Конфискация

Бюджет не увидит денег коррупционеров времен Януковича

21 апреля 2017 | 07:05

За год в госбюджет поступило менее 200 тыс. грн, конфискованных за коррупцию у экс-чиновников.

Должны были собрать 7,7 млрд грн в 2016 году и запланировали 11,5 млрд грн в 2017 году.

И хотя этих миллиардов нет, их ловко расписали по нескольким бюджетным программам — на дотации аграриям, субвенции регионам и оборону. В правительстве уверяют, что деньги будут, однако сроки не называют, переводя стрелки на Генеральную прокуратуру. Подробнее — в материале Realist`а.

Коррупционеры могут спать спокойно. Никто ничего у них не отберет. По крайней мере, такое складывается впечатление. И вот почему.

Из 11,5 млрд грн, которые в этом году должны поступить в госбюджет от конфискации средств и имущества за коррупционные нарушения, к 1 марта получено лишь 5,1 тыс. грн. Это официальные данные Госказначейства. За весь прошлый год из запланированных 7,7 млрд грн в госбюджет перечислили менее 165 тыс. грн. Динамика пока хуже, чем годом ранее.

Конфискованные деньги идут в специальный фонд госбюджета. И оттуда распределяются по нескольким расходным статьям. На заседании в среду, 19 апреля, Кабинет Министров расписал, кому и какой кусок от пирога стоимостью 11,5 млрд грн достанется. Пока, конечно, только теоретически.

Постановление с соответствующим порядком есть в распоряжении Realist`а.

5,1 тыс. грн

Именно такую сумму с начала года удалось собрать в госбюджет за счет конфискации средств коррупционеров.

Поделили по-братски

Решение Кабмина — это дележка «шкуры неубитого медведя», учитывая, что никаких миллиардов еще нет.

Тем не менее каждую неделю Госказначейство будет перечислять по факту поступившие от конфискации средства пропорционально между ведомствами. Сколько есть — столько и перечислит. Пока будут делить 5,1 тыс. грн. Под деньги за счет конфискации подвязаны расходы 11 ведомств по 12 бюджетным программам. Подробнее — в таблице ниже.

ВедомствоПрограммаСпецфонд (в т.ч. за счет конфискации (млрд грн)Выделено в янв.-февр.Всего по программе (млрд грн)
МинагрополитикиФинансовая поддержка сельхозпроизводителей3,304,7
МинрегионразвитияФонд регионального развития2,503,5
МинрегионразвитияСубвенция на формирование инфраструктуры территориальных громад101,5
МинфинСубвенция на социально-экономическое развитие отдельных территорий2,504
Национальная гвардияПовышение обороноспособности и безопасности государства0,700,7
МинобороныПовышение обороноспособности и безопасности государства0,59700,597
МВДПовышение обороноспособности и безопасности государства0,500,5
Государственное космическое агентствоВыполнение госпрограмм реформирования и развития ОПК, разработка и внедрение новых технологий, наращивание производственных мощностей0,47200,941
МинэкономразвитияВыполнение госпрограмм реформирования и развития ОПК0,400,785
ГосспецсвязиПовышение обороноспособности и безопасности государства0,200,2
СБУПовышение обороноспособности и безопасности государства0,100,1
ГСЧСПовышение обороноспособности и безопасности государства0,100,1

Министерство агрополитики и продовольствия, согласно утвержденному порядку, получит 22,27% от общей суммы — в пределах 2,5 млрд грн от 11,5 млрд грн. Эти деньги предусмотрены на финансовую поддержку сельхозпроизводителей. Речь о дотациях, которыми власти компенсировали аграриям отмену льготного режима уплаты НДС. Подробнее об этом читайте здесь: Как группы влияния делят 4 млрд аграрных дотаций.

На программу для сельхозпроизводителей в госбюджете заложено 4,7 млрд грн, из которых 3,3 млрд грн — в специальном фонде. Из отчета Госказначейства о выполнении госбюджета в январе — феврале следует, что по этой программе не выделено еще ни копейки. В среду министр аграрной политики Тарас Кутовой сообщил, что в апреле за февраль аграрии получили почти 80 млн грн — примерно 1,5% от годового плана.

