Аналитика

Трамп в капкане: вызовы и противоречия вокруг президента США

02 сентября 2017 | 15:28

Действия Дональда Трампа в должности президента США за неполный год привели к обострению противоречий между Белым домом и Конгрессом, средствами массовой информации и государствами, которые были традиционными партнерами США во внешней политике. Что еще можно ожидать от главы самого влиятельного государства планеты и как это может воздействовать на ситуацию в Украине?

Автор: Кость Бондаренко

Решения Трампа, как и его записи в Twitter — иногда неординарные, иногда непонятные, иногда носят скандальный характер. Вероятно, главной причиной острой критики и углубления противоречий как внутри американского политикума, так и на внешнем фронте, является то, что Трамп пришел в американскую политику на волне заявлений о кардинальных изменениях.

Поэтому не стоит удивляться, что эпоха перемен, а с нею и изменения вопреки устоявшимся схемам, «сухаревским конвенциям» и прочим «пактам о ненападении» мало радует элиту, всегда заинтересованную в продолжении установленного статус-кво и очень остро (отрицательно) реагирующую на кардинальные изменения этого положения.

Удалось ли достичь Трампу чего-нибудь еще, кроме плохих отношений с законодателями и частью американской элиты?

Внутренний конфликт

Представители президентской команды, которые пришли с ним в Белый дом после победы Трампа на выборах, оказались носителями интересов различных политических кругов США. Это неудивительно, поскольку собственная команда президента — это исключительно его семья, дочь Иванка Трамп и зять Джаред Кушнер. Можно сказать, что эти представители команды заинтересованы в удачной реализации программы президента. А вот остальные хотят получить что-то еще, кроме одобрения и похвалы.

Иванка Трамп и Джаред Кушнер
Иванка Трамп и Джаред Кушнер

Поэтому когда их надежды не оправдываются, отношения внутри президентской команды обостряются и их решение проходит, в том числе, и за счет кадровых решений. Летом политическую жизнь Вашингтона потрясла целая череда отставок в Администрации Трампа. Свои посты покинули глава аппарата Белого дома Райнс Прибус, вместо которого на должность был назначен экс-министр внутренней безопасности США Джон Келли.

Вместе с Прибусом пост пресс-секретаря Белого дома покинул Шон Спайсер, который демонстрировал не самые лучшие результаты работы. За полгода он умудрился рассориться с журналистами всех ведущих изданий и допустил ряд фактологических ошибок в своих спичах.

Шон Спайсер
Шон Спайсер

Еще одной заметной перестановкой в Белом доме стало увольнение с должности главного стратега Белого дома и первого помощника президента Стива Бэннона. Бэннон был руководителем кампании Трампа с августа по ноябрь 2016 года, когда этот пост был вынужден покинуть Пол Манафорт в связи с обвинениями Украины в адрес Манафорта о получении $ 12 млн от Партии регионов.

В конце июля появился слух о возможной отставке госсекретаря Рекса Тиллерсона, однако эта информация была быстро опровергнута.

Генпрокурор США Джефф Сешнс, глава аппарата Белого дома Райнс Прибус и госсекретарь Рекс Тиллерсон
Генпрокурор США Джефф Сешнс, глава аппарата Белого дома Райнс Прибус и госсекретарь Рекс Тиллерсон

Одним из предвыборных обещаний Трампа были планы по борьбе с нелегальной миграцией, которая «убивает» американский рынок занятости и в итоге — экономику. В настоящее время в стране проводится массовое выявление нелегалов, совершивших уголовные преступления. Эти нелегалы немедленно депортируются. Затруднено получение социальной помощи нелегалам, проникающим или уже находящимся в Америке. В результате с января этого года число людей, нелегально пересекающих границу США, сократилось почти на 70%.

Примечательно, что нелегальная миграция сыграла свою роль и на выборах 2016 года. Тогда часть экспертов отмечала, что в голосовании за Хиллари Клинтон могли участвовать нелегальные мигранты, которые, естественно, не обладают правами американских избирателей.

В настоящее время главным вызовом для Трампа могут стать предстоящие выборы в Конгресс в 2018 году. Демократическая партия рассчитывает на победу в них, однако, судя по результатам довыборов парламентариев в ряде штатов, декларации Демпартии могут быть подкорректированы в будущем.

