коррупция

Война все спишет, или что не так в «Укроборонпроме»

24 ноября 2016 | 12:35

Пока одни воюют, другие воруют.

Военная прокуратура и НАБУ расследуют десятки дел о хищении бюджетных средств на предприятиях государственного концерна «Укроборонпром». Дела есть, виновных пока нет.

На заводах, где ремонтируют и производят технику, в том числе для военных в АТО, воруют много и часто сообща. То на госзаказе через фиктивных поставщиков выведут несколько миллионов, то прокрутят через депозиты деньги, предназначенные на выполнение заказа для армии, то прикарманят миллион-другой при закупке запчастей. Это позорная сторона украинского военпрома.

Но о фактах коррупции ни топ-менеджеры госконцерна, ни чиновники предпочитают не говорить.


Факт первый. Воруют все


В Едином реестре судебных решений есть информация о десятках уголовных дел, фигурантами которых выступают должностные лица предприятий, входящих в государственный концерн «Укроборонпром». География коррупции самая разная — от Харькова до Львова и от Житомира до Николаева.

Вот один эпизод. Военная прокуратура в прошлом году начала расследование по факту хищения в особо крупных размерах — более 50 млн грн. Следователи выяснили, что в течение 2012−2014 годов должностные лица 27 (!) предприятий, большинство из которых входит в «Укроборонпром», были замешаны в коррупционной схеме. Действовали следующим образом. Предприятия перечисляли деньги двум компаниям — «Брендоборонмаркет» и «ВТС-Пром» якобы за микросхемы и компьютерное оборудование. Средства оседали на счетах этих компаний, но никакие товары на предприятия «Укроборонпрома» не поставлялись. Посредники «отмывали» деньги через конвертационные центры. Кто персонально заработал на этих сделках — до сих пор выясняет следствие.

В этом деле замешаны Киевский бронетанковый завод, Львовский радиоремонтный завод, Львовский бронетанковый завод, ГП «Укроборонсервис», «Завод «Маяк» и другие. Для понимания — это флагманы военпрома.

Среди фигурантов дела также значится компания «Мотор Сич», которую, как считается, контролирует народный депутат Вячеслав Богуслаев.

Чем закончилось расследование — неясно. В суд материалы пока не переданы. Учитывая масштаб дела и статус его фигурантов, не исключено, что уладят по-тихому. Чтобы не придавать огласке позорные факты. Или как минимум затянут расследование и разбирательства в судах.

На фото продукция Киевского бронетанкового завода, который оказался фигурантом расследования о хищении государственных средств в особо крупных размерах. Фото: kbtz.com.ua


Факт второй. Под покровом войны


Дела о коррупции в оборонно-промышленном комплексе, которые расследуют правоохранители, имеют срок давности и год, и два, и больше. Но есть и совсем «свежие».

В прошлом году «отличился» Николаевский бронетанковый завод. Точнее — и. о. директора предприятия Александр Швец, который был назначен в мае 2014 года. Руководить заводом он стал уже после Революции достоинства и смены власти в стране. Примерно в то время, когда и. о. президента Александр Турчинов объявил о начале АТО.

В конце 2014 — начале 2015 года и. о. директора Николаевского бронетанкового, получив от Минобороны более 59 млн грн для выполнения госзаказа по ремонту техники, положил деньги на депозит в банк «Киевская Русь». Причем без права досрочного снятия. Через несколько месяцев банк был признан неплатежеспособным, и деньги «зависли». В «Укроборонпроме», как выяснили следователи, настаивали на переводе денег в один из госбанков. Но Швец эти рекомендации проигнорировал. На выходе получили срыв госзаказа и нанесение многомиллионных убытков заводу.

Несколько позже Государственная фискальная служба обвинила предприятие в уклонении от уплаты налогов на более чем 1,7 млн грн.

На все про все Швецу хватило года. Уволили его только в мае 2015 года, когда руководство «Укроборонпрома» уже несколько месяцев знало об истории с депозитами в «лопнувшем» банке. Почему медлили — неясно. Кто инициировал его назначение — тоже.