Экс-замглавы Администрации президента, главный исполнительный директор "Мироновского хлебопродукта" Юрий Косюк - один из тех, кто получит доступ к аграрным дотациям из госбюджета
Экс-замглавы Администрации президента, главный исполнительный директор "Мироновского хлебопродукта" Юрий Косюк - один из тех, кто получит доступ к аграрным дотациям из госбюджета

Больше остальных от «конфиската» планирует «откусить» Минрегионразвития. Министерству расписали эти средства по двум программам — 21,59% на Фонд регионального развития и еще 8,63% под субвенцию для местных бюджетов «на формирование инфраструктуры объединенных территориальных громад». Цена вопроса — почти 2,5 млрд грн для Фонда регионального развития и почти 1 млрд грн на субвенцию.

Еще 2,5 млрд грн от «коррупционной кормушки» должен получить Минфин и направить эти деньги на субвенцию местным бюджетам на нужды социально-экономического развития отдельных территорий.

Нужно сказать, что наличие субвенций в госбюджете было одним из условий, на котором настаивали отдельные фракции и депутаты-мажоритарщики при голосовании за проект госбюджета-2017 в декабре прошлого года. И только спустя время депутаты заметили, что правительство «спрятало» субвенции в спецфонд госбюджета, подвязав их под доходы от конфискации. Этот вопрос обсуждали на последнем собрании фракции БПП с участием президента и премьер-министра. Последний заверил депутатов, что проблем с субвенцией не будет и все будет профинансировано в полном объеме. Подробнее об этом читайте здесь: Зал ожидания. Почему Гройсман не спешит отчитываться в Раде.

Глава Минрегионразвития Геннадий Зубко (справа) должен получить деньги с конфискации сразу на две бюджетные программы
Глава Минрегионразвития Геннадий Зубко (справа) должен получить деньги с конфискации сразу на две бюджетные программы

Аграрии и муниципалитеты — это только одна категория, ожидающих пока еще неконфискованных у коррупционеров денег. Вторая группа нуждающихся — это силовой и оборонный блок ведомств: МВД, Минобороны, Национальная гвардия, Госслужба по чрезвычайным ситуациям, СБУ. Как видно из таблицы, для них «коррупционные деньги» расписали с общей формулировкой — «повышение обороноспособности и безопасности государства».

Национальная гвардия должна получить 6,04% от общей суммы, Минобороны — 4,55%, МВД — 4,31%, Госкосмос — 4,07%, Минэкономразвития — 3,45%, Госспецсвязи — 1,72%, СБУ — 0,86% и ГСЧС — 0,86%.

Медленно и неуверенно

Будут ли деньги — не менее важный вопрос, чем тот, кому и сколько отписали. В правительстве об этом говорят нехотя, переадресовывая на Генеральную прокуратуру. Мол, это их задача — вернуть награбленное «злочинным» режимом.

«Проблема в том, что природа этих средств, скажем так, очень специфическая. Есть деньги, которые лежат. Их нужно конфисковать в пользу госбюджета. Чтобы это сделать — кто-то должен взять на себя такую ответственность. Верховная Рада не хочет брать ответственность. Следователи тоже пока не спешат или не хотят», — объяснил Realist высокопоставленный собеседник из экономического блока Кабинета Министров.

Если ГПУ не справится в этом году и денег все-таки не будет, тогда сразу несколько бюджетных программ могут остаться недофинансированными. Это негативный сценарий.

11,5 млрд грн

Столько денег должно поступить в госбюджет от конфискации средств коррупционеров в 2017 году.

В неофициальных разговорах чиновники Минфина уверяют, что если конфискация опять провалится, как и в прошлом году, то, скорее всего, будет изменен источник финансирования. В частности, для аграриев и оборонных ведомств. Правда, пока так вопрос не стоит. И в Минфине все же рассчитывают на эти 11,5 млрд грн, уверяют собеседники в министерстве.

Впрочем, ничего другого и не остается, как говорить, что деньги будут. Такая же риторика у премьер-министра Владимира Гройсмана. «Мы заложили в спецфонд таких средств 12 млрд грн всего и распределили их по разным программам, но я считаю, что в первом полугодии будет возможно говорить о том, что эти средства поступят уже в государственный бюджет», — сказал он в конце марта.

Откуда такой оптимизм — сказать сложно. И неясно, разделяет ли его ГПУ. Realist обратился в Генеральную прокуратуру с просьбой объяснить причины неэффективной конфискации и дать свою оценку, сколько средств реально направит в бюджет в этом году. На момент выхода публикации в пресс-службе ведомства на запрос издания не ответили. Редакция готова опубликовать ответ, как только ГПУ его предоставит.

