Свобода слова

Четвертая власть Украины: много законов, но мало защиты

20 апреля 2019 | 12:00

102 место заняла Украина в рейтинге свободы прессы, который составляет Международная правозащитная организация «Репортеры без границ». Наша страна расположилась между Ливаном (101 место) и Мозамбиком (103). Правозащитниками оценивалась ситуация со свободой слова в 180 странах мира. Как выяснилось, лучше всего со свободой слова в Норвегии, Финляндии и Швеции — страны, попавшие в топ-3 этого рейтинга. Последние три места занимает Туркменистан (180 место), Северная Корея (179), Эритрея (178).

Realist изучил, почему в Украине хуже ситуация со свободой слова не только, чем у развитых странах мира, таких как США (48), Великобритания (33), Германия (13), Франция (32), но и таких странах как Намибия (23), Гана (27), Тонга (45), Нигер (66), Монголия (70), Парагвай (99). А также проанализировали, как украинские власти пытались в последние годы защищать журналистов и что из этого вышло.

Неспокойно журналистам в Киеве, Днепре и Одессе

Обосновывая 102 место для Украины в ежегодном индексе свободы СМИ, правозащитники заявили, что страна заняла столь низкую ступень из-за частых случаев насилия против журналистов-расследователей и войны на Донбассе. «В Украине много различных СМИ. После „Революции достоинства“ в 2014-м году ее власть приняла ряд долгожданных реформ. Большую роль сыграли законы про прозрачность владения СМИ и доступ к государственной информации. Но этого не достаточно, — отмечают авторы рейтинга - Нужно делать гораздо больше, чтобы избавиться от „хватки олигархов“ в средствах массовой информации, поощрить редакционную независимость и бороться с беззаконностью».

По словам главы Союза журналистов Украины Сергея Томиленко, данные «Репортеров без границ» должны стать неким маркером для украинской власти, как двигаться дальше.

«В прошлом году показатель Украины в Индексе свободы слова был 101. Этот отчет Репортеров, так же как и тревожные отчеты других авторитетных организаций в сфере защиты свободы слова, должны стать рабочими материалами для украинской власти. Ответственных должностных лиц, для которых свобода слова — не угроза своей власти, а естественное демократическое право украинцев», — отметил Сергей Томиленко. Он отметил, что Союз журналистов также ведет свой мониторинг соблюдения прав и свобод журналистов в Украине. И его результаты желают лучшего. Только за две первых месяца 2019 года зафиксировано 13 случаев физической агрессии по отношению к журналистам.

Если же брать во внимание более широкий временный диапазон, то ситуация выглядит так: 175 физических атак на журналистов за последние два года: в 2018-м — 86 случаев, в 2017-м — 89. «Атаки на журналистов в 2018 году сопровождались особенной агрессией и жестокостью, вследствие чего многие представители СМИ получили серьезные травмы, — отметили эксперты во время презентации „Индекса физической безопасности журналистов Украины“ по итогам прошлого года.- В 12 случаях нападающими были чиновники, высокопоставленные лица или депутаты, в 10 — правоохранители, один инцидент случился с применением оружия». В Нацсоюзе журналистов констатируют, что на 50% увеличилось количество атак на женщин-журналистов. В 2018 году таковых зафиксировано 37.

«Если говорить по регионам, то очевидное лидерство в этом антирейтинге занимает Киев и область, где зафиксировано 29 инцидентов физической агрессии. На втором месте Днепропетровская область — 10 случаев насильственных действий против журналистов. На третьем месте — Одесская область с 7 инцидентами», — уточнил Сергей Томиленко.

