Мнение

Банкротство с последствиями. Александр Дубинский - о "Михайловском"

25 ноября 2016 | 13:00

Основные факты о банкротстве банка «Михайловский», которые впервые в истории могут положить начало уголовному преследованию руководителей Национального банка.

Небольшой банк «Михайловский» — один из 84 коммерческих банков, которые были признаны неплатежеспособными НБУ за последние два года. Но только в отношении этого банка общество узнало так много деталей и фактов, которые делают историю его банкротства не просто уникальной.

Благодаря всплывшим подробностям гибели этого финучреждения мы смогли познакомиться с технологиями и методами, которые собственники и менеджеры банков применяют для того, чтобы «кинуть» друг друга. И как высокопоставленные чиновники НБУ участвуют в этой борьбе, выполняя заказы по уничтожению банков и разворовыванию их кредитных портфелей.

Первые слухи о проблемах «Михайловского» появились 19 мая 2016 года — в этот день я впервые написал о ситуации в этом банке.

Уже тогда банкиры активно обсуждали и готовящуюся сделку о слиянии с Платинум Банком, и давление со стороны НБУ на собственников и менеджмент «Михайловского», которым указывали на необходимость слияния как единственный способ удержать банк на плаву.

Буквально сразу же после этой публикации несколько менеджеров среднего звена из «Михайловского» начали дополнять эту историю, рассказывая о слухах, которые к тому времени уже вовсю курсировали банком.

В результате общения с ними уже 20 мая появилась следующая публикация, из которой впервые стала просматриваться ключевая роль тогда и. о. члена правления НБУ Екатерины Рожковой в операции по «отжиму» банка «Михайловский». И участие в этом процессе куратора акционеров Платинум Банка (неформального руководителя банка) Дмитрия Зинкова.

Так, согласно информации инсайдеров в банке, в мае закончилась последняя из череды проверок НБУ в «Михайловском» (позже глава правления банка Игорь Дорошенко скажет, что таких проверок всего было 8). По результатам проверки банку было предписано увеличить капитал почти на $ 50 млн (!). Притом, что весь баланс «Михайловского» — всего $ 130 млн.

«Инсайдеры» говорят, что поводы потребовать докапитализации банка искали любые. Например, оценивали даже систему информбезопасности банка, чтобы дорисовать несколько миллионов гривен в программу капитализации.

В те же дни председатель правления «Михайловского» Игорь Дорошенко провел собрание менеджмента, на котором объявил о своей отставке и передал банк в руки своего заместителя Дениса Панфилова.

Одновременно коллекторы «Михайловского» начали обзванивать клиентов и сообщать им о необходимости проводить платежи по кредитам на счета в Платинум Банк.

В тот же день произошло переоформление пакета акций Виктора Полищука на так называемую «футбольную команду» — 11 физлиц, которые вместо него стали акционерами ООО «Экосипан», учредителя банка «Михайловский».

Информация об этом в тот же день была отражена на сайте Национального банка — эта дата важна для дальнейшего расследования.

Что интересно: по состоянию на 19−20 мая Полищук свои семейные счета в банке «Михайловский» — около $ 1,5 млн — не обнулял, так как, по его же словам, между ним и бизнесменом Борисом Кауфманом была достигнута договоренность о продаже банка структурам последнего. Тогда же впервые появилась информация о возможном участии в сделке владельца ТАСкомбанка Сергея Тигипко — на стороне Кауфмана.

Господин Тигипко должен был войти акционером в создаваемый объединенный банк, так как у формального контролера Платинума Григория Гуртового к тому моменту уже были проблемы с израильской полицией по обвинению в «отмывании» средств, и его из структуры собственников банка надо было убирать.

На выходных ситуация резко обостряется — по данным источников в банке, Кауфман внезапно отказывается от решения принять «Михайловский» на Платинум.

Причины звучат разные — но главная сводится к решению тандема Кауфман-Зинков не присоединять банк из-за необходимости затем еще больше повышать капитал объединенного финучреждения.

Вместо этого, по всем признакам, было принято решение «выдернуть» из банка живой кредитный портфель потребительских кредитов на сумму около 700 млн грн. Причем, вынуть так, чтобы избавить его от обременения депозитами.

Фактически это решение означало «разрыв» банка на части — депозиты должны были остаться на балансе «Михайловского», а кредиты — уйти.

Уже в пятницу вечером все крупные вкладчики и клиенты знали, что банк продолжит работу на выходных — в незакрытом операционном рабочем дне пятницы. Это было необходимо для дробления вкладов, и у меня эта информация уже была утром 22 мая — это тоже важно, так как чиновники НБУ впоследствии заявляли о том, что не имели информации о происходящем в банке.

