Персона

Я знал любовь, но не возвращал ее. Провожаем Леонарда Коэна

11 ноября 2016 | 16:27

Несколько дней назад в Лос-Анджелесе умер певец, поэт и писатель Леонард Коэн. Ему было 82 года. Последний, 14-й альбом Коэна Want It Darker вышел 21 октября этого года.

Realist вспомнил самые пронзительные цитаты из интервью автора «Hallelujah».

Дилан спросил меня, сколько времени ушло на написание "Hallelujah". Я сказал: "Практически два года". Когда я спросил его, сколько у него ушло времени на "I And I", он сказал: "Практически 15 минут"… Самое смешное в том, что я соврал. На самом деле на "Hallelujah" ушло почти пять лет. Конечно, и он соврал. У него, наверное, ушло минут десять.

С семи до одиннадцати — это большой кусок жизни, полный притупления и забытья. В этом возрасте мы постепенно теряем дар общения с животными, а птицы перестают садиться на наши подоконники, чтобы поболтать. Постепенно наши глаза привыкают к тому, что видят, и начинают оберегать нас от чуда.

Никто не в силах избежать страданий, но боль будет меньше, если мы перестанем считать себя главным героем собственной драмы.

Поэт всегда одинок. Им становятся не от хорошей жизни. Нужно пройти депрессию, расставания, скандалы, чтобы оказаться в поэзии. По правде сказать, разумнее вообще никому не говорить, что ты пишешь стихи.

Иногда я думаю: "Что, черт возьми, я делаю? Это ничего не значит, это не имеет глубокого смысла. Это никому не нужно". Но что еще можно сделать? Все остальное ушло. Большинство вещей, которые я любил делать, по той или иной причине сейчас делать неуместно.

Красное вино – неплохое лекарство. Но нельзя постоянно быть пьяным. Вернее, я старался, но для меня это еще одно лекарство, которое в итоге не работает. Хотя я знаю людей, которым удавалось оставаться пьяными всю жизнь, и у них это неплохо получалось.

Несколько лет назад я бросил курить. Хотя до этого курил полвека. Мне кажется, человеку очень сложно избавиться от привычки, с которой он прожил так долго. Даже с людьми так долго не живут.

Я знаю, люди беспокоятся о том, что я недостаточно тяжело работаю или недостаточно сильно страдаю, не соблюдаю режим так строго, как должен. Могу их успокоить: хоть я и улыбаюсь, и время от времени поднимаю бокал виски, я работаю и страдаю вполне достаточно.

Я знал любовь. Но не возвращал ее. Меня любили, глубоко и искренне. Но я никогда не мог ответить тем же.

Когда есть любовь, теряют важность войны и революции, не нужно менять мир, становится неважным все происходящее вокруг.

Есть несколько песен, которые я хотел бы закончить, прежде чем умру. В частности, одну. Это прекрасная мелодия, но я не могу найти слов для нее. Я искал их в течение 15 лет и написал много версий. И, даст Бог, может быть, когда-нибудь я их найду.

Некоторые люди заботятся о том, чтобы их работа длилась вечно — у меня мало интереса к этому. Вы, наверное, знаете ту большую историю про Боба Хоуп. Его жена пришла к нему и сказала: "На Форрест-Лаун есть два участка под могилы. Один смотрит на красивые кипарисы, другой — на долину. Как ты думаешь, какой тебе подошел бы больше?". Он ответил: "Удиви меня". Примерно вот так я хочу, чтобы обо мне вспоминали. Удивите меня.