Крайне недовольны ситуацией со свободой слова в Украине в Институте массовой информации. Организация проводит свой ежегодный замер уровня защиты прав журналистов «Барометр свободы слова». Если сравнивать ситуацию с 2017 годом, то в 2018-м меньше били журналистов и нарушали их права. В 2017-м зафиксировано было 281 нарушение против журналистов, а в 2018-м- 235. Вроде бы лед тронулся, но… «Мы это связываем с несколькими причинами. Во-первых, с публичным резонансом после жестокого нападения на активисту Катерину Гандзюк и чрезвычайно негативную реакцию общества и международного сообщества на этот случай, что, возможно, несколько охладило потенциальных нападающих. Так же мы не исключаем, что убийство Ганзюк могло иметь и определенный охлаждающий эффект для журналистов, особенно в регионах, которые начали более осторожно критиковать. Но этот вопрос требует дополнительного отдельного исследования», — говорит директор ИМИ Оксана Романюк.

Законы ужесточают, но реальных наказаний мало

Большинство депутатов, которые прошли в Верховную Раду в 2014 году, обещали свято беречь свободу слова, уважать журналистов, защищать труд представителей СМИ. И вроде бы, сделали несколько неплохих законодательных рывков, чтобы свои обещания облачить в практическую плоскость. В 2015 году парламентарии приняли закон «О государственной поддержке средств массовой информации и социальной защите журналистов». Документом водится уголовная ответственность — от трех до семи лет лишения свободы — за такие преступные деяния, как угроза или насилие в отношении журналиста, умышленное уничтожение или повреждение имущества журналиста, посягательство на жизнь журналиста, захват журналиста в заложники. Это же преступление, совершенное работником правоохранительных органов или другим должностным лицом, наказывается лишением свободы на срок от пяти до 12 лет.

Спустя год Верховная Рада вновь усиливала статус журналистов. Были внесены изменения в Уголовный кодекс, по которым за попытки влиять на работу журналистов чиновников могут оштрафовать до 3400 гривен и лишить должности на три года или ограничить свободу до 4 лет. Под «влиянием» имелось в виду «незаконное изъятие собранных, обработанных, подготовленных журналистов материалов и технических средств, которыми он пользуется в связи со своей профессиональной деятельностью, незаконный отказ в доступе журналиста к информации, незаконный запрет освещения отдельных тем, показа отдельных лиц, критики субъекта властных полномочий».

В апреле 2019 году народные депутаты принялись вновь редактировать Уголовный кодекс в части преступлений против журналистов. 8 апреля народные депутаты Андрей Кожемякин и Николай Паламарчук внесли в Верховную Раду законопроект, которым предусматривается ужесточения ответственности для обидчиков журналистов. Депутаты предлагают внести изменения в ч.4 статьи 345−1 УК (Угроза или насилие относительно журналиста) и прописать что за повторное нападение или насилий в отношении журналиста, нападающему грозит тюремный срок от 7 до 14 лет. И этот срок «светит» не только за рукоприкладство и угрозы убийством журналисту, но и за такие же действия в отношении близких родственников и членов семьи журналиста. Шансы на прохождение данного законопроекта через парламент очень высоки, особенно с учетом предстоящей парламентской избирательной кампании.

Но как показывает практика, принять хороший закон и применять его — абсолютно разные вещи. На сегодняшний день сложилась такая ситуация, что на законодательном уровне журналисты защищены неплохо, но на практике- беззащитны." Если открыть единый государственный реестр досудебных решений, то в целом за период его деятельности с 2006 по 2019 год фактически было вынесено всего пять приговоров по статье «Угроза или насилие в отношении журналиста», и по статье 171 «Воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов» - 35 приговоров. Это львиная доля, из этих приговоров 18 являются просто штрафными санкциями", — обращает внимание на ситуацию медиа- юрист Роксолана Ариёнчик.

Медиа-эксперты, правозащитники и правоохранители отмечают, что какие бы хорошие законы не принимались парламентом, все зависит от политической воли в стране. Как известно, рыба гнет с головы. Если хозяева высоких кабинетов на Банковой и Грушевского сами не будут вставлять палки в колеса журналисткой деятельности и диктовать журналистам свои правила игры, то тогда и на региональном уровне со свободой слова будет все хорошо. Пока же мы видим, что большинство из властьимущих рассматривает СМИ не как представителей четвертой ветви власти, а собственную прислугу — кривое слово против «шефа» — наказан.