Уже ранним утром 23 мая появляется информация о массовых дроблениях, переброске вкладов с финкомпаний на банк, организации операций по предоставлению финпомощи от физлиц юрлицам и просто «схлопываниях» кредит-депозит, которыми все выходные занимались сотрудники банка «Михайловский».

Экс-глава правления этого банка, который к тому моменту уже официально перешел в Платинум, — Игорь Дорошенко — обзаводится двумя охранниками.

По его просьбе их предоставил ему реальный собственник Платинума бизнесмен Борис Кауфман, так как Дорошенко якобы боялся мести со стороны собственника банка «Михайловский» Виктора Полищука.

В 11 утра 23 мая источник из НБУ сообщил о том, что принято решение признать банк «Михайловский» неплатежеспособным.

Сообщая мне об этом, источник прямо сказал: «Банк „положили“, чтобы перевести в Платинум кредитный портфель физлиц, получавших займы на покупки в торговой сети „Эльдорадо“, а также перебросить схемные финансовые компании, через которые „надувался“ капитал „Михайловского“ — на Платинум». Что я и указал в очередной публикации.

Собеседники в банке так тогда описывали происходящее в «Михайловском»: «Игорь Дорошенко, который сейчас перешел на должность генерального директора Платинум Банка — он „просадил“ ценные бумаги, через которые формировался капитал „Михайловского“, и передал их на связанные финкомпании. Эти финкомпании теперь уйдут в Платинум, и там, путем „прогонок“, будут восстанавливать капитализацию — увидите, спустя несколько месяцев в Платинуме благодаря этой схеме появится новый капитал».

Однако затем начались странные вещи. Спустя около часа после моей публикации информацию о признании «Михайловского» неплатежеспособным официально опровергла пресс-служба НБУ.

Это опровержение, кстати, может быть отдельной темой для расследования — так как к тому моменту в Нацбанке уже четко знали о «распотрошении» банка «Михайловский». Но почему-то тянули с признанием его неплатежеспособным.

Почему? Журналист Елена Лысенко предполагает, что к тому моменту еще не закончилось юридическое оформление вывода активов из банка, и менеджеры НБУ, которые патронировали эту операцию с помощью куратора, находящегося в банке с конца 2015 года, просто выигрывали время.

После 18 часов 23 мая на официальном сайте НБУ появилось заявление о признании банка «Михайловский» неплатежеспособным.

Причем, уже в этом заявлении легко можно было обнаружить несоответствие заявлений регулятора с указанным выше таймлайном банкротства.

Скандал начинает развиваться уже 25 мая — в сети публикуют часть переписки между якобы бизнесменом Борисом Кауфманом и якобы его куратором в Платинум Банке Дмитрием Зинковым.

В переписке идет речь о переговорах между Зинковым и и. о. члена правления НБУ — куратором банковского надзора Екатериной Рожковой.

В этой переписке обсуждаются детали перговоров между партнерами и Игорем Дорошенко, а также упоминается некий «месседж», который Рожкова должна дать Дорошенко. В частности, в опубликованных материалах также содержится такое сообщение якобы Зинкова якобы Кауфману:

«С Катей [Рожковой] о портфеле [речь о кредитах, выданных банком «Михайловский» на покупку техники в сети «Эльдорадо"] поговорил, ей идея нравится. Будет помогать. Она считает, что Лера [Валерия Гонтарева] не будет против. И по Михайл[овскому] тоже поддержит».

Что интересно, спустя полгода бизнесмен Виктор Полищук подтвердит эту информацию в своих заявлениях, где укажет на госпожу Рожкову и Дмитрия Зинкова как основных организаторов по «отжиму» банка «Михайловский» в пользу бизнесмена Бориса Кауфмана. По его словам, давление на него и Дорошенко осуществлялось как раз в феврале — в том же месяце, которым датирована опубликованная переписка.

Кстати, что интересно, предложение «положить» банк «Михайловский» и не осуществлять присоединение к Платинуму, судя по еще одному перехвату переписки между якобы Зинковым и Кауфманом, опубликованному в сети, Дорошенко получил в марте 2016 года.

1 июня выходит интервью Екатерины Рожковой, в котором она пытается объяснить, почему НБУ допустил банкротство «Михайловского». В нем она делает несколько интересных заявлений.

Например, о том, что НБУ не знал о приеме депозитов клиентов «Михайловского» на счета финансовых компаний, хотя первая реклама этого продукта под названием «Капитал» (пострадавшие вкладчики «Михайловского» сами себя называют «капиталистами») появилась еще в конце 2014 года. А о самой схеме как потенциальной афере неоднократно писали журналисты.

Но куда более важным было заявление госпожи Рожковой о времени операционного банковского дня (система ОБД), во время которого осуществлялись скандальные переброски: депозитов — с компаний КИЦ и ИРЦ и кредитов — с банка на компании «Плеяда» и «Фагор».

