Политика

«Виктори» Зеленского: чего добился украинский президент на «нормандском саммите»

10 декабря 2019 | 14:36

Вчера, 9 декабря, в Париже прошла долгожданная встреча в «нормандском формате». Ее итоги в целом можно назвать нейтральными: особых «перемог» (кроме договоренности об обмене удерживаемыми лицами) не достигнуто, однако и существенных «зрад» также нет.

Переговоры начались с двусторонних встреч президента Украины Владимира Зеленского с французским коллегой Эммануэлем Макроном, а также канцлера Германии Ангелы Меркель с президентом Р Ф Владимиром Путиным. Затем Зеленский встретился и поговорил с Меркель, а Макрон с Путиным, после чего стороны приступили к переговорам в формате «четверки». Позднее переговоры в формате «четверки» были прерваны для двустороннего диалога Зеленского и Путина.


«Перемоги»

К числу наиболее важных результатов переговоров можно отнести договоренность об обмене удерживаемыми лицами в формате «всех установленных на всех установленных». Однако эта договоренность не закреплена документально, а подкрепляется лишь обещаниями сторон. Кроме того, она касается лишь тех украинцев, которые удерживаются на оккупированной части Донбасса. На освобождение лиц, удерживаемых в Крыму и на территории РФ, президент России Владимир Путин не согласился. По словам Владимира Зеленского, всего освобождены могут быть 72 украинца.

Также к числу «перемог» можно отнести договоренность о расширении мандата миссии наблюдателей ОБСЕ на Донбассе. Если ранее миссия вела наблюдение за соблюдением режима прекращения огня лишь днем, то теперь сможет делать это круглосуточно. Однако Р Ф легко может через подконтрольных ей боевиков заблокировать попытки ОБСЕ осуществлять ночные патрулирования, потому реализация на практике такой договоренности находится под вопросом.

Что касается достигнутой договоренности о полном и всеобъемлющем прекращении огня на Донбассе, то ее к числу «перемог» можно отнести лишь условно, поскольку за 5 лет войны подобных соглашений было более 20, однако ни разу они не были в полной мере выполнены.

К числу «плюсов» можно также отнести отстаивание президентом Зеленским принципа «сначала контроль за границей — затем выборы на оккупированном Донбассе», «никакой федерализации, Украина — унитарное государство» и «Крым и Донбасс — это Украина». Однако с учетом того, что у Владимира Путина по этим вопросам кардинально противоположное видение, продвижения по этим вопросам в ходе переговоров достигнуто не было.

Путин предлагал осуществить разведение войск по всей линии соприкосновения на Донбассе, однако Зеленский согласился лишь еще на три дополнительных участка.

«Зради»

Масштабных «зрад», которых опасались, в том числе, протестующие под Офисом президента на улице Банковой в Киеве, не произошло. Однако некоторые аспекты вызывают серьезное беспокойство.

В ходе пресс-конференции по итогам саммита Владимир Зеленский постоянно оперировал терминами «сепаратисты на Донбассе», «та сторона» и ни разу не использовал формулировок «Россия — агрессор», «война с РФ на Донбассе».

Тем самым президент Украины подыгрывал РФ, которая регулярно использует в информационном поле фальшивые месседжи «гражданская война в Украине», «нас там нет».

Это ослабляло переговорные позиции Украины, делая РФ не участником конфликта, а третьей, нейтральной стороной. Чего ранее никогда не позволяло себе прежнее украинское руководство. Такая терминология президента Украины может также содействовать снятию санкций с РФ, как со стороны, которая «не причастна» к происходящему.

Объясняя позднее такую модель поведения («лучше промолчать, чтобы не обидеть русских»), Владимир Зеленский назвал ее сознательной и заявил: «Что касается как и кого называть. Это словно вопрос: „А вы будете говорить „добрый вечер“ президенту России?“, „А вы будете садиться с ним за стол?“, „Будете пожимать руку, стоять рядом на фотографировании?“. Нам с вами нужен результат. Если наша задача — приехать и в кого плюнуть, — то зачем ехать и договариваться? А если есть задача договориться, то нам нужно находить такой формат диалога, который будет более или менее корректным».

Является ли такая тактика поведения эффективной, остается вопросом.

Газовая тема

На переговоры в Париже вместе с Владимиром Путиным прибыли руководители Минэнерго Р Ф и «Газпрома», что может свидетельствовать о желании российской стороны «продавить» выгодные ей решения в газовой сфере.

Россия, проигравшая Украине арбитражи по газу, стремилась добиться «обнуления» финансовых обязательств. Кроме того, РФ хотела бы заключить краткосрочный договор с Украиной по транзиту газа в ЕС (до момента завершения строительства «Северного потока-2», делающего украинскую ГТС не столь нужной).

Также российская сторона заинтересована в возобновлении Украиной прямых закупок газа у РФ. Президент Путин даже пообещал в этом случае снижение на четверть цены на газ для конечных потребителей в Украине.

Однако поскольку РФ регулярно использует газовые поставки как политический инструмент давления, заключение подобного соглашения было бы чрезвычайно опасным для Украины.

По итогам переговоров в Париже исполнительный директор «Нафтогаза Украины» Юрий Витренко заявил, что никаких договоренностей по всем вышеперечисленным вопросам достигнуто не было. «Договорились продолжать договариваться», — сказал он.

По его словам, украинская сторона не откажется от своих требований к РФ по итогам арбитражных разбирательств и желаемого Россией «обнуления» претензий не будет.

Владимир Зеленский после переговоров дал понять, что возможна договоренность с РФ о транзите газа на срок более одного года, но менее 10 лет. Вопрос прямых закупок газа у РФ остается открытым.

Резюме

Результаты «нормандского саммита» изначально вряд ли могли быть для украинской стороны однозначно выигрышными. Это связано как с отсутствием у Украины инструментов давления на РФ, так и с относительной пассивностью европейских посредников (Германии и Франции), заинтересованных в нормализации экономических и политических отношений с агрессором.

В такой ситуации сохранение «статус кво» (без кардинальных «перемог», но и без особых «зрад»), было едва ли не лучшим итогом саммита.

После объявления результатов встречи «нормандской четверки» митингующие под Офисом президента на улице Банковой в Киеве завершили акцию протеста.