Россия

«Бьет – значит любит» — почему Россия разрешает домашнее насилие

03 февраля 2017 | 13:00

Должно ли избиение жены быть преступлением для мужа? Во многих странах этот вопрос даже не подлежит обсуждению.

Но не в России. Там Госдума проголосовала за декриминализацию бытового насилия в отношении членов семьи, если оно не является повторным нарушением или не привело к серьезным телесным повреждениям, пишет британский журнал The Economist.

Изменение является частью спонсируемого государством перехода к традиционализму. Он обнажил глубокие линии разлома в обществе — многие россияне в настоящее время имеют либеральное понятие о правах человека, некоторые движутся в противоположном направлении.

Активисты предупреждают, что декриминализация сделает легитимными злоупотребления. «Общее послание российским гражданам в том, что бытовое насилие не является преступлением», — говорит Андрей Синельников из Центра предупреждения насилия.

Россия является одной из трех стран в Европе и Центральной Азии, которые не имеют законов, конкретно ориентированных на домашнее насилие.

Фото: Анастасия Руденко
Фото: Анастасия Руденко

Русская православная церковь негодует. Писание и русская традиция говорят о «разумном и любящем применение физического наказания в качестве неотъемлемой части прав, предоставляемых родителям самим Богом». Между тем, консервативные группы обеспокоены тем, что родители могут столкнуться с тюрьмой. Они утверждают, что неправильно было бы давать родителям более суровое наказание за удар своего ребенка, чем, например, соседу.

Домашнее насилие имеет глубокие культурные корни. Старая русская пословица гласит: «Бьет — значит любит». Масштабы этой проблемы трудно измерить, но в соответствии со статистикой МВД России, 40% насилия происходит именно в семье.

Когда критики утверждают, что взгляды консерваторов отсылают страну ко временам Ивана Грозного, те с легкостью парируют, что выступают не за возврат к Средневековью, а просто — к традиционным ценностям. В то же время, для многих российских женщин и детей — это гигантский шаг назад. И, возможно. надвигающаяся опасность.