В частности, Рожкова заявила о том, что «весь день 20 мая не работала база данных, отделения не работали, клиенты не могли погашать даже кредиты».

Между тем, работники банка утверждают, что операционный день в банке заработал в 14−30, а корсчет банка Нацбанк заблокировал только в 17−00. Что дало возможность провести достаточно операций, которые теперь — законны.

Кроме того, очень странно выглядела сама возможность продажи кредитного портфеля некоей финансовой компании при «проблемном» статусе банка — при котором любая операция согласовывается с НБУ.

Однако, как выяснилось позже, статус «проблемности», который НБУ присвоил «Михайловскому» 23 декабря 2015 года, был снят с банка за месяц до его банкротства, что и дало возможность вывести из него активы.

Примерно в это же время начинается бунт вкладчиков банка «Михайловский», которые внезапно узнают о неготовности Фонда гарантирования вкладов выплатить их вклады. Фонд в своем решении ссылается на то, что «переброска» вкладов физлиц с финансовых компаний на счета в банке была незаконной (впрочем, без каких-либо пояснений и аргументации, в чем состояло нарушение закона).

Необходимо напомнить, что вкладчики банка «Михайловский» заключали договора займа «Капитал» с компаниями КИЦ и РФЦ. По этим договорам деньги наличными вносились в кассе банка на текущий счет, далее эти деньги перечислялись в финансовую компанию.

Формально договора не попадают под гарантии Фонда гарантирование вкладов физических лиц. Но в заключенном договоре был пункт, в соответствии с которым финансовая компания имеет право в одностороннем порядке разорвать договор и вернуть деньги с процентами на текущий счет физического лица.

19 мая 2016 года финансовая компания в одностороннем порядке разорвала договора и вернула средства на текущие счета физических лиц (после чего депозитный портфель банка увеличился на 1 млрд грн, что и стало формальной причиной для НБУ признать его неплатежеспособным).

Важно отметить, что 19 мая клиенты эти деньги снимали в кассе, переводили на другие текущие и депозитные счета. Однако после банкротства банка глава временной администрации Юрий Ирклиенко на встречах с вкладчиками заявлял, что ему «поступило политическое указание не выплачивать компенсации вкладчикам, у которых средства возвращены от финансовой компании».

Причиной таких заявлений, по мнению инсайдеров в Фонде, стало решение президента Петра Порошенко, который в начале июня на встрече с главой ФГВФЛ Константином Ворушилиным заявил, что «государство не будет платить за махинации» и потребовал посадить виновных в банкротстве банка.

Официальных подтверждений факта этой встречи и ее содержания нет, но тогда же начались активные следственные действия по делу «Михайловского». А 6 июня глава НБУ Валерия Гонтарева на упреждение заявила, что в банкротстве банка виновен Виктор Полищук, которого «нужно посадить на 5 лет вместе с Дорошенко».

Это заявление и развязало информационную войну, свидетелями которой мы сейчас являемся.

Процесс ускорился после 12 августа — был задержан Игорь Дорошенко. По данным правоохранителей, находясь в СИЗО, он начал давать показания, что позволило Нацполиции возбудить уголовное преследование в отношении Екатерины Рожковой, Бориса Кауфмана, Григория Гуртового и Дмитрия Зинкова, которых следствие подозревает в сговоре по организации банкротства банка «Михайловский».

В рамках этого разбирательства и состоялись громкие обыски у Рожковой, Зинкова, Кауфмана и Гуртового, причем, по сообщениям в СМИ, у Рожковой был изъят мобильный телефон.

После чего в СМИ были выброшены несколько аудиофайлов, на которых женщина с голосом Рожковой крайне приветливо общается с Зинковым и Кауфманом. На одной подборке Рожкова обсуждает финансовую ситуацию в Платинуме, на второй — благодарит за гостиницу, оплаченную за счет менеджмента Платинума.

Позднее сама Рожкова подтвердит аутентичность своего голоса в опубликованных аудиофайлах. А нардеп Мураев передаст в СБУ 500 аналогичных аудиозаписей, по которым СБУ уже начало проверку.

Одновременно с этими событиями интервью из СИЗО дает Игорь Дорошенко, который через близких людей до сих пор контролирует кредитный портфель, выведенный из банка «Михайловский». В этом интервью Дорошенко обвиняет НБУ в доведении до банкротства банк «Михайловский», а кроме того, подтверждает факт выкупа части доли Полищука в банке, — что позволило комментаторам в соцсетях предположить, что Дорошенко начал сотрудничать со следствием.

А значит, это отнюдь не конец пьесы.

В ближайшее время мы можем узнать много новых подробностей о банкротстве «Михайловского», которые, надеемся, рано или поздно приведут к наказанию виновных.

Realist продолжает следить за событиями.