Александр Турчинов, будучи и. о. президента, назначил Сергея Пашинского в набсовет «Укроборонпрома». Фото: Reuters

Факт третий. Круговая порука


К расследованиям коррупции в «Укроборонпроме» подключилось Национальное антикоррупционное бюро. В марте этого года детективы НАБУ завели дело в отношении должностных лиц бронетанковых заводов в Харькове и Львове. Досудебное расследование показало, что в 2014—2016 годах предприятия, заключая договора с посредниками на поставку запчастей и комплектующих к бронетанковой техники, перечисляли деньги контрагентам, но не получали взамен ни товары, ни услуги. В общей сложности убытки государству составили свыше 56 млн грн. Опять-таки, все это происходило уже во время «горячих» событий на Донбассе.

Причем, как следует из материалов НАБУ, в этой схеме были замешаны и сами военные. Подробнее — в документе ниже.

На фото: выписка из материалов следствия

К слову, Львовский бронетанковый завод — это одно из ведущих предприятий украинского ОПК. На заводе производят гордость украинского военпрома — бронетранспортер «Дозор-Б».

В СМИ ранее появилась информация, что качество брони, которое использует предприятие для производства «Дозора-Б», на самом деле хуже, чем это преподносится. Realist подробно описал ситуацию в статье «Волонтеры сомневаются в качестве новейшего бронетранспортера «Дозор-Б». В «Укроборонпроме» же настаивают, что машина в полном порядке и сейчас находится у военных в подопытной эксплуатации.

Бронетранспортер «Дозор-Б» производства Львовского бронетанкового завода. Фото: tank.lviv.ua


Что делать и кто виноват?


Перечисленные случаи — далеко не все, которые Realist`у удалось найти в судебных реестрах. Это одни из последних. Кроме того, есть много дел, которые расследуются по фактам преступлений многолетней давности. О скольких фактах еще неизвестно и сколько только начали расследовать — можно только догадываться.

Экс-глава наблюдательного совета «Укроборонпрома», нардеп Сергей Пашинский считает, что не все так плохо, как это подают пресса и общественные активисты.

Нужно сказать, что Пашинский неофициально считается куратором «Укроборонпрома». Его позиция в набсовете только подтверждала это.

Знаете, почему мы сейчас так много знаем о таких фактах? Потому что мы начали с этим бороться, начали возбуждать дела, получать решения судов. До 2014 года хоть кто-нибудь при действующей власти хоть что-то слышал? Информирую. Никто ничего не слышал.

Сергей Пашинский («Народный фронт»)
глава комитета по вопросам нацбезопасности и обороны

В «Укроборонпроме» не скрывают, что злоупотребления на предприятиях имеют место. Но, похоже, своей вины в этом руководство госконцерна не видит. Факты нарушений служба безопасности концерна фиксирует и передает в правоохранительные органы, уверяет гендиректор концерна Роман Романов.

По его словам, он лично направил 130 заявлений в правоохранительные органы по имеющимся у них фактам. А дальше — все вопросы к силовикам.

В «Укроборонпроме» говорят, что в скором времени будет проведен аудит концерна. О том, кто займется аудитом, детально расписало издание Наші гроші.

Учитывая масштабы концерна и количество предприятий, обобщить и систематизировать коррупционные факты непросто. Руководство «Укроборонпрома» считает, что каждый случай нужно рассматривать отдельно. А системной коррупции в госконцерне нет, дает понять Романов.

После серии острых публикаций в СМИ о нарушениях в госконцерне за «Укроборонпром» решили взяться в парламенте. Но едва ли это удалось.

Комитет ВР по вопросам предотвращения и противодействия коррупции на запланированное на среду 23 ноября заседание позвал представителей госконцерна. Но никто не пришел. Глава комитета Егор Соболев (фракция «Самопомич»), открыв заседание, сказал, что планы несколько изменились. Оказалось, что на это же время Сергей Пашинский («Народный фронт»), который возглавляет комитет по нацбезопасности и обороне, созвал совещание по той же теме. Менеджеры госконцерна почти всем составом пришли к Пашинскому.

