Судебная реформа

Конфликт интересов: что не так с судебной реформой в Украине

06 апреля 2018 | 09:27

В конце марта 2018 года Общественный совет добропорядочности (ОСД) заявил о выходе из процесса квалификационного оценивания судей. В совете считают, что эта регламентная процедура превращается в «конвейер, единственная цель которого — сохранить судьям должности и отчитаться об „успешном завершении“ реформы». Такое утверждение основывается на том, что меньше, чем за год, Высшая квалификационная комиссия судей (ВККС) собирается переаттестовать более 5 тыс. судей, а 23 марта одна из коллегий комиссии за полтора часа провела собеседования с девятью судьями.

В совете считают, что ВККС устраивает судьям «псевдопроверку профессионального уровня и добропорядочности», нарушая закон и Конституцию, а также «дала зеленый свет» всем судьям, которые принимали решения против участников Революции достоинства. Поэтому Общественный совет добропорядочности и заявил о выходе из процесса квалификационного оценивания судей.

Собственно, сам конфликт назревал давно.

Необходимо отметить, что обе конфликтующие институции (и совет добропорядочности, и высшая квалификационная комиссия) являются важными элементами системы комплектования судейского корпуса, которая формируется после недавнего изменения Конституции в вопросах судоустройства.
Теперь парламент исключен из процесса назначения судей. Это должны решать профессионалы в лице членов ВККС и при учете мнения «общественной совести» (ОСД).

В задачи ВККС входит выбор кандидатов на должность судьи из юристов, которые могут претендовать на это место, учить будущих судей, проводить те или иные конкурсы в судебные органы. В соответствии с новым законодательством любые кадровые ротации судей теперь проходят только через конкурс. После его проведения ВККС дает рекомендацию Высшему совету правосудия (ВСП) принять решение относительно того или иного судьи либо кандидата на должность судьи. ВСП принимает такое решение, и оно окончательное, но формализуется указом президента Украины.

При этом, если в ОСД не согласны с решением кадрового вопроса ВККС, то в последнем органе это решение должны подтвердить 11 членов из 16-ти, что теоретически обеспечивает влияние «общественников» на кадровые решения в судах. Но на практике система «засбоила» уже на самых первых этапах.

Меньше, чем за год, Высшая квалификационная комиссия судей (ВККС) собирается переаттестовать более 5 тыс. судей
Меньше, чем за год, Высшая квалификационная комиссия судей (ВККС) собирается переаттестовать более 5 тыс. судей

Суть конфликта

В самом начале совместной работы стало ясно, что ВККС упорно игнорирует решения ОСД. Например, Общественный совет добропорядочности сформировал 134 вывода во время анализа кандидатов в Верховный суд Украины.

По мнению «общественников», каждый третий кандидат не соответствовал критериям добропорядочности и профессиональной этики. При этом, методология подобного оценивания, по заявлению ОСД, опирается на так называемые Бангалорские принципы как основу для своих решений. В частности, ОСД выделила шесть критериев поведения судей — независимость, беспристрастность, честность и неподкупность, соблюдение этических норм, равенство, компетентность и исполнительность. Каждый критерий содержит ряд индикаторов, по которым ОСД оценивает добродетельность судей. Так, среди основных индикаторов критерия «независимость» — поддержка законов «16 января», посещение РФ и временно оккупированных территорий, получение наградного оружия, связи с политиками и др.

Однако для юристов из ВККС все это — пустые слова, не имеющие отношения к реальным вопросам. И после выхода ОСД из процесса ситуация продолжает напоминать разговор глухого с немым. В частности, судья Конституционного суда В. Городовенко в интервью выразил мнение, что демарш ОСД — это попытка «сорвать судебную реформу», а также «удар по имиджу Украины». При этом, он не упомянул игнорирование мнения ОСД, а также многочисленные факты назначения судей (в том числе и в Верховный суд), несмотря на решительные протесты ОСД.

