 5 млрд. Для такой страны, как Украина, с такой денежной массой, это означало неизбежную девальвацию. Которая, соответственно, и произошла. Январь — февраль 2015 года — это период острейшего валютного кризиса в Украине. Гривна упала с 8 грн за $ 1 до 25−26 грн за $ 1. А в этот период доходила до 41 грн за $ 1.

Был искусственно организованный валютный кризис в Украине. Когда руководство Национального банка растрачивает валютные резервы, доводит до состояния, когда их не остается, после этого никто не в состоянии удержать курс.

Курс валюты падает, что автоматически приводит к обесцениванию сбережений граждан, находящихся в банках. Сбережения в гривнах обесцениваются в те самые три раза. Как и сбережения и средства бизнеса.

После этого НБУ вводит драконовское регулирование по снятию средств с депозитов, по ограничению операций с окружающим миром. И в результате интеграции в Европу, провозглашенной в качестве цели Майдана, происходит изоляция и от Европы, и от окружающего мира. И Украина в разгар постреволюционного развития оказывается больше экономически изолированной от окружающего мира, чем была ранее.

Много здоровых банков были искусственно закрыты. После чего сбережения людей и счета реального бизнеса оказались уничтоженными.

Был искусственно организованный валютный кризис в Украине. Когда руководство Национального банка растрачивает валютные резервы, доводит до состояния, когда их не остается, после этого никто не в состоянии удержать курс.

О Бальцеровиче и Гонтаревой

Посмотрите на деятельность Лешека Бальцеровича в качестве председателя Национального банка Польши с 2001-го по 2007 год. Сколько польских банков он национализировал? Ноль. Ему эта идея в кошмарном сне не пришла бы. Сколько резервов Лешек Бальцерович на посту руководителя Национального банка растранжирил? Ни сколько. Что произошло с курсом польского злотого, он уронил его? Ничего подобного, он ревальвировал его, и довольно существенно.

Все, что делал Лешек Бальцерович на посту председателя Национального банка Польши, строго противоречит тому, что делала глава НБУ Гонтарева. То, что происходило у вас в это время, в том числе в рамках так называемой чистки банковского сектора, не имеет аналогов, по крайней мере, в истории последних 25 лет для стран с переходной экономикой.

Когда руководство Национального банка растрачивает валютные резервы, доводит до состояния, когда их не остается, после этого никто не в состоянии удержать курс.

О национализации Приватбанка и государственном долге

Где, в какой стране, тем более в условиях переходной экономики, правительство принимает решение о национализации частного коммерческого банка и берет на себя дополнительные обязательства в размере 5% ВВП?

Государственный долг вырос с 40% ВВП до 90% ВВП в этом году. Что такое 90% ВВП? Даже если по «божеским» кредитам 6%, это означает 5,4 п.п. ВВП — это только процентные платежи ежегодно по обслуживанию существующего долга. Не по выплате «тела» долга, а только по обслуживанию текущего. В том случае, когда темп экономического роста повысится с нынешних 2,3% до 5,4%, весь чистый прирост экономики будет уходить на обслуживание процентов по существующему государственному долгу без изменения соотношения основного «тела» долга с ВВП.

На языке экономических журналистов это называется «воронка» государственного долга. Если не происходит заметная ревальвация национальной валюты, из этой ситуации выхода нет. В эту «воронку» Украину завели за три года совместными усилиями правительства и Национального банка.

О рынке земли и рисках приватизации

Все крупные вопросы приватизации, которые касаются земельных и производственных активов, инфраструктуры, конечно, лучше всего проводить при условии наличия макроэкономической стабильности и низкой инфляции. И при наличии хотя бы сносно работающих судебных институтов в вопросах защиты собственности.

Иначе это превращается в колоссальное разворовывание, сопровождаемое бесчисленным количеством проявлений бандитизма самого разного уровня. Последствиями которого становятся не создание свободной рыночной экономики, о которой мы мечтаем, а формирование бандитских олигархических капиталистов-друзей-приятелей. Мы это знаем не из учебников.

Фото: Олег Переверзев