Дело Мартыненко

Задержание с урановым привкусом. Что инкриминируют Мартыненко

20 апреля 2017 | 22:00

Вечером в четверг, 20 апреля, в здании по адресу: Кловский спуск, 7, детективы Национального бюро (НАБУ) задержали соратника экс-премьера Арсения Яценюка, бывшего депутата от «Народного фронта» Николая Мартыненко.

То, что Мартыненко даже после ухода из-под купола Верховной Рады не отошел от дел партии, свидетельствует хотя бы тот факт, что в этом же здании размещается главный офис «Народного фронта».

Realist внимательно отслеживает события вокруг «дела Мартыненко» и решил разобраться, что же вменяют в вину экс-нардепу.

Не «Шкода»

Сказать, что задержания Мартыненко не стало неожиданностью, не сказать ничего. Антикоррупционные органы достаточно долго «вели» экс-нардепа сразу по нескольким делам, в чем публично не раз признавались руководители Национального антикоррупционного бюро (НАБУ) и Специализированной антикоррупционной прокуратуры (САП). Что было не секретом и для самого Мартыненко.

Еще летом 2016 года в офисе Мартыненко на Рыльском переулке был проведен обыск, о чем подробно писал Realist в материале «Что нашли при обыске у Николая Мартыненко».

Мартыненко называют "серым кардиналом" "Народного фронта"
Мартыненко называют "серым кардиналом" "Народного фронта"

Уже тогда пошли первые разговоры о скором задержании «серого кардинала» «Народного фронта», как часто называют Мартыненко. Тем не менее, с того времени успели отгреметь перипетии вокруг «дела Одесского припортового завода», в котором фигурируют близкие к Мартыненко чиновники, и начато громкое дело главы Государственной фискальной службы Романа Насирова, а с «фронтовиком» все как будто стихло.

Однако перед самой Пасхой 14 апреля Апелляционный суд Киева отменил решение Соломенского райсуда Киева, которым фактически заставляли прекратить досудебное расследование фактов получения неправомерной выгоды при закупках государственным предприятием НАЭК «Энергоатом» оборудования у чешской компании Škoda JS.

Суть истории со «Шкодой» заключается в том, что в конце 2014 года против Мартыненко было возбуждено уголовное дело в Швейцарии. Его обвиняли в получении взятки в размере 30 млн франков за допуск чешской компании к тендерам по поставке оборудования для атомных электростанций. Эти деньги были заблокированы на счетах в банке Hottinger в Швейцарии.

Вопросы к Мартыненко есть не только у украинских правоохранителей
Вопросы к Мартыненко есть не только у украинских правоохранителей

Так вот, своим решением Апелляционный суд поддержал позиции НАБУ и САП и фактически разблокировал расследование по этому делу. Поэтому после появления информации о задержании детективами Мартыненко на Кловском спуске вполне резонно было бы предположить, что НАБУ пришло именно в связи с закупками у чешской компании. Но оказалось, что нет.

Что же инкриминируют Мартыненко

По словам руководителя САП Назара Холодницкого сообщение о подозрении Мартыненко вручено по делу о растрате средств государственного предприятия «Восточный горно-обогатительный комбинат» (ВостГОК).

По информации прокурора, досудебным расследованием установлено, что в период с 2013-го по 2016 год преступной организацией в составе должностных лиц ВостГОКа, STEUERMANN Investitions und Handelsgesellschaft mbH (далее — компания STEUERMANN), а также группой лиц, имевших контроль над указанными предприятиями, в том числе Мартыненко, было совершено растрату средств ВостГОКа в размере $ 17,28 млн путем неправомерного заключения и дальнейшего выполнения контракта купли-продажи уранового концентрата для ВостГОКа через австрийскую компанию-посредника STEUERMANN.

Руководитель САП Назар Холодницкий рассказал, что инкриминируют Мартыненко
Руководитель САП Назар Холодницкий рассказал, что инкриминируют Мартыненко

В дальнейшем указанные средства были перечислены на счета компании STEUERMANN с использованием оффшорных компаний «WARGRAVE TRADING LLP» и «DALLAS FUEL SA» и руководителями и участниками преступной организации обращены в свою пользу.

История вопроса

Николай Мартыненко и схемы в ядерной отрасли уже не первый год используются в СМИ чуть ли не через запятую. В частности, именно с Мартыненко связывают Юрия Недашковского — руководителя государственной монополии «Энергоатом», которая управляет всеми украинскими АЭС.

В начале 2015 года тогдашний глава Государственной финансовой инспекции Николай Гордиенко назвал Мартыненко «смотрящим» за «Энергоатомом» и обвинил его в хищении 1,5 млрд грн через тендеры компании. Но вскоре Гордиенко был уволен и снова ход делам не дали.

Экс-глава Госфинспекции Гордиенко называл Мартыненко "смотрящим" за "Энергоатомом"
Экс-глава Госфинспекции Гордиенко называл Мартыненко "смотрящим" за "Энергоатомом"

В ноябре 2015 года издание «Украинская правда» в своем расследовании сообщала, что ВостГОК в сводках правоохранительных органов всплыл осенью 2014 года, когда Генеральная прокуратура заинтересовалась тендерами «Энергоатома». Тогда Недашковский обвинил ГПУ в выполнении российского заказа с целью сорвать контракт с ВостГОКом на поставку отечественного урана, от которых зависит работа отечественных АЭС.

В том же 2014 году ВостГОК решил закупать урановый концентрат у Степногорского горно-химического комбината, который находится в доверительном управлении АО «НАК «Казатомпром» (Казахстан) через уже упомянутую австрийскую компанию STEUERMANN, которую НАБУ связывает с Мартыненко. И уже в феврале 2015 года был подписан контракт с этими компаниями.

Инфографика "Украинской правды"
Инфографика "Украинской правды"

По условиям договора в 2015 году на ВостГОК должны были поставить 600 тонн уранового концентрата казахского производства на $ 60 млн. Казахский комбинат выступил продавцом, австрийская фирма — покупателем (по сути посредником), а ВостГОК — грузополучателем.

В конце сентября Steuermann заплатила казахстанскому комбинату за этот объем топлива $ 38 млн. То есть 1 кг концентрата обошелся австрийской компании в $ 95. Но на украинской таможне цена на казахстанский концентрат составила уже $ 129 за 1 кг.

Расследование контрактов ВостГока со Steuermann НАБУ начало в конце 2015 года. Уже тогда впервые прозвучала цифра в $ 17,3 млн, которую, по данным НАБУ, госпредприятие переплатило в 2014—2015 годах.