Американо-китайская торговая война

Американо-китайская торговая война: к чему приведут переговоры в Шанхае?

29 июля 2019 | 10:10

Realist уже писал о «торговой войне», развязанной Президентом США Дональдом Трампом против КНР, для выравнивания торгового баланса в двусторонней торговле. С помощью повышения тарифов американская администрация пытается уменьшить импорт товаров из Китая, игнорируя правила ВТО и двухсторонние соглашения. Соответственно китайское руководство предпринимает ответные меры, применяя ограничения против американских товаров. Пока этот кризис в двухсторонних отношениях носил экономический характер, но в последнее время оппоненты стали наполнять политикой переговорный контент. В июне в Твиттере Президент США Дональд Трамп писал: «Китай в течение многих лет получал выгоду в ущерб США — наши президенты не справились со своей работой. Так что Китаю не следует отвечать [на повышение пошлин США] - станет только хуже… Открыто говорю председателю Си и многим друзьям в Китае, что Китай очень сильно пострадает, если не согласится на сделку, потому что [американским]компаниям придется переехать из Китая в другие страны».

Для усиления позиций активно привлекаются такие партнеры как КНДР и РФ со стороны Китая, так и Южная Корея и Тайвань с американской стороны. Переговорный процесс с перерывами длился несколько месяцев, но после майского11-го раунда торговых переговоров в Вашингтоне он вовсе остановился, поскольку 10 мая американцы ввели дополнительные пошлины на товары из Китая в денежном объеме почти 200 млрд долл., а КНР применила ответные повышения тарифов на сумму 60 млрд долл. Из — за американских санкций китайская промышленность уже потеряла около 2 млн. рабочих мест.

На встрече в Осаке 28 — 29 июня в рамках саммита G — 20 Дональд Трамп и Си Цзиньпин договорились о проведении новых торговых переговоров в Шанхае. Американский президент пообещал не вводить дополнительные тарифы на импортируемы товары из Китая, а также смягчить ограничения на деятельность китайской компании Huawei. В свою очередь Китай пообещал увеличить объемы закупок сои американских фермеров.

Одни эксперты считают, что Шанхай выбран вместо Пекина для снижения заполитизированности переговорного процесса. Другие аналитики склонны считать, что Китай подготовился к длительной торговой войне и в таком процветающем финансовом центре как Шанхай китайцы хотят продемонстрировать, что их экономика по-прежнему сильна. На переговорах китайскую делегацию будет возглавлять недавно назначенный вице-премьер-министр 66 — ти летний Лю Хэ. Лю Хэ в совершенстве владеет английским языком, отличается жестким непринятием либеральной экономики, длительное время работал главным экономическим советником Председателя КНР Си Цзиньпина и считается более влиятельной фигурой в экономических вопросах, чем председатель китайского правительства Ли Кэцян. В настоящее время Лю Хэ руководит специальной финансово-экономической группой, разрабатывающей стратегию безопасного для КНР увеличения открытости китайской экономики для американских товаров и инвестиций. Китайцы хорошо понимают, что Трамп открыл торговую войну с Китаем для получения доступа американцев до китайского финансового рынка и для расширения американской инвестиционной экспансии в различных секторах народного хозяйства Китая. В первую очередь, Китай планирует предложить США увеличить закупки американских полупроводников для сокращения торгового дефицита США, составляющего ежегодно около 400 млрд долл. Эксперты полагают, что США на это не пойдут, поскольку это будет в ущерб Южной Корее и Тайваню. Китайская сторона рассматривает возможность допуска американских компаний к участию в работе китайских биржевых и брокерских компаний.

Китай также намерен снизить ввозные пошлины на американские автомобили. В течение трех лет в Китае намерены снизить требования к иностранным инвестициям, разрешить повысить максимальную долю иностранного капитала в уставном фонде совместных предприятий с 49% до 51%. Китайское руководство намерено смягчить ограничения на иностранный капитал в телекоммуникационном, медицинском и образовательном секторах экономики. «Я не думаю, что США и Китай являются врагами, — сказал однажды Лю американскому гостю. — Наши настоящие враги — это терроризм, изменение климата и технологические изменения [вызовы, возникающие в связи с ними]».

На очередном раунде консультаций в Шанхае американскую сторону будут возглавлять представитель США на торговых переговорах Роберт Лайтхайзер и министр финансов США Стивен Мнучин. Первый из них намерен активизировать переговоры по вопросам защиты интеллектуальной собственности, а второй — об отмене нетарифных ограничений и развитии торговли услугами и расчетами при торговле сельскохозяйственной продукцией.

