Россия для грустных

Российский студент получил срок за экстремизм из-за дипломной работы об экстремизме

12 февраля 2018 | 19:27

В России студента Александра Крузе из Старого Оскола Белгородской области приговорили к 2,5 годам колонии-поселения за четыре репоста в социальной сети «ВКонтакте», которые сочли экстремистскими и которые он сделал в рамках дипломной работы по изучению экстремизма.

Об этом сообщает TJournal.

По словам самого Крузе, он опубликовал репосты, чтобы провести соцопрос для написания дипломной работы; до недавнего времени он учился на пятом курсе юридического факультета Воронежского экономико-правового института по направлению «уголовное право».

Перед этим он уходил в академический отпуск, чтобы служить в армии, а весной 2018 года он должен был защищать диплом на тему «Экстремизм в современных условиях: международные аспекты противодействия».

По данным СМИ, Крузе везде был «на хорошем счету», работал на кондитерской фабрике и стройке.

Сам студент рассказал, что принципиально выбрал тему экстремизма для диплома.

«Еще на первом курсе преподаватели проводили беседу о будущих дипломных работах, где акцент ставился на то, что студенты многие темы обходят стороной, так как необходимо проводить долгосрочные исследования. В пример привели экстремизм. Ну вот я и решил взять его „в разработку“», — рассказал он.

11 июля 2017 года в квартиру к студенту пришли сотрудники ФСБ. По словам студента, он сначала не понял, что произошло. Когда его привезли в управление ФСБ и начали допрашивать, ему говорили, что он «нацист, экстремист» и все это якобы видно по его странице во «ВКонтакте».

«Спрашивали про ненависть к коммунистам, евреям, кавказцам, неграм. Я даже сбился со счета, в какой именно ненависти меня подозревают. Мне казалось, я сплю. Говорили о репостах. Я объяснял, что, во-первых, веду научную работу, во-вторых, все, что я репостил, есть на просторах интернета и не запрещено до сих пор. То есть все обвинения в мой адрес — это бред какой-то. А потом я вспомнил, что читал, как у нас, в Старом Осколе, уже был один такой случай — парня посадили за репост. И тут уже я окончательно проснулся», — рассказал Крузе.

Отец студента Александр рассказал, что в день обыска сотрудники ФСБ «пытались найти хоть какую-то улику» в доказательство того, что молодой человек — экстремист. Силовики изъяли системный блок, который приобщили к материалам дела как орудие преступления.

В конце июля 2017 года против юноши возбудили дело по ст. 282 УК РФ (возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства). Он узнал об этом только 27 августа.

«Когда я спросил в местном подразделении СК, почему меня не поставили в известность, там ответили: первый следователь не хотел с моей историей связываться. Потому месяц искали нового, того, кто возьмется. В итоге мое дело вел самый молодой сотрудник, и оно у него было первое», — отметил студент.

28 декабря стало известно, что Крузе приговорили к 2,5 годам колонии-поселения. Его признали виновным по ст. 282, к которой добавили ч. 2 ст. 280 УК (публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности).

В качестве дополнительного наказания Крузе на 1,5 года запретили пользоваться интернетом. Исключение — право на поиск и получение информации. Семья подала апелляцию на решение Старооскольского городского суда. Ее рассмотрят 12 февраля.

Эксперты нашли в четырех репостах лингвистические и психологические признаки возбуждения ненависти и вражды к разным группам — коммунистам, евреям, уроженцам Кавказа и Средней Азии, а также призывы к насильственным действиям против власти.

«Следователи не обращали внимания, что у меня на странице было много материала, несовместимого с нацизмом, — например, загружен джаз 30-х годов, который исполняли чернокожие музыканты (что априори исключает наличие расистских взглядов). Были и репосты статей о том, что творили нацисты в 40-х годах, в том числе по отношению к евреям. Но это не было приобщено к уголовному делу. Даже факт написания мною диплома на тему экстремизма туда не вошел. Когда я делал пометки в конце протоколов допроса о дипломе, следователь сразу их переделывал. Мне он сказал: „Про диплом тут писать не надо, потом на суде расскажешь“», — отметил Крузе.