На совещании обсуждали все что угодно, но в меньшей мере говорили о конкретных фактах коррупции. Надежду Савченко (фракция «Батькивщина»), например, интересовало, как на работу в структуры «Укроборонпрома» попал сын Сергея Пашинского Антон. Роман Романов, кстати, похвалил переговорные способности Пашинского-младшего и отметил его знание английского.

Нардеп Семен Семенченко (фракция «Самопомич»), засыпав топ-менеджеров «Укроборонпрома» вопросами, как показалось, не столько ждал ответов, сколько «работал на камеры». После перепалки на повышенных тонах с Романовым и Пашинским Семенченко покинул совещание.

Коллега Пашинского по фракции Татьяна Чорновол говорила о непрозрачности издания, опубликовавшего якобы недостоверные факты о нарушениях на предприятиях госконцерна. После этого Чорновол пыталась повернуть тему разговора к вопросу о том, как бездействие Рады по вопросу принятия закона о спецконфискации вредит обороноспособности и безопасности страны.

Егор Соболев, из комитета которого Пашинский, по сути, перевел дискуссию в свою юрисдикцию, все заседание молчал, взяв слово лишь в конце.

«Сегодня мы получили много криков и мало информации. Но все равно это шаг вперед по сравнению с тотальной советской закрытостью, что все что про оборону — это секретно, и кто спрашивает, тот шпион и его надо расстрелять», — заявил Соболев после совещания.

Соболев - о контрактах ОПК

Пашинский комментировал практически каждое выступление нардепов, пытавшихся хоть как-то критиковать Романова или госконцерн в целом. И на первый взгляд, в теме нардеп был не менее проинформирован, чем глава концерна.

До прошлой пятницы Пашинский был главой наблюдательного совета «Укроборонпрома». Членом совета его назначил еще в марте 2014 года Александр Турчинов, который на тот момент исполнял обязанности президента страны. Петр Порошенко якобы по просьбе Пашинского вывел его из состава членов совета. Тем самым сделав этот орган недееспособным. Из пяти членов есть только двое. Для работы нужно как минимум трое.

Кстати, правительство своих двух представителей в набсовет госконцерна так и не назначило за более чем два года.

Когда третьего человека по своей квоте назначит президент — неясно. В пресс-службе Администрации президента по этому поводу толком ничего не сказали. В ответе на запрос Realist’а указали, что обращение издания будет обработано при подготовке соответствующих предложений на рассмотрение президента. Похоже, в АП не спешат с разблокированием работы набсовета госконцерна. Тогда для чего президент, не имея никого на замену, спешил забрать полномочия у Пашинского, понимая, что это заблокирует работу контролера «Укроборонпрома»? Это либо серьезное упущение АП, либо сознательное решение, о мотивах которого остается только догадываться.


Генеральный директор госконцерна «Укроборонпром» Роман Романов

Решение о закупке того или иного вооружения принимает Министерство обороны. Мы являемся исполнителем заказа. «Укроборонпром» не является распорядителем бюджетных средств. Мы даже не являемся участником формирования ДОЗа (укр. державне оборонне замовлення. — R0).

Об «Укроборонпроме» сформировали мнение монстра. Но «Укроборонпром» с 80 тыс. человек и более чем 130 предприятиями выполняет всего 32% ДОЗа. 68% выполняет кто-то другой.

Внутренний рынок занимает порядка 30% (от общего объема производства продукции. — R0), 70% занимает экспорт. Экспорт является той движущей силой, которая позволяет нам создавать инновационные продукты.

Согласно регламенту, Министерство обороны позволяет предприятиям «Укроборонпрома» производить наценку в размере 1% на комплектующие. Они проверяют у нас все расчетно-калькуляционные материалы. И 15% - это максимальная наценка за работы, которые производят предприятия.

Что поставляет "Укроборонпром" в армию

<p>* Указано за период с III кв. 2014 г. по <nobr>31.05.16.</nobr></p> <p>Источник: «Укроборонпром» на запрос Realist’а.</p>