Мнение/Сергей Корсунский

Все, что вы хотели знать о России, но боялись спросить

24 октября 2017 | 09:00

Сергей Корсунский,

директор Дипломатической академии при МИД Украины, Чрезвычайный и Полномочный Посол Украины


На прошлой неделе в Великом Новгороде состоялось очередное, по-российски масштабное, PR-мероприятие под названием Международный дискуссионный клуб «Валдай». Появление этой площадки для неформальных дискуссий представителей Запада и России 13 лет назад казалось важным и полезным, ведь когда люди говорят, они, как правило, не стреляют друг в друга. Многие представители западной элиты даже очень гордились, когда их приглашали в Великий Новгород. Нынешнее мероприятие, собравшее, как гордо заявили организаторы, более 130 представителей из 33 стран мира, по своему содержанию оказалось бледной тенью былых «интеллектуальных бдений».

Достаточно ознакомиться со стенограммой заключительного, самого главного (из-за участия Путина) дня, в которой компанию «демократу чистой воды», как назвал президента Р Ф Герхард Шредер, составили бывший президент Афганистана Карзай, председатель совета директоров компании «Алибаба-групп» Джек Ма и научный директор Норвежского Нобелевского института Асле Тойе. Задолго до этого события в российских СМИ анонсировалось, что «Путин выступит с очень важной речью», и политические обозреватели по обе стороны океана гадали, чего же можно ожидать от хозяина Кремля в этот раз. В его речи действительно было много «перлов» — от оскорблений в адрес Джона Керри, который «хороший парень», но «у него с арифметикой пока не очень», до анекдота про обедневшего олигарха. Путин не ответил на вопрос о своем выдвижении на выборы в 2018 году, однако допустил, что главой Российского государства вполне может стать женщина. Все остальные тезисы в выступлении Путина оказались просто повторением уже известной позиции, что Россия — это самая мирная, дружественная, честная и конструктивная страна, поборник справедливости, международного права, разоружения и сотрудничества, а Запад в целом и США в частности только тем и занимались с конца 90-х, что унижали Россию, пренебрегали ее национальными интересами, расширяли НАТО и отнимали Косово. И в этом — корень всех бед.

Фото EPA
Фото EPA

Вообще, судя по фундаментальной подготовке вопроса — а в своем выступлении Путин непринужденно цитировал решения нескольких международных судов с датами, номерами пунктов и перекрестными ссылками, — складывается впечатление, что Косово входило в состав РФ, а не Сербии, и стало его личной потерей. Но самом деле причина, разумеется, не в эмоциональном восприятии последствий кровавых событий в Югославии в конце 90-х, а в том, что Путин попытался поставить в один ряд Косово, Каталонию, Курдистан и Крым, в который раз передергивая суть происходящих в разных частях мира процессов, у которых только того и общего, что все они начинаются на букву «к».

Тема валдайского мероприятия 2017 года была как бы нацеленной на позитив: «Мир будущего: через столкновение к гармонии». Как сообщил председатель совета фонда «Валдай» Андрей Быстрицкий, это название организаторы позаимствовали у «знаменитого экономиста и социолога ХХ века Йозефа Шумпетера, вспомнив его термин «созидательное разрушение», из которого, по его версии, «рождаются новый порядок и новый мир». Не приуменьшая научных заслуг умершего в 1950 году австрийского ученого, отметим лишь показательный пример его оценки большевистского переворота в России. В дискуссии с коллегами он заявил, что «социализм наконец перестал быть «бумажной дискуссией» и теперь будет вынужден доказывать свою жизнеспособность», что «вполне может закончится катастрофой, но что Россия представляет собой «прекрасную лабораторию», пусть и с горой трупов, как и любой анатомический театр». Поэтому совершенно не удивительно, что итоговым выводом трехдневных обсуждений стала мысль о борьбе, конфликте как «основы всего», о том, что «никакого общего представления, какое будущее нужно человечеству, нет. Но в то же время невозможно и обойтись без этих общих представлений, поскольку мир куда более един и его части связаны между собой теснее, чем когда-либо прежде». К «достижениям» клуба можно отнести появление фактически нового термина «стратегическая фривольность», что означает готовность создавать крайне рискованные ситуации в угоду сиюминутным, тактическим и даже вздорным интересам… — «возможно, наступают крайние времена». Приведенные выше цитаты принадлежат Быстрицкому, но и у Путина они были сравнимой степени глубины. А что касается участников, то один из них заявил: «Самое главное — избежать войны в ближайшие 15 лет», а другой вообще «оценил вероятность войны на Корейском полуострове в 20%».