Экономика — за Трампа

За первые шесть месяцев своего президентства Трамп сделал немало для развития экономики США и получил реальные результаты. К примеру, он утвердил строительство трубопроводов Keystone XL и Dakota, отменил большинство обамовских ограничений на развитие американских бизнесов (это позволило сэкономить им $ 18 млрд), заморозил рост заработной платы сотрудникам Белого дома (это дало экономию $ 22 млн).

Кроме того, обещанная политика создания новых рабочих мест в США принесла первые результаты.

  • Уровень безработицы по категории U3 снизился до 4,3%.
  • Ведущие экономисты говорят о том, что экономика США либо достигла, либо приблизилась к полной занятости. Это означает, что работают практически все, кто готов и хочет работать. Тех, кто могут, но не хотят работать и предпочитают получать социальную помощь, некоторые консервативные журналисты называют «демократами».
  • Отмена многих обамовских ограничений на ведение бизнеса привела к ощутимым результатам в финансовом и горнодобывающем секторах экономики. Помимо рабочих мест, также вырос и ВВП США, который во втором квартале увеличился на 2,6%.
  • Одним из результатов успехов в экономике стал демонстративный переход губернатора Западной Виргинии Джима Джастиса от демократов к республиканцам. Кстати, Трамп проводит политику закрепления в тех регионах, которые поддержали его на выборах президента.

Джим Джастис и Дональд Трамп (справа налево)
Джим Джастис и Дональд Трамп (справа налево)

Однако, несмотря на эти успехи, до экономического процветания в реальной экономике еще далеко. Госдолг США продолжает расти, также как и внутренняя задолженность американцев. По статистике, 35% граждан США задолжали банкам и не могут выплатить кредиты. При этом система кредитования продолжает работать на полную мощность: если в 2013 году, по данным агентства Bloomberg, было выдано $ 358,3 млрд кредитов, то только в первом полугодии 2017 года — $ 226,7 млрд.

Аналитики также всерьез поговаривают о конце американского среднего класса. Он тоже пытается выжить на кредиты. Но выживают лишь те, кто все же ухитряется отдать долги вовремя. Экономисты насчитали почти $ 60 трлн так называемого «совокупного» долга США.

Внешнеполитический «чемодан»

В наследство от Администрации Барака Обамы новому президенту досталась и довольно агрессивная стратегия вмешательства США в политику ряда государств, и ряд региональных военных конфликтов, которые Штаты поддерживали прямо или опосредованно.

То, что ситуация в мире была накалена до предела, можно было убедиться на примере войны в Сирии и ситуации вокруг Ирана. Военное вмешательство США в виде очередной «Бури в пустыне» в какой-то момент казалось лишь вопросом времени.

Оппонент Трампа на президентских выборах 2016 года Хиллари Клинтон, еще будучи на посту главы Госдепартамента США, призывала ввести бесполетную зону над Сирией. И помощь РФ президенту Сирии Башару Асаду в виде переброски группировки Военно-воздушных сил России для ведение их в военные действия против сирийских повстанцев рассматривалась как повод к повышению градуса глобального противостояния между США и РФ.

Сирийский кризис стал одним из основных маркеров для новой Администрации. Продолжить политику повышения международного напряжения или все-таки вести мир к «разрядке»? Трампу было предложено два варианта.

Джаред Кушнер, зять и первый помощник Трампа, в начале 2017 года сформулировал политику относительно Ближнего Востока, которая сводится к нескольким пунктам: а) размен с Россией по Сирии; б) усиление Израиля; в) восстановление доверия в отношениях с Турцией; в) ослабление Ирана; г) постепенный выход на новый «Кемп-Дэвидский процесс» (примирение евреев и арабов).

Вторая концепция принадлежала Стиву Бэннону и предусматривала развитие основных активностей США на Дальнем Востоке и в Тихоокеанском регионе. Главной мишенью США должна была стать Северная Корея (КНДР), которая мыслилась как «наживка» для дальнейшего шантажа Китая и — в меньшей степени — России. Целью Бэннона было «умиротворение» Китая и контроль США над Тихим океаном.

Трамп испытал обе модели — практически одновременно. В апреле после провокации с якобы имевшей место химической атакой Асада по позициям оппозиционных сил Штаты подвергли Сирию ракетному обстрелу, и спустя несколько дней начали давление на КНДР, угрожая военным решением проблемы. В ответ Северная Корея угрожает обстрелом американской территории, и напряженность в отношениях со Штатами не спадает. В то же время, региональный военный конфликт вряд ли входит в планы Администрации Трампа.

