Мнение

Читать. Четверг. Дмитрий Бунецкий - об ужасах

27 октября 2016 | 15:00

Спецкорр «Сегодня» Дмитрий Бунецкий — об ужасах

Я всегда с легким недоверием относился к литературе ужасов. Главным образом потому, что она достаточно стандартна. К примеру, западный мир зачастую использует готовые модели — тех же вампиров, оборотней, ведьм и прочих фольклорных и псевдофольклорных существ. Даже Стивен Кинг не обошел эти темы стороной, хотя и проявил недюжинное воображение в других произведениях.

Но самая большая проблема ужастиков (особенно киноужастиков) в том, что они не страшные. Не страшные, потому что гораздо проще поверить какому-то постсингулярщику с его упоротыми вирусами, взламывающими биологическую структуру мозга, чем автору литературы ужасов, пытающемуся сыграть на обязательном саспенсе и проигрывающему эту войну. Ведь по большей степени их попытки вызывают смех.

Впрочем, есть одна страна, где все в порядке с воображением, сюжетами и синтезами науки, магии, страха, секса и прочей чертовщины. И это, естественно, Япония, которую нам, людям с иным мышлением, достаточно сложно понять. А то, чего мы не понимаем, зачастую неплохо справляется с выделением адреналина.

Взять тот же «Сайлент Хилл» и его философско-идеологическую составляющую. Маленький городок, ужасный пожар в угольных шахтах, пепел вместо снега — и секту, которая пытается создать собственное божество благодаря страданиям и чувству вины. Даже самиздатовская новеллизация игры пугает похлеще Роберта Маккаммона с его «Кусакой» и «Домом Эшера».

А еще есть «Ринг» от Кодзи Судзуки. Он же — «Звонок». Он же — «Кольцо». Он же — просто «RING», потому что какой смысл Судзуки использовать английское слово в японоязычной книге вместо того, чтобы брать японское?

Сюжет (более или менее) все мы помним благодаря голливудской версии. Странная кассета с видеорядом, совмещающим абстракцию и реальность, которая дает неделю на выполнение некого «заклинания», а потом убивает. Причем, если в фильме из телека выпрыгивает какая-то волосатая девочка, то в книге все значительно забавнее. Нет никакой девочки в телевизоре. Даже телефонный звонок со знаменитым «Семь дней!» необязателен. Есть кассета. Есть журналист и его потрясающе прописанный друг-философ, который многолик в своем общении с разными людьми. Есть поразительная история о стыде и возникшей впоследствии ненависти. И есть упоротые теории о том, что может быть, если паранормальные способности смешаются с вирусологией.

У Судзуки все на порядок взрослее и потому пугает по-настоящему. Теории о происхождении жизни, дифференциальные уравнения Большого Взрыва, побежденный человечеством вирус, мысли, которые вроде как живые существа. И, конечно же, удивительная детективная составляющая Ринг-вируса, который взламывает мозг (психику) и заставляет тело готовиться к собственной смерти.

И, конечно же, виртуальная составляющая нашего мира. Как это все связано? Как взаимодействует? Как люди науки превращаются в людей мистики?

Прочтите сами. Это три небольших романа и несколько спин-офф рассказов, из-за которых, поверьте, вам не захочется бродить ночью по дому. Кто знает, что за сюрпризы преподнесет этот мир.

Читайте всегда.