Фактически, вопреки всем заявлениям, в ОСД изначально усматривали «фасадный» институт, созданный для того, чтобы судебная реформа понравилась «активистам» внутри страны, а также «западным партнерам» за ее пределами. Вот только самих членов ОСД об этом не уведомили, и они восприняли свою деятельность более чем серьезно.

В итоге, ОСД становится для ВККС надоедливой докукой, которая носится с какими-то непонятными критериями, далекими от традиционного судейского восприятия, и пытается затормозить или сорвать аттестацию судей.

В свою очередь, ВККС для ОСД — питомник ретроградов и покровителей коррупционеров, пытающихся превратить судебную реформу в фарс, а утверждение судей поставить на конвейер.

Общественный совет добропорядочности вынес 134 вывода во время анализа кандидатов в Верховный суд Украины
Общественный совет добропорядочности вынес 134 вывода во время анализа кандидатов в Верховный суд Украины

Еще одна реформа «по-украински»

Когда судебная реформа еще только утверждалась, звучало много победных реляций о «приближении Украины к европейским традициям правового устройства», что якобы выражалось в утверждении независимости судебной власти в стране. Если ранее в утверждениях судей участвовал парламент, то теперь эту функцию принимает на себя президент, хотя она и провозглашается «чисто церемониальной».

Однако подобное применение европейской практики к украинским реалиям несет в себе и определенные риски. В частности, усиление роли судей (как действующих, так и отставных) в формировании судейского корпуса может в условиях Украины окончательно закрепить превращение этой категории правовиков в закрытую социальную касту, где одни судьи будут утверждать других. Что тем более опасно, если вспомнить традиции социальных связей в судейской среде, где каждый друг другу если не сын или зять, то точно кум.

Теоретически ситуацию должны были балансировать «общественники» из ОСД. Они должны были проверять потенциальных судей на нравственность, а квалификационная комиссия — на профессионализм. Но реально комиссия решает задачи своего судейского клана, проводя на должности «нужных» людей, а «общественники» сотрясают воздух, и, в конечном счете, просто блокируют процесс.

Нельзя сказать, что судейская реформа провалена. Есть и положительные примеры ее реализации, и здесь необходимо вспомнить ситуацию с обновленным Конституционным судом (КС), который в последнее время показывает неплохие примеры эффективной работы.

Под руководством С. Шевчука он наконец начал решать серьезные вопросы. Было принято решение о неконституционности легендарного закона о языках «Кивалова-Колесниченко». Кроме того, неконституционным было признано положение об обложении налогом пенсий. Последнее очень важно, ведь здесь КС не побоялся выступить против позиции правительства, которое, собственно, это налогообложение и вводило. Подобные действия обновленного КС контрастируют с предыдущими составами данного органа, которые безмолвно соглашались, например, на расширение полномочий Януковича.

Кстати, показательно, что утверждение Шевчука председателем КС не вызвало нареканий со стороны ОСД. Более того, в данном случае «общественники» поддержали назначение. Член ОСД М. Жернаков, в частности, назвал Шевчука «примером судьи с новым мышлением, что он неоднократно доказывал собственной позицией, когда публично выступал или писал отдельные мысли по важным вопросам, которые рассматривал КС».

То есть, в принципе, сотрудничество судей и ОСД возможно и даже, пожалуй, полезно в кадровых вопросах. Ведь в данном случае мнение профессионалов и «общественников» совпало и обеспечило в результате повышение эффективности важного государственного органа.

Правда, в этом случае, когда суд начинает демонстрировать действительно независимую позицию, он начинает входить в конфликт с исполнительной властью, которая привыкла оперировать властью судебной как собственным придатком. Очевидно, в Администрации президента, где, по сути, и были заложены основания судебной реформы, заинтересованы в том, чтобы судьи оставались зависимыми от них, чтобы «общественники» выполняли функции «красивой вывески» для западных партнеров и собственных граждан, а также «церберов» для судей. Чтобы они находились в положении постоянного конфликта и, следовательно, оставались зависимыми.