Перед встречей в Шанхае обе стороны сделали незначительные уступки друг другу, сообщает издание South China Morning Post. В Вашингтоне пообещали отменить повышенные пошлины на 110 видов китайских товаров, в т. ч. комплектующие для медицинского оборудования. А Китай пообещал закупать 2−3 млн. т соевых бобов в год, при этом отменяются повышенные тарифы. Как уже отмечал Realist, за последние двадцать лет новоизбранные президенты США, приступая к исполнению своих обязанностей, все обещали ужесточить политику по отношению к Китаю. Так поступил и Дональд Трамп в своей избирательной кампании и продолжил на посту Президента США. Но кроме нетарифных и дискриминационных ограничений по отношению к китайскому экспорту американская администрация ничего другого предложить не смогла.

Некоторым диссонансом в атмосфере подготовки к американо-китайским переговорам прозвучало заявление нового министра обороны США Марка Эспера о том, что особое беспокойство вызывает проникновение китайских технологий в закрытые системы связи США.

Глава Национального экономического совета при администрации Белого Дома Лоуренс Кадлоу заявил в пятницу CNBC, что в США не ожидают каких-то кардинальных решений на предстоящих торговых переговорах в Шанхае. Он сказал: «Я бы не ожидал какой-либо великой сделки. Я считаю, что переговоры вернут все в исходное положение и, будем надеяться, вернутся в ту точку, в которой они прервались в мае… Тогда все шло хорошо». Эксперты отмечают, что в мае сообщалось, что американо -китайское «торговое соглашение между США и КНР готово на 90%». Стороны согласны отменить дополнительные тарифные ограничения, но Китай не хотел бы искусственно наращивать импорт из США для устранения отрицательного торгового сальдо для американской стороны, поскольку принудительное изменение торгового баланса противоречит условиям международного рынка.

Нерешенная проблема Тайваня

Даже если торговые разногласия будут со временем улажены, это не решит проблему Тайваня, экспансии Китая в Азиатско-Тихоокеанском регионе, раздражающей США. Только США и КНР договорились в Осаке о возобновлении переговоров, как американская администрация анонсировала поставки вооружений, в основном ракет, Тайваню в объеме 1,42 млрд. долларов. Кроме того, профильный сенатский комитет снимает запрет на заходы в порты Тайваня американских судов. А еще через неделю, 9 июля, Госдеп сообщил об одобрении новой партии поставок танков и противотанковых систем на сумму в 2,2 млрд долл. Это делается, несмотря на то, что китайский МИД постоянно предостерегает Вашингтон об опасности развития военно-технического сотрудничества с Тайванем и призывает его неукоснительно соблюдать «принцип две системы — единый Китай». Это означает постановку перед США и другими странами выбора между Пекином и Тайбэем, т. е. не признание властей острова. Тем не менее, США игнорируют такое предостережение, усугубляя непростые отношения с Пекином поставкой вооружений Тайваню. Это, по мнению китайской стороны, «подрывает и без того проблемные мир и стабильность в Тайваньском проливе». Китайская сторона угрожает также ввести санкции против тех американских компаний, которые сотрудничают с Тайванем.

15 июля китайский МИД в третий раз выступил с соответствующим заявлением. Министр иностранных дел КНР Ван И в Будапеште заявил, что «американское правительство проигнорировало китайское дипломатическое представление, и не обращая внимания на протесты официального Пекина, одобрило продажу оружия Тайваню, поощряя сепаратистское движение за „независимость“ острова, идет вразрез с ходом истории, с чаяниями народа по двум берегам пролива, не имеет будущего, является тупиковым и обречено на поражение». В очередной раз Ван И предупредил американскую сторону, что проблема Тайваня — это сугубо внутреннее дело китайской стороны, которая не терпит вмешательств извне. Он также предупредил, что в тайванском вопросе не следует играть с огнем и «недооценивать решительной воли китайского правительства и народа по защите государственного суверенитета и территориальной целостности страны».

Но китайская сторона понимает, что поднимать тему Тайваня на переговорах в Шанхае нецелесообразно, поскольку это может сорвать сделку по подготовке торгового соглашения. Судя по обоюдным высказываниям, обе стороны осознают, какое негативное воздействие оказывает «торговая война» на экономику двух государств, в частности, и на мировую экономику в целом.

Политическое устройство КНР также раздражает Вашингтон, но с этим американцам придется смириться, иначе напряжение между странами будет только нарастать во вред не только собственным интересам, но и интересам их союзников.