Ближний Восток

Что такое «интифада» и происходит ли она сейчас?

25 января 2017 | 16:51

8 января палестинский житель Восточного Иерусалима разбил грузовик о группу израильских солдат недалеко от Старого города, пишет британский журнал The Economist.

Четверо солдат были убиты до того, как водителя Фади Кунбара застрелили. Такого рода происшествия стали обычным явлением: сотни палестинцев провели аналогичные нападения с сентября 2015 года.

В самом деле, некоторые похожие случаи быстро назвали частью более широкой кампании. Представитель ХАМАСа аплодировал Кунбару, заявив, что его действия были интифадой.

Что такое интифада?

В базовом смысле интифада представляет собой вариант арабского глагола «трясти». В наше время это связано с народным восстанием — интифада впервые была использована в 1952 году при описании иракцев, протестовавших против своего короля. Термин остается популярным на всем Ближнем Востоке.

Однако слово наиболее тесно связано с палестинским сопротивлением. Палестинцы уже провели две полные интифады, главным образом против израильской оккупации Западного берега и сектора Газа. Обе интифады имели конкретные причины. Первая началась после того, как израильский армейский грузовик врезался в группу палестинцев в секторе Газа, убив четырех человек. Второй был вызван визитом председателя Ликуда Ариэля Шарона к святым местам в Иерусалиме.

Фото: EPA
Фото: EPA

Насколько она реальна в нынешней ситуации?

В отличие от двух официальных интифад, этой новой череде атак не хватает конкретного триггера. Вместо этого они объясняются общими причинами: гневом на израильскую оккупацию, напряженностью вокруг доступа к святым местам и онлайн-подстрекательством. Последней волне противостояния также не хватает планирования. Хотя такие группы, как ХАМАС похвалили нападавших, нет никаких доказательств того, что нападавшие были чем-то большим, чем «одинокими волками».

По мнению издания, в отличие от официальной интифады, последние случаи не имеют никакой реальной цели, помимо ранения израильтян. Так, некоторые нападавшие мало заботятся о политике: отчаявшиеся палестинцы считают «мученичество» социально приемлемой формой самоубийства. В этих условиях отдельные атаки трудно предотвратить.