Бумаги не в счет

Есть еще один момент, о котором не говорят власти. Дело в том, что госбюджет не получит ничего от конфискованных у экс-чиновников облигаций внутреннего государственного займа (ОВГЗ). Вся сумма по номинальной стоимости бумаг будет списана в счет погашения государственного долга. Это прописано в новом порядке, который утвердил Кабмин.

Почему это важно? Вот показательный случай, далеко не единственный, но очень выпуклый.

Еще в сентябре 2015 года Генеральная прокуратура сообщила, что связанные с экс-вице-премьером Сергеем Арбузовым компании владеют ОВГЗ на 1,5 млрд грн и $ 1 млрд. То есть, государство должно экс-чиновнику из окружения Януковича.

Сам Янукович судится с государственным Ощадбанком, доказывая, что там нет его миллиарда долларов. Зачем? Если это действительно деньги Януковича, но этот факт не получится доказать, то арест с денег и ценных бумаг придется снять, и они, скорее всего, покинут Украину. С другой стороны, если эти деньги не принадлежат Януковичу, то Ощадбанк наконец перестанет пользоваться бесплатным миллиардом долларов, рассказывая «про злочинну владу».

Как бы там ни было, в случае конфискации напрямую в госбюджет деньги, которые приписывают Арбузову, не поступят. Просто будет уменьшен госдолг. Это вполне четко указано в правительственном постановлении. Этот же момент прописан в законе о госбюджете на 2017 год. Ни на какие пенсии и зарплаты бюджетникам, как иногда рассказывают политики, эти деньги потрачены не будут.

«Полтора миллиарда долларов Арбузова находятся в Украине, но мы не можем их забрать в бюджет, пока не узнаем, что оффшоры, на которых числятся деньги, не связаны с ним лично», — отметил в прошлом году генеральный прокурор Юрий Луценко. Вероятно, деньги, о которых говорил Луценко, это и есть те самые полтора миллиарда в виде ОВГЗ.

По всем «фронтам»

Много говорилось о том, что упростить конфискацию должен специальный закон, проект которого не единожды вносился в парламент, но каждый раз не набирал 226 голосов. Законопроектом предлагается дополнить Гражданский процессуальный кодекс главой об особенностях искового производства в делах о взыскании необоснованных активов в доход государства до завершения уголовного производства.

Однако депутаты отказываются за это голосовать, не желая поддерживать интересы нардепа Сергея Пашинского в деле о «нефти Курченко».

Расшифруем. На спецконфискации настаивает «Народный фронт». Для чего это им? По одной из версий, которую ранее озвучил внефракционный Виктор Чумак, правки в закон выгодны замглаве фракции «фронтовиков» Сергею Пашинскому и его бизнес-партнерам.

В чем суть? В 2014 году были арестованы нефтепродукты по делу об оффшорных аферах Сергея Курченко. МВД передало топливо на хранение госкомпании «Укртранснафтопродукт», которую, как считается, контролировали люди Пашинского. Часть нефтепродуктов была продана по заниженным ценам компании «Укройлпродукт», связанной с Сергеем Тищенко, который, в свою очередь, является человеком Пашинского.

Сергей Пашинский и его соратники по "Народному фронту" настаивают на принятии закона о спецконфискации
Сергей Пашинский и его соратники по "Народному фронту" настаивают на принятии закона о спецконфискации

Часть разницы по этой сделке — около 100 млн грн — осела на счетах другого предприятия, к которому также имеет отношение Тищенко. Позже суд арестовал эти деньги. Со вступлением в силу закона о спецконфискации средства «разморозят», и они перестанут быть вещдоком по делу. Что позволит избежать ответственности тем, кто прокрутил схему с нефтепродуктами Курченко.

Сам же Пашинский обвинения в свой адрес называл ложью и клеветой. На спецконфискации также настаивают министр юстиции Павел Петренко и министр внутренних дел Арсен Авакой. Оба — представители «Народного фронта». Петренко, к примеру, говорил, что депутатов чуть ли не подкупают и что принятию закона противодействует «определенная группа людей, которые надеются сохранить эти средства у себя» и часть из этих людей, по его словам, находится в Москве.

Автор: Ростислав Шаправский