Фото EPA
Фото EPA

Примерно такой же уровень анализа международных проблем продемонстрировали Карзай и Ма, которым дали слово после Путина. Карзай, разумеется, обвинил во всех бедах Афганистана, включая возникновение ИГИЛ, американцев. Оказывается, Афганистан был всегда мирной, умеренно мусульманской страной, и СССР вторгся туда только потому, что там уже были американцы, которые все испортили. И теперь Карзай надеется на российский бизнес и инвестиции, которые помогут процветанию его многострадальной страны. Джек Ма, в свою очередь, прогулялся по Москве, которая ему очень понравилась, и потом долго рассказывал о важности развития интернета, цифровых технологий и правильного образования. Об этом говорил и Путин, хотя значительно больше времени он уделил ядерному оружию. Вообще о многочисленных, системных и регулярных нарушениях двусторонних договоров и международных конвенций в области разоружения со стороны США Путин говорил чрезвычайно подробно. Отмечая «обострение конкуренции за место в мировой иерархии», отсутствие «решений самых наболевших проблем», он возложил ответственность за все происходящее на Запад. И Ближний Восток, и Украина, и Северная Корея — все это следствия ошибочной политики Вашингтона и Европы, которая действует по подсказке из-за океана.

Только Россия «противостоит террористам вместе с законным правительством Сирии и другими странами региона, действуя на основе международного права». Все остальные создают противоречия, которые Россия терпеливо и «очень аккуратно» решает.

В целом та часть выступления Путина, которая была посвящена внешней политике, окончательно закрепила в сознании масс три ключевых «сложных узла», которые «надо распутывать, а не рубить» — это Сирия, КНДР и Украина. Бессмысленно обсуждать каждый из этих пунктов подробно, поскольку все, что говорил лидер современной России, было в духе «Раши Тудей», которую, кстати, он пообещал защищать от нападок все тех же американцев. Санкционный пакет, принятый Конгрессом США — чтобы расчистить рынок для американского газа, «акт Магнитского» — чтобы защитить жуликов и воров, договоры по разоружению — чтобы сделать Россию слабой и т. д. «Западные партнеры, разделив геополитическое наследие СССР, уверовали в собственную неоспоримую правоту, объявив себя победителями в „холодной войне“, стали открыто вмешиваться в дела суверенных государств, экспортировать демократию… Мы столкнулись с переделом сфер влияния и расширением НАТО… Итог печален», — грустно констатировал Путин. Будто бы не было десятков советских вторжений на территории суверенных государств, переворотов и политических убийств, совершенных «во имя идей социализма» задолго до развала СССР.

Фото EPA
Фото EPA

Но все же два элемента в выступлении Путина были новыми. Первое — он процитировал Тору: «Не случайно в Торе написано, что отказываться от территории — это большой грех». И второе — он сообщил, что считает самой большой ошибкой Москвы по отношению к Западу: «Самая главная ошибка с нашей стороны в отношении Запада в том, что мы слишком ему доверяли. А ошибка Запада в том, что он воспринял это доверие как слабость и злоупотребил этим доверием». На самом деле Тора запрещает евреям передавать иным народам территорию Эрец-Исраэль (Земли Израильской), и никаких других заповедей о «территориях» не содержит, а о том, кто кому доверял, надо было бы спросить руководителей СССР, начиная со времен Сталина, которые не доверяли не то, что Западу, но даже своему ближайшему окружению, включая жен и детей. Киев Путин назвал «клиентом» Запада, охарактеризовав внутриполитическую и экономическую ситуацию в Украине как «деградировавшую до предела» и, что особенно примечательно, отметил применение в Украине «газа против демонстрантов». И это говорит человек, давший приказ штурмовать школу в Беслане, травить заложников в «Норд-Осте» и создавший в России репрессивную машину подавления инакомыслия, равной которой не было со времен Сталина! Путин заявил также, что боится повторения на Донбассе сценария «Сребренницы», и подчеркнул — «мы этого не допустим». По его мнению, «украинский экс-президент не отказывался подписывать соглашение об ассоциации», а «сегодняшняя ситуация — это результат неконституционного вооруженного захвата власти на Украине, и Европа в этом виновата. Потому что поддержала этот переворот». А вот в России, по словам Путина, все хорошо. Инфляция самая низкая, экономика растет, как и валютные запасы, низкий уровень безработицы и отмечается рост инвестиций в цифровой капитал. И даже увеличивается доля не нефтегазовых доходов в бюджете. Во время «дискуссии», состоявшейся при участии хорошо оплаченных западных персонажей, российскому президенту активно вторили бывший президент Афганистана, который просто заявил, что он «против политики США» и «США в Афганистане должны вновь работать с нашими соседями и с великими державами мира — это прежде всего Китай, Россия, Индия», а также Джек Ма, по мнению которого «первая технологическая революция повлекла Первую мировую войну. Вторая технологическая революция — Вторую мировую. Сейчас мы переживаем третью технологическую революцию, и война, которая есть — это война против бедности и климатических изменений». Короче говоря, хорошо, что эта сессия, как весь «клуб» в целом, уже завершилась.

Новшеством заседания этого года стало присвоение первой валдайской премии «За вклад в понимание современных мировых процессов, объяснение происходящего». Ее получил российский академик, востоковед, член российского Совета по международным делам Виталий Наумкин. Еще один штрих к тому, как в современной России ценят вклад отечественных востоковедов в ту циничную политику, которую Москва реализует на Ближнем Востоке. Возможно, в следующем году ее получит тот, кто объяснит происходящее в самой Москве.