Встреча Трампа с президентом России Владимиром Путиным на саммите Большой двадцатки в Гамбурге продемонстрировал желание договариваться. Весь вопрос — в предмете торга.

К тому же, президент Трамп продемонстрировал умение «лавирования» в угоду требованиям момента и политического большинства. В вопросе санкций против РФ, Ирана и Северной Кореи Администрация занимала довольно мягкую позицию, однако в итоге Трамп подписал закон о санкциях, согласно которым президент не имеет права отменить их без согласия Конгресса.

Так же, как и в сирийском вопросе — обстреле территории Сирии с последующим поиском договоренностей по конфликту с руководством России — Трамп после подписания закона о санкциях заявил, что и без того не лучшие отношения с РФ испорчены по воле Конгресса.

Кстати, критика Трампа за выход США из договора о Транстихоокеанском партнерстве, а затем и из Парижского соглашения по климату может быть нивелирована единственным аргументом: они не выгодны США, поскольку требуют грандиозных капиталовложений и ничего не принесут взамен.

Во главе угла — прагматизм

С первых дней президентства Трамп обозначил возврат внешней политики США от бессмысленных трат во имя поддержания мирового порядка в сторону прагматизма. Внешняя политика любого государства — это лишь инструмент для укрепления могущества (на том уровне, который позволяют ресурсы игрока), только за пределами государственных границ.

За время президентства Трампу удалось решить несколько важных экономических вопросов. К примеру, заставить Китай согласиться на импорт американской говядины (чувствительная тема, не решавшаяся со времен Дэн Сяопина).

Одновременно изменилась политика США в отношении НАТО и стран Восточной Европы, в том числе и Украины. «Молодым демократиям» теперь помогают советами и напутствиями, но — не деньгами.

Украина, считавшаяся «государством под внешним (американским) управлением» во времена Обамы, стала объектом для активных нападок со стороны США: Трамп устроил более чем прохладную и формальную встречу с президентом Петром Порошенко в Вашингтоне (июнь 2017-го), далее обвинил Украину во вмешательстве в президентские выборы в США в 2016 году, а американские эксперты заговорили о поставках украинских ракетных двигателей для нужд военного комплекса КНДР. Похоже, что Украина интересна Трампу исключительно как территория возможного противостояния с Россией либо как разменная карта в «большой сделке» с РФ.

Союзников по НАТО Трамп заставил увеличить взносы на 4,3%, что тоже вызвало бурное недовольство. Также огромным разочарованием для участников закончился саммит «Инициативы трех морей» в Варшаве: Эстония, Литва, Латвия, Польша, Чехия, Словакия, Венгрия, Австрия, Румыния, Болгария, Словения и Хорватия ожидали от Трампа заявления о поддержки инициатив по созданию Восточноевропейского, или Малого, НАТО под эгидой США, но вместо этого Трамп пообещал лишь поддержку инфраструктурных проектов.

С экономическим могуществом у США складывается противоречивая ситуация. С одной стороны, пока доллар остается основной мировой валютой, а США — центром мировой эмиссии, опасаться дефолта или наращивания госдолга не стоит. С другой, провалы в политике ФРС во времена президентства Обамы угрожают стабильности экономики США и всего мира, поэтому новой угрозой является создание государствами, претендующими на региональное лидерство, альтернативных доллару систем расчета и межгосударственных финансовых организаций.

Правда, ответные меры России (в сотрудничестве с другими государствами — в первую очередь, с Китаем) могут также болезненно отразиться на американских интересах. Создание альтернативного Мирового банка, завершение строительства Никарагуанского канала как более рентабельной альтернативы Панамскому, банковские свопы в двойке «юань — рубль» и заявления о возможности отказа от доллара как от резервной валюты в России и Китае, активизация российского фактора в Южной Европе, а китайского в Африке — все это заставляет США делать довольно осторожные шаги в вопросе конфронтации с Россией.

Таким образом, сейчас можно говорить о том, что Трамп пытается (подчас достаточно успешно) справиться с вызовами и противоречиями, стоящими перед США и американским обществом. Очевидно, что в ближайшие полгода именно эти противоречия будут определять политику Белого дома и